Бешеный хомяк

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Бешеный хомякПерейти на страницу: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »


Вчера — среда, 19 сентября 2018 г.
Тест: Разделяя тепло [сборник] Джузо Сузуя BTS - Don't leave me. Томно... Пандуся Сюся 22:06:54
­Тест: Разделяя тепло [сборник]
Джузо Сузуя


­­

BTS - Don't leave me.

Томно потягиваешься всем телом, стряхивая со стрельчатых ресниц тонкую паутину недосказанных снов и расправляя примявшиеся за время пребывания в гостях у властного Морфея мысли. С прохладным шелестом голубоватой ночной рубашки вынужденно вытекаешь из омута постели, из которой тебя вытащили настойчивые стуки в дверь, напоминающие какую-то причудливую композицию. Взмахом тонких, но сильных рук отодвигаешь в сторону гобеленовые шторы, опрокидывая на себя серебрянный свет луны. Заглядываешь в окно, пытаясь настороженно разглядеть сквозь тёмное, словно полотно, заляпанное чёрно-синими красками художника небо, которое переплетением змеек в виде небольших туманных завитков закрывало обзор на многие вещи. Даже фонари с медовым и рябиновым светом оказались за молочным занавесом. Тяжело вздыхаешь, не замечая за беззвёздным сапфиром ночи незваного гостя. Ноги предательски подкашиваются от неизвестности и богатого воображения. "Ты же следователь, (Твоё имя), так возьми себя в руки!", - твердишь ты себе, остервенело сжимая кулаки так, что боль притупляет на время страх. Руки, тянущиеся к дверной ручке, трясутся так, будто тебя настиг первобытный ужас. Несмело отворяешь дверь, сжимая в одной ладони заранее припрятанный чемодан с куинке, что по удачным обстоятельством оказался почти под рукой. Паника рассеивается, как крупицы песка от дуновения ветра, - дыхания природы, - стоит тебе заметить парня с внешним видом школьника, который легко балансировал на перилах лестницы, совершая на ней акробатические переворты, как профессиональный циркач, и стоял на руках. Ты узнала своего проблемного коллегу по знаменитым красным тапочкам, чей шлепок по прохладному кафелю вызывал у всех следователей синхронный удручённый вздох.
- Дооообрый вечер, (Твоё имя)-чан! - нараспев, растягивая тонким, не сломанным голосом протянул Джузо, по-прежнему стоя вверх ногами и невозмутимо разглядывая твоё растерянное лицо своими огромными кукольными глазами цвета свежей вишни, обласканной собственным кровавым соком.
- Эмм... Здравствуй, Джузо, - неловко прошелестела ты сиплым голосом, виновато спрятав чемодан за спину, что успел заметить Сузуя.
- Ты что, приняла меня за гуля? - озадаченно поинтересовался юноша, приняв обычное положение на ногах, и внезапно повеселел. - Глупая (Твоё имя)-чан! У меня же нет кагуне, - он нагнулся так, что его белёсая макушка торчала между широко расставленных ног, и задвигал бёдрами, демонстрируя отсутствие бикаку на копчике.
Ты закатила глаза на его детскую глупость и не менее лишённые зрелости дразнения, хотя злости на этого непосредственного человека совсем не было - ты ведь знала о его прошлом.
- Наша жизнь полна опасностей. Никто не знает, кто будет стоять за нашей дверью через несколько минут - близкий друг или кровожадный гуль в лице заблудшего мальчика, который разделается с тобой в доме. Нам, следователям, нужно быть всегда настороже, - решила позанудничать ты, на что альбинос склонил голову набок, изображая застывшими глазами воображаемое кипение мозга и нарастающую скуку от очередных лекций, которых целая гора Эверест в CCG.
- Ты говоришь прямо как Шинохара-сан, - недовольно забрюзжал юноша, закинув руки за голову. - Мне нечего бояться. Даже если гуль ранит меня, я всё равно не почувствую боль. И перед тем, как он успеет только замахнуться на меня, я нашинкую его, как овощной салат, - его зрачки расширились от накатывающего возбуждения, а на белых губах заиграла озорная улыбка, не свойственная кровожадному маньяку, каким его считали все без исключения в отделе по борьбы с гулями.
Тебя неосознанно пробрал ледяной озноб, но ты упорно напрягала мускулы, чтобы не выдать переполох в душе. Улыбка не стёрлась с лика Сузуи, но пронзительные глаза, научившиеся с животным мастерством проникать вглубь, разрушая доспехи кожи, и видеть главное ядро переживаний, а не внешнюю оболочку. Он умел заглядывать в мякоть плода, не разрезая кожуру. Драгоценные рубины его глаз, сверкающие во тьме, как два звериных глаза, не выразили ничего, но поняли гораздо больше, чем им предлагали.
- Что ты тут делаешь? - решилась подать ты голос в робкой манере, чтобы разрушить над вами нависшее напряжение с плотным воздухом. - Гуляешь?
- Что-то вроде того, - уклончиво отвечает Джузо, многозначительно отводя взгляд. - Гуляю от полицейских. Я украл деньги у одного парня, а они заметили это и погнались за мной.
- Зачем ты начал опять воровать? - ты осуждающе покачала головой.
- Шинохара-сан мало платит мне, а пончики слишком быстро кончаются. Понятная система? - скучающе протянул альбинос, пожав плечами, будто повторно объясняя лекцию своему недалёкому ученику.
- Вполне, - ты кивнула, картинно закатив глаза, и терпеливо задала последний вопрос: - А ко мне ты пришёл просто потому, что мимо проходил?
- Нет, - Джузо закинул руки за голову и непринуждённо добавил: - Я пришёл скрыться у тебя. Впустишь?
- Ч-что? - у тебя дёрнулся от удивления глаз, но, моргнув им пару раз, ты сумела отринуть короткое оцепенение. - Хочешь, чтобы и у меня были проблемы?
- Не будь такой трусливой, (Твоё имя)-чан, иначе тебя уволят, - подразнил Сузуя, назидательно помахав возле твоего лица указательным пальцем. - Я бы, может, и спрятался в другом месте, но твой дом оказался ближе всего. Если кто-то заметит нас, я разберусь со свидетелями. Так впустишь теперь? - безотносительная улыбка - свет ноябрьского солнца - еле заметными бликами скользит по красному льду глаз. Чистый, младенческий жест, от которого твоё сердце жалостливо сжимается, отрекаясь от возможности попасть в беду.
- Так и быть, - удручённо вздыхаешь, впуская внутрь нахального гостя, который тут же измеряет своими алыми тапочками новую территорию, и заранее ставишь свои условия: - Но только до тех пор, пока не уляжется шумиха, ясно? Я не люблю, когда нарушают моё уединение.
- Да понял я, понял, - пренебрежительно отмахнулся Сузуя, махнув рукой так, словно отгоняя от уха надоедливую мошку. - У тебя есть что-нибудь сладкое?
- Нет, - ты властно запираешь дверь холодильника, в который по-хозяйски сунулся любопытный юноша, что озадаченно захлопал большими глазами от твоей грубости. - Не вольничай тут особо, ты ведь не в своём доме. Я пойду в свою комнату, отдохну, а ты ничего не трогай и предупреди меня, когда соберёшься уйти.
Беловолосый ничего не ответил, а лишь посмотрел в окно, где начали сгущаться злыми псами тучи, изрыгающие гром и пучки ослепительных, как вспышка, молний. Берега души Джузо изрыты оспинами соли и снега, обвиты вересковыми пустошами, и сейчас он падает в них куда глубже - и здесь ему оказались не рады. Первый приют, первая человеческая помощь и всё же неотступная отрешённость даже в благих делах - он для всех дикий зверь, что рыщет в поисках пищи и резни. Но никто не заглядывает сквозь его пугающую гримасу, где ранимый и одинокий волк бредёт в поисках живого щита, что отгородит его от неприязни окружающих, от враждебности мира, от Мамы, что оставляла на нём только шрамы. И вроде бы это привычно: шептать шипением допотопных радио-приёмников, забатых под океаном, самому себе, и голосами брошенных и сброшенных в этот мрачный Токио, вынужденных изо дня в день месить ногами и руками воглый воздух. Иногда ему кажется, что у него вместо сердца - сердечник свинцовой пули, а мысли - это маслянистая плёнка нефти, упавшая на воду с вершины небоскрёба. А душа всё равно тянется к свету, желая выбраться из одинокой мглы, но на его призыв никто не откликается, хотя надежда, направленная почему-то на тебя, - единственной проявившей толику доброты, - почему-то ещё живёт внутри и трезвонит резвыми колокольчиками, мечтая найти достойный отклик.
Сузуя неосознанно заходит в твою комнату и натыкается на заснувшую девушку, что умиротворённо свернулась калачиком. Он усаживается на холодный пол, не чувствуя дискомфорт, - спать около сомнительных мусорных баков с прокисшими отходами и за подворотнями, где постоянно мелькают лужи самых разных происхождений и рёв изголодавшихся собак, пока его не взяли в CCG, уже привычно, - и смотрит совинными глазами на твою персону. Джузо никогда не видел ничего особенного в людях: что женщина, что мужчина - все они одинаковы, все они прогнили до костей. Почему он должен проявлять милосердие к тем, кто отличается от других хрупкостью, а вторые - смелостью? Внутренности у них всё равно смердят, как разлагающиеся трупы, поэтому он не видел разницы ни в ком. Но почему-то твой сон ему не хочется тревожить - мирное сопение, как живая вода, взаимно убаюкивали колыбелью. Чувствуя на себе чей-то прожигающий взгляд, просыпаешься, устремляя ошеломлённый взор на невозмутимого Джузо, который даже не шелохнулся и не ощутил за собой вину.
- Давно ты тут? - алоглазый непринуждённо пожимает плечами; он не видит в своём пристальном наблюдении ничего зазорного - за ним ведь тоже неотрывно и одержимо следили, когда он расчленял на арене своих жертв, а он не хотел этого. Не хотел ровно три дня, пока преследовали кошмары. Он мечтал снять с себя эти липкие взгляды, которые проникали под слой одежды, сдирали эпидермис и шарились в его органах своими ледяными, как лезвие секиры, толстыми пальцами. А они всё равно смотрели - и теперь смотрит и он, считая это естественным занятием, которое практикует стадо. - Ты знаешь, что выглядишь сейчас, как настоящий маньяк? - хмуро спрашиваешь ты, больше ставя его перед фактом, чем перед требованием ответа.
- Многие так говорят, - очередное пожимание плечами и безразличный, непоколебимый тон.
Ты поёжилась от его баритона, желая избавиться от общества странного парня. Дождь, швыряющий капли в стекло, дал о себе знать проникающей под самую кожу безысходностью. Выгнать его средь процветающего ливня было бы безжалостно; немалодушность, жгущая душу, схватила тебя в свои крепкие фиксаторы, из которых было невозможно выдернуть руку - всё равно что уже глубоко увязнуть в болотной трясине и запоздало попытаться вытянуть уже внутри могильного холода омертвевшую конечность. Пришлось проявить нежеланное милосердие к Сузуе.
- Можешь остаться на ночь, - выдохнула ты так, будто с неопытности объявила о смертной казни.
Джузо принял это, как нечто обыденное, должное, хотя где-то внутри зашевелилось нечто приятное, похожее на... смутную благодарность. Он не знал, как правильно выразить её, поэтому продолжил покорно сидеть на месте, нагревая телом будущее ложе, что вызвало у тебя недоумение.
- Почему ты не идёшь спать? Диван в гостиной, - напомнила ты, вопросительно взметнув брови.
- Мне и тут неплохо, - он выдавил из себя беззаботную улыбку, сев по-турецки с видом опытного медитатора.
- Ты странный, - всё, что удалось тебе выдохнуть в полной темноте, и почему-то на этой мысли сердце напомнило о его прошлом, о котором и не стоило забывать.
- Каждый день это слышу, - в ответ прилетает всё то же легкомысленное, но кажется, что в нотках звенит крохотным комариком нечто печальное, как похоронный марш - вот только ты не знала, кого сейчас за своей будничной улыбкой хоронит Джузо: не то обрывки прошлого, похожие на бездонные ямы без конца и края, не то недоброжелательное настоящее, не то туманное будущее, которое никогда не поворачивалось к нему определённостью.
Несколько секунд ты лежишь в гробовой тишине, изредка шурша одеялом; боязливо, потому что Сузуя следит за каждым твоим движением, как кот за полётом слепой в своей радости свободе бабочки, и мысленно о чём-то вымученно просит, умоляет. Он сидит неподвижно, точно старинная статуя, покрытая пылью прошедших веков, но всё ещё стойкая и упрямая в своём желании познавать современные времена, как бы её ни пытались срубить под корень. И эта ассоциация, прочно засевшая в голове, бьёт крупным молотком по черепной коробке; есть в ней что-то до горечи правдивое и от того неприятное - истина всегда болезненно резала глаза и щипала горло. Его тоже, как нечто чуждое и неправильное в этом не менее неправильном мире, пытаются свергнуть, чтобы избавиться от мимолётного страха, который всё равно будет вечно расти, как сорняки, которые фальшиво притихли в своём цветении, стоило их сорвать - они каждый раз возвращаются и визуально их становится всё больше. А он всё равно стоит на месте, храня раны и шрамы под внутренней оболочкой, и пытается жить. И никто не замечает, что сорняк гораздо выносливей обычных, изнеженных ромашек.
- На полу холодно сидеть, простудишься. Можешь прилечь ко мне, - идёшь ты на компромисс с видом неизбежности, хотя в душе понимаешь, что ты хочешь этого - близости с ним и взаимного доверия. Он ведь на самом деле ещё ребёнок. Не проблемный, а по-своему особенный, к которому нужен подход. Метод одного-единственног­о пряника, потому что кнут сделал с ним то, что есть сейчас.
Джузо без колебаний поднимается с насиженного места, точно всё время ожидая от тебя подобного приглашения, и доверчиво занимает свободное место. Но перед этим он беззастенчиво распахивает рубашку, во внутренних карманах которой спрятана целая коллекция опасных ножей-бикаку, что сверкнули свинцовым блеском при непродолжительном лунном свете. Напряжённо сглатываешь ком.
- Ты всегда таскаешь с собой оружие? - осторожно задаёшь вопрос, внимательно следя за тем, как он со звяком опускает по очереди ножи на пол.
- Случаи бывают разные, - парень ловко уклоняется от прямого ответа, не обременяя тебя лишними подробностями своих хобби, и начинает застёгивать пуговицы рубашки, как только последний ледяной ножик бесшумно падает на коврик, который Джейсон запоздало заметил.
"Что ж, с его стороны это ещё можно считать проявлением джентльменских качеств", - оправдала ты юношу, который всё же удосужился из вежливости не пугать свою соседку опасными игрушками, однако манеры были забыты в случае тапочек, с которыми он заполз на постель.
- Без обуви, пожалуйста, - строго сказала ты, направив обе руки с раскрытыми ладонями и оттопыренными пальцами в его сторону, как стоп-сигнал, как красный цвет светофора.
- Может, ещё галстук надеть? - поясничает Сузуя, показывая высунутый наружу розоватый язык, невольно вспоминая о крикливом Амоне, который пытался научить его правильно одеваться. Ты фыркаешь на его слова, ничего не говоря, но и не отрывая укоризненного взгляда с его тапочек, свисающих с пятки. Альбинос неохотно стягивает их со ступней, а ты чувствуешь себя его матерью, которая отчитывает непослушного ребёнка за невинную забаву.
Освободившись от своих обязанностей, парень укладывается напротив тебя, лицом к лицу. Дыхание шелестом травинок нарушает зависшую над вами тишину, сложившую свои крылья. Сузуя от чего-то вспоминает, как Мама изредка ложилась рядом с ним на бедный матрас, который впитал в себя свежую кровь после её пыток и разил теперь только кисловатым потом, и начинала рассказывать о животных, о жирафе, которого он запомнил среди всех, потому что это - самое пятнистое животное во всём мире. Мама так красочно описывала его, что он упрямо засел в голове Джузо и с тех пор тот мечтал изрисовать весь свой альбом этим зверем. И бросить смятые временем рисунки на её обезображенный труп - потому что это его работа. Джузо начинает мелко дрожать от представлений будущего, бледнеть пуще прежнего, и это напоминает тряску бездомных людей, оказавшихся без крова в морозную ночь. Ты решаешься пойти на первый шаг, вынуждая птицу-безмолвицу снова улететь прочь:
- Согреть? - зачем-то вырывается у тебя, хотя ты точно проконтролировала, что твой рассудок родил именно другие вопросы, но не такие интимные. И всё же игральный кубик брошен, комбинация готова и обратного хода нет - придётся идти напрямую, как бы стыд не разрывал изнутри.
- Ты не очень тянешь на батарею, - отшучивается Сузуя, скептично приняв твой настрой.
Должно быть, это отличный момент для отступления, который он сам тебе позволил. Но приоткрытое окно, сквозь которое просачивался ветер, изменил судьбу на свой лад; потрепал складки свободной и обычно расстёгнутой до ключиц рубашки Джузо, обнажив белые полоски на коже оттенка крема-безе. Плоть на их местах будто сморщилась и покрылась трещинами, как увядший цветок, и ты замираешь от этого зрелища, когда догадки, петля за петлёй, начинают бить мозг электрическими импульсами. Шинохара говорил об этом, но почему-то сейчас, столкнувшись со шрамами прошлого наяву, эмпатические инстинкты возросли, веря развернувшейся картине. А лучше бы всё это было чьими-то жестокими слухами... Теми же сплетнями завистливого Сейдо, что вечно препирался с оппонентом, у которого волосы были под цвет белоснежных лилий. Но правда, как уже было замечено, почти всегда отравлена горьким ядом, что медленно уничтожал или пробуждал милосердие к тому, кто был им заражён.
Без лишних слов придвигаешься к Джузо, робко притягивая его к себе. Вы оба ошашело смотрите друг другу в глаза, в которых читается обоюдное удивление и частичка сопротивления. Его зрачки, и без того обычно широкие, становятся ещё больше - два беззвёдных колодца без дна. Но ты вытягиваешь из них пару утонувших звёзд, когда накрываешь его ладонь своей. Тепло проникает слабыми толчками, разогревая чужую плоть, покрытую изнутри коркой льда. Тебе даже кажется, что ты слышишь треск поверхности, осыпающейся к ногам неприступного Джузо, и он быстро тает, как маленькая льдинка на солнцепёке.
- Вот так согреваются обычные люди, - скромно поясняешь ты, вжимая голову в воротник ночнушки, чтобы его проницательные глаза не заметили постыдный румянец на твоих щеках.
- Как коты, - замечает бесцветным голосом Джейсон, вспоминая о том, что все убийства животных буднично складывали на него. Будто так и должно быть. Будто мир играет по законному сценарию, где его должны презирать и ненавидеть за несовершённые преступления. Джузо интересно, как ты отреагируешь на эту ассоциацию: искривишься, нервно засмеёшься, посмотришь на него с отвращением, указывая на него дрогнувшим пальцем, или без лишних нотаций выгонишь его из своего дома, бросая припадочно в след "Убийца!". Он ведь так привык к этому. По его мнению, так делают все нормальные люди. Он однозначно не относится к нормальным.
- Наверное, - бездумно отвечаешь ты, по классике жанра для Джузо вспоминая о том, что его обвиняли в убийствах невинных животных. Напряжение растёт, сворачиваясь тугим комком в горле и в груди. И всё же часть тебя не принимала сплетни за достоверность - он всегда был лёгкой мишенью для впечатлительных следователей, а ты зачастую замечала его апатичный взгляд на них и сдержанную приверженность к живностям; он часто проводил время в зоопарке, рисуя зверей, и спокойно приглаживал бездомную кошку, находя её крайне милой - ты видела это по его воодушевлённой улыбке, а с таким трогательным выражением лика невозможно было спокойно вершить страшный Суд над живыми существами. - Я люблю кошек. А ты?
- Они интересные, забавные и у них приятная на ощупь шёрстка. Хотя Шинохара-сан говорит, что после них постоянно нужно мыть руки, но меня и так всё устраивает, - задумчиво протягивает Сузуя, замерев; то, что ты не напоминаешь о его деяниях, смущает его, он чувствует некий подвох - с его жизни не может быть всё так сказочно, кто-нибудь обязательно кинет в его Эдемский сад булыжник величиной с его грехи, которые он вовсе и не совершал. Джузо зачем-то добавляет, чтобы отвадить от тебя возможные подозрения, хотя ранее ему казалось, что он безразличен к твоему мнению: - Я никогда не убивал их.
- Я знаю, Джузо, - ласково шепчешь ты, понимая глубинное содержимое фразы, которое он пытался донести до тебя отчаянным криком, который так и не сорвался с уст. Джейсон научился справляться со своими истериками и выражать мысли адекватно. Но многие этого не замечают. - Знаю, - повторила ты, машинально придвинувшись к нему ещё ближе.
Невидимая нить растущей привязанности захватила тебя совершенно неожиданно; она будто связала вас, норовя сделать единое целое, и ты тянулась к нему по её велению. Тебе казалось, что бояться больше нечего. Ты верила ему и хотела, чтобы он верил тебе. Так странно ощущать спустя минуту настороженности к человеку, вокруг которого крутились тёмные интриги, необъяснимую жажду защитить его от всего мира. Потому что он ни в чём не виноват, а ты, уважающая справедливость, была готова отстоять его честь. И позволить ему стать твоим океаном, в который ты сможешь войти дважды. Нет, ещё много-много раз. Потому что его бескрайность оказалась на вкус не солёной, а сладкой.
Вздрагиваешь, когда окно захлопывается из-за ветра и рефлекторно жмёшься к парню, который случайно впускает тебя в свои объятия. Альбинос впервые сталкивается с тем, что ему позволяют прижаться ответно. Впрочем, распускать руки в присутствии мамы он так и не решался - он просто не возражал, когда она обнимала его.
- Ты слишком труслива для работы следователем, (Твоё имя)-чан. Может, тебе и правда стоит уволиться? - со смешком подметил Джузо, но почему-то в его злой шутке вовсе не было злости, ехидства или издёвки; всего лишь простое, вполне естественное замечание, которое с его уст не кололо веки и не вызывало желание защитить себя от справедливых упрёков.
- Ну, спасибо за откровенность, - с наигранной обиженностью в тоне произносишь ты, отгораживаясь от его прямолинейности сарказмом. - А плюсы во мне хоть есть? - чисто для интереса спрашивает твоя персона, не ожидая получить в ответ что-то серьёзное, но жизнь любит преподносить свои сюрпризы.
- Ты тёплая, - безмятежно шепчет в пустоту Джузо. Не тебе, а именно комнате, похожей в темноте на целый космос без планет и метеоров. И говорит это себе, потому что это по каким-то причинам радует его. - Как Мама.
Обычно, когда он упоминал в разговоре Биг Мадам, его глаза бешено округлялись, а на губах появлялся дикий оскал - лицо застывало в подобной маске и не дёргалось, пока кто-нибудь не переводил тему. Ты не отстраняешься от него, что первым делом нарисовалась в инстинктах самосохранения, а наоборот тянешься. Глупо верить розовым сказкам и добрым мультфильмам, где зло благодаря объятиям и чужому биению сердца становится ещё одним столпом света, что проясняет небо и дарит радугу в мрачные дожди. Но сейчас в них больше всего хочется наивно верить, поэтому ты отчаянно прижимаешь к своему сердцу макушку Сузуи, которую ласково гладишь. Он молчит, хотя помнит, что хотел что-то сказать. А затем всё это утихает вместе с его зашкаливающим пульсом, который заходился недобрым возбуждением при упоминании матери, которая оставляла только шрамы. Ты не сделаешь так, он знает, он верит, он надеется. Поэтому покорно обмякает в чужих руках и утыкается носом в твоё разгорячённое плечо, не обвивая руками в ответ твоё тело - ему слишком непривычно, хотя хочется, где-то там, в глубине, где спит что-то человеческое, мечтающее уже давно смахнуть со своих пышных ресниц недобрую тяжесть снов.
- Знаешь, если тебе будет одиноко или грустно, можешь заходить ко мне почаще, - прерываешь ты тишину, желая окончательно приручить раненного зверя.
Джейсон всё ещё пребывает в вязком безмолвии, которое затягивает, как первые романтические грёзы. Ему хорошо. Впервые хорошо настолько, что он не считает нужным говорить, потому что это кажется лишним. Тишина между вами создаёт особую атмосферу, в которой вы становитесь ближе.
- А деньги тому парню нужно всё-таки отдать.
- Зачем? - бормочет в твоё плечо юноша, опаляя горячим дыханием оголённую кожу; ты рвано выдыхаешь, ощущая себя так, будто ты вся изнутри плавишься. - Я уже придумал, на что потрачу их.
- И на что же? - чисто из любопытства вопрошает твоя персона, всё же готовясь решительно настоять на своём.
- Куплю нам по леденцу, у тебя же совсем нет сладостей, - с улыбкой проговаривает алоглазый, вводя тебя в благоприятный ступор; глаза сами по себе то открываются, то смыкаются, а уста растягиваются в польщённо-влюблённо­й улыбке.
Звучит совсем непосредственно, в его стиле, но ты видишь в этом что-то особенное, что неизбежно затягивает в свой омут. Можно ли это назвать доверием с его стороны? Или привязанностью? Заручиться расположением такого человека само по себе было сродни чуду. А с учётом того, что ты вдруг начала метаться в своих запутанных эмоций к нему, это обещало дорисовать портрет твоей полной психологии, в которую он ворвался и разрушил, как хлипкий конструктор. Пытаешься ещё несколько секунд бороться с двумя порывами: отказаться от этой безумно неправильной затеи, вернувшись в образ пай-девочки, и...
- Мне клубничный.
Вы оба улыбаетесь, как дети-сорванцы, ликующие от своей общей шкодливости, и прижимаетесь лбами к друг другу так, словно между вами хранится множество тайн и секретов, которые не будут никому не известны, кроме вас двоих. Если это поможет тебе исправить его и показать мир с лучшей стороны, то ты согласна быть немного сумасшедшей, и этот проступок только первая стадия. Чувствуешь, что чужие прохладные пальцы робко скользят паучками по твоей талии, укладываясь на плечи. Джузо своеобразно обнимает тебя, отдаваясь первому импульсу, вспоминая, как к нему проявляла теплоту и заботу Мама. Следующим рассказом он по-своему впускает тебя в свой внутренний мир, помогая разбирать его по кусочкам и складывать с твоей помощью новую мозаику:
- А ты знаешь, что жираф - самое пятное животное в мире?
- Нет, - подыгрываешь ты ему, по-детски улыбаясь. - Расскажи мне побольше о нём...


Как много о любви сказали люди -
О страсти, что сжигает плоть дотла,
О нежности, что по утрам разбудит,
О страхе обрести, но потерять.

Как много, как же бесконечно много
Тех слов, что все устали повторять.
Но как же мало сердца между строчек,
Которого, увы, не всем понять.

Лишь ту любовь мы можем назвать чувством,
Что не пылает, как в ночи костёр,
Не измеряется вдруг глубиной безумства.
Любовь - это душевный разговор.

Когда не нужно слов, не нужно красок,
Не нужно всяких бесполезных дел.
Любовь души - компания без масок -
Без обещаний, клятв, амурных стрел.


­­

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-487.html

Категории: Токийский гуль
Прoкoммeнтировaть
Тест: Отношение персонажей к тебе в Until Dawn ( для девушек... Пандуся Сюся 20:08:37
­Тест: Отношение персонажей к тебе в Until Dawn ( для девушек)
Результат 3


Бывшая (Черты характера: весёлая, неуклюжая, странная).


Главные характеристики: остроумие, храбрость, честность (по убыванию). Самый низкий показатель: романтичность.

Ещё до смерти сестёр вы с Крисом были парой. Это вышло совершенно случайно и спонтанно, но вскоре ты всё равно поняла, что вы с ним не пара, хоть Кристофер был и против расставания с тобой. Во время пранка ты проводила время с Крисом и Джошом, поэтому сразу и не поняла, что произошло, но позже ты пришла в ужас и долго не могла принять случившееся, а спустя год долго не соглашалась приехать. Ты - девушка-загадка, хоть и выглядишь весёлой и неугомонной, но до конца ты раскрываешься мало кому, поэтому по-настоящему тебя знает лишь парочка человек.

Мнение ребят:

Сэм: Девушка прекрасно знает, что ты, как Джош и Крис, очень весёлая дама и от тебя можно ожидать всего, что угодно. Уверена, что вы с Крисом очень похожи и ты такая же шутница, как и он. А ещё она не может понять, почему же вы разошлись, считает вас отличной парой. Немного побаивается тебя и считает немного странноватой, но в целом относится хорошо.

Крис: Когда вы расстались, то он очень переживал по этому поводу. Даже сейчас старается вызвать в тебе ревность, общаясь с Эшли. Ты не подумай, он её любит, но капелька любви к тебе в нём тоже осталась, даже спустя год.

Джессика: Не понимает, как ты могла встречаться с Крисом. Осуждает твой выбор, поскольку он сам ей не очень нравится. Когда она дружила с Эмили, они часто любили помыть вам косточки, что до сих пор тебя бесит. Джессика тебе не нравится и ты стараешься с ней особо не общаться, а она в свою очередь всё время даёт тебе какие-то советы, которые тебе вообще не нужны.

Эмили: Поскольку вы с ней находитесь в разных компаниях, она с тобой совем не общается, но твои шутки её просто выносят и она начинает очень сильно беситься, но вскоре отходит. Вы с ней крайне плохо знакомы.

Мэтт: Как ни странно, Мэтту нравятся ваши шутки .D Они его веселят и поднимают ему настроение после споров с Эмили, ты просекла это и теперь стараешься почаще шутить в его присутствии, особенно в ситуациях, когда необходимо разрядить обстановку. Считает тебя неким лучиком света в их компании.

Майк: Не совсем понимает тебя и то, чего ты вообще хочешь от жизни. Пару раз вы общались наедине, но он так ничего и не понял, поскольку ты очень любишь уклончиво отвечать и сильно не распростраяешься о своей жизни в разговорах с малознакомыми людьми. Считает тебя малость странной и даже загадочной, что подогревает его интерес к тебе.

Эшли: Эшли, вроде как, пытается делать вид, что всё хорошо, но на самом деле это не совсем так. В глубине души она убеждена, что Крис всё ещё тебя любит и поэтому ты ей, мягко говоря, не нравишься. На контакт с тобой она не идёт и даже не собирается, играя роль дружелюбной девочки, Эшли просто-напросто таит злобу и обиду на тебя, боится, что ты уведёшь у неё Криса.

Джош: В то время, когда вы с Крисом ещё были парой, ты успела подружиться и с Джошем. Ты ему приглянулась, но он не хотел уводить тебя у друга, так что это быстро прошло. И даже с тех пор вы продолжаете общаться и дружить, само собой, после пропажи сестёр ты пыталась поставить его на ноги и приободрить, но совсем безуспешно.

Роль, которую ты сыграла в истории: Когда ребята устроили спиритический сеанс, ты также участвовала в нём. Позже вы разделились, Псих поймал тебя раньше, чем Эшли и Криса и положил в комнате, где он оставил Сэм (или где она проходила позже и встретила Майка). Затем вы все вместе нашли Эшли и Криса, которые снова проходили испытание от Психа.
Волнуясь за Криса, ты ушла вместе с Эшли к выходу, для того, чтобы открыть ему дверь. В том случае, если Эшли собирается отомстить Крису, ты открываешь дверь вместо неё, а Крис с Эшли ругаются и их отношения окончательно портятся.

Возможные смерти: 1. Вендиго ловит вас в шахтах (по пути в дом, когда Сэм уходит искать Майка) и рвёт напополам.
2. При побеге от Психа, у вас есть шанс выбежать на улицу. По счастливой случайности поблизости окажется вендиго, который вспарывает вам живот и отбрасывает в кусты. Позже вас может найти кто-то из ребят.
3. Когда уже сел спасательный вертолёт, то при определённых обстоятельствах ты можешь не успеть до него добежать и тогда вендиго утаскивает тебя с собой в лес. А больше тебя никто никогда не видел :(­.
Комменты сюда :3: http://rinakell.beo­n.ru/0-5-until-dawn.­zhtml
­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-054.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: Я вижу звёзды <BSD> что греха таить, вдохновил Детройт Ты... Пандуся Сюся 18:38:44
­Тест: Я вижу звёзды <BSD>
что греха таить, вдохновил Детройт


­­
Ты: кибернетический человек или, проще говоря, био-робот. Была создана по заказу Гильдии для поиска одарённых и даже прошла у них стажировку, на стадии опытной эксплуатации. Спустя время тебя вернули к учёным для добавления особых функций, но команду разработки перебили члены Портовой мафии, а тебя забрали, как оружие. Работая на мафию, ты начнёшь мыслить не так, как машина, «очеловечишься» и останешься в подполье, не желая никому подчиняться.
Твоя особенность: да ты вся сплошная особенность. Что говорить про неуязвимость к ментальным атакам и различному виду оружия, сверх-высокие показатели интеллекта и рассудочной деятельности и повышенные физические характеристики (сила, скорость, выносливость и тому подобное).


Реакции.

«Боевое Детективное Агентство».


«И мне глаза твои - высота, и я лечу в них и не боюсь...»
Атсуши Накадзима: /вы встретились на безлюдной улочке. Юноша гулял с Кёкой, рассказывая о том, куда они держат путь, а ты вышла из переулка, вся в крови и с лицом, перемазанным чем-то маслянистым. Девочка сразу приняла атакующую позу, но вот тигр поспешил поинтересоваться, в порядке ли ты, и если нет - предложить помощь. Оглядев незнакомцев, ты сразу проанализировала их лица и личности - кто, когда и откуда. «Я неисправна», - потерянно сказала ты и перезагрузилась. В этот момент ты потеряла равновесие и упала на асфальт. Юноша ринулся к тебе, поднял, отнёс в агентство. Тебя сразу осмотрела Ёсано и вышла из кабинета в совершенном шоке. Она не сразу смогла объяснить, что ты - не человек, буквально. Все ринулись посмотреть, а ты, перезагрузившись, была уже абсолютно здорова, извинилась и хотела уйти, ведь ты ищешь того, кого здесь быть не может. В дверях ты столкнулась с Дазаем и прогнала его по всем базам данных: прошлое ужаснуло тебя. Ты отбежала от него, не изменившись в лице. «Я туда не вернусь. Я не хочу. Это - моё решение», - решительно, но приглушенно отозвалась ты. А впоследствии тебе пришлось объяснить такую реакцию. Рассказать, что ты, кто ты, куда не вернёшься и почему. Ты говорила обо всём мельком, в общих чертах, не выделяя особенных подробностей. Слушая, Атсуши почувствовал себя тем, кто просто притягивает тех, кому нужна помощь. Следовательно, это его долг - помочь тебе. Тебе, правда, помощь вовсе и не нужна была, скрыться бы от мафии, да и всё. Потом ты поговорила наедине с их директором, и тот разрешил тебе ненадолго задержаться здесь, чтобы переждать бурю. А так, если буря нагрянет, детективы смогут защитить тебя. Тебе впервые сказали, что защищать будут тебя, а не ты должна будешь это делать. И из твоих глаз опять полились маслянистые слёзы. Юноша поспешил успокоить тебя, развеселить, рассказать что-то о себе, чтобы отвлечь. Но, к его незадаче, ты уже всё о нём знала, поэтому, чтобы доказать это, сама начала рассказывать. Про детство - приют, про устройство сюда, даже мельчайшие подробности, касательно его личности - любимый цвет, увлечение (отсутствует) и всё такое прочее. Даже смутился от такого неоправданного внимания. Но потом смущаться в твоём присутствии он стал гораздо чаще, совершенно не контролируя себя. А причина этому - твой взгляд. Бездонные сенсорные глаза, не моргающие из-за ненадобности, казались ему озёрами с прохладной освежающей водой. Только рядом с тобой он чувствовал не расслабление, а лютое напряжение, даже некий страх. Пытался списать всё на неизвестность, окружающую тебя, но сразу провалил попытку, потому что ты интересовалась, всё ли с ним в порядке, как он на вашей первой встрече. Даже убегал от тебя, слушал, как ты ходишь, жался к стенке, закрывал рот рукой. Ну, в общем, болезненная влюбленность стала для него кошмаром. Тяжело ему. А тебе - ещё тяжелее. Ты не то, что бы чувствовать ещё толком не умеешь, но и понять некоторые чувства не можешь. Он-то тебе объяснит, как страдает, только глаза закрой. Будет драться не на жизнь, а на смерть, если кто-то из мафии за тобой вернется. Считает, что ты достойна жизни в свободе, а не а подчинении. И он очень хочет окончательно избавить тебя от оков рабства/

Осаму Дазай: /сначала толком и не рассмотрел тебя, когда ты лежала у Ёсано, но, стоило вам столкнуться и встретиться взглядом, положение изменилось. Хотел, чтобы ты, смущаясь, опустила взгляд, раз так долго его рассматриваешь, но ты поступила неожиданно, отскочив, как от огня. Только от твоих объяснений ему не полегчало, ведь это означало новые проблемы с мафией, а их и так, хоть отбавляй. Не проникся к тебе теплом, как остальные добросердечные детективы, ведь сам молодой человек видит в тебе только бесчувственную машину. Проницательность позволила тебе определить подобное отношение и, ощущая истинную обиду, ты сказала, что он был таким же, когда был в мафии. Ведь ты ознакомилась со всеми его делами и репутацией, говорившей точно не о доброй душе. Расплылся в улыбке, извинился, мол, он имел в виду совсем не это. В общем, вы поладили, но друзьями точно не являетесь, слишком уж разные. Но он, не скрывая, смотрит тебе в след и каждый раз норовит встать поближе, чтобы разглядывать в упор. Его твоя механическая природа даже стала привлекать/

Доппо Куникида: /смотрел на тебя с нескрываемым удивлением, но тебя такое внимание совершенно не оскорбляло. Пытался даже оправдаться, что твое устройство действительно поражает, но ты приняла его слова с улыбкой, неискренней, синтетической, но улыбкой. Он понял и стал это ценить. Как и другие, он не имеет представления о твоей внутренней непрекращающейся работе, ведь ты не спишь, не нуждаешься в еде, даже не моргаешь. Вроде так похожа на человека и одновременно совершенно другая. Между делом ты сказала, что не хочешь быть человеком, но хочешь чувствовать. Если бы ты могла, то, наверное, посмеялась. А вот Куникида принял твои слова очень серьезно, даже почувствовал какую-то вину. Уважает тебя, как материальное создание, его поражают твои навыки и воспоминания, что делают тебя желанным сотрудником во всех организациях/

Дзюнъитиро Танидзаки: /был одним из первых, кто бежал поглядеть на невиданное чудо, преспокойно лежащее на кушетке медицинского кабинета. Чуть ли не испугался, когда ты вглядывалась в их лица, чтобы понять, кто они, и где ты сама находишься. Впрочем, отнесся к тебе спокойно, даже радушно. Его удивило и то, что ты не восприимчива к его дару, как воздействию на восприятие и, в следствие, сознание. А у тебя нет сознания, а восприятие - сугубо критичное, логическое, буквально механическое. Решил, что вы сработаетесь в паре, но дело до этого так и не дошло. Когда узнал, что ты сбежала из мафии, и скоро за тобой обязательно придут, заимел решительный настрой и пообещал тебе, что тебе нечего бояться. А ты недружелюбно отрезала, что не умеешь бояться/

«Только никогда, мой брат чародей, ты не найдешь себе королеву, а я не найду себе короля...» »
Эдогава Рампо: /его не было в штабе тогда, когда ты явилась, он выходил за новым запасом провианта. А, когда вернулся, столкнулся с изучающим взглядом, даже поёжился, настолько был смущён. Тебя представили, успокоили Рампо, что ты не враг и не клиент - и ему не подсунут скучную работу. Стал следить за тобой, прикрываясь газетой. Ты смотрела в одну точку и не шевелилась. Тут даже очки надевать не пришлось, чтобы понять, что с тобой что-то не так. А быстрый анализ всё-таки позволил определить, что именно. Даже осмелился приблизиться, чтобы осмотреть тебя. Открыл глаза, оставаясь серьёзным. И ты поняла, что этот раунд за ним. Так, вы и нашли точки соприкосновения, даря друг другу многозначительные взгляды, убивающие психику неподготовленных людей. Более того, когда ты заговорила, он даже ответил. Ты посоветовала ему ограничить потребление сладкого, а он сказал, что это пища для размышлений. И рассмеялся, ведь это смешная шутка. Тихааа, я сказала смешная. Потом ты проводила его до дома, и в течении прогулки вы не обмолвились и словом, но он помахал тебе на прощание, зная, что завтра вы тоже увидитесь. И вы увиделись. И потом, и ещё. Ты стала помогать ему, хотя, скорее, ублажать капризам. Вроде в голове ты понимала, что больше никому не подчиняешься, но не могла противиться, когда детектив наведывался в улыбке, предлагая тебе шоколадку. Ты, правда, откладывала их в ящик его стола, обеспечив Рампо сердечный приступ от радости, когда он все это обнаружил. Можно сказать, вы настоящие друзья. Немного странные, но друзья. Ему нравится твоя компания, потому что ты никогда не задаешь лишних вопросов, фиксируешь то же, что и он своим гениальным мозгов, и приходишь к тем же выводам. Сказал тебе однажды, так между делом, что ты стала бы хорошим детективом. Но не лучшим и уж тем более не великим, как сам Рампо/

Кэндзи Миядзава: /был первым, кто побежал смотреть на чудо чудное, диво дивное. Поражаясь, какие городские молодцы, раз придумали такого чудесного робота, на секунду задумается о том, есть ли в его окружении ещё такие роботы. Ведь тебя совершенно не отличить от человека. Страшные мысли накроют его с головой, он ужаснется и ненадолго пропадет из беседы. Но, вынырнув, будет слушать твои короткие реплики с придыханием, считая тебя всё ещё чем-то невероятным, космическим. Решив, что ты из космоса, задумается ещё и об этом и совсем отвлечётся/

Акико Ёсано: /когда тебя положили на её стол, сразу почувствовала какой-то подвох и убедилась в этом, обнаружив, что твои зрачки не реагируют на свет. Подумала уже, что ты откинулась, но её внимание привлекли и отсутствующие отпечатки пальцев. Значит, ты откинувшийся шпион. Потом ты перезагрузилась, села, осмотрелась. Ёсано, конечно, удивилась такому повороту событий, а «робот-зомби» впоследствии стал локальным юмором. Доктор хотела иметь дела с чем-то, подобным тебе - представителем прогрессирующей науки. Между вами, кстати, сложились весьма и весьма дружеские отношения. Так, вы совсем сблизились в дороге в исследовательский центр, где тебя создали. Акутагава оторвал тебе руку, да так, что бывшую конечность невозможно было вернуть на место, поэтому нужно было искать замену. А запасные модели есть только в одном месте, насколько ты знала. Так что, теперь вас можно назвать подругами. И разные «расы» не стали преградой к вашей дружбе/

Наоми Танидзаки: /восхитилась твоим существованием не меньше, чем остальные, сразу стала уточнять твои функции и всё такое прочее. Не испытывала напряжения или даже страха в твоей компании, наоборот, ничего не сковывало её. Ты много рассказала о том, как работает твоя программа, чтобы избежать подробностей твоего прошлого. И девушка слушала с замиранием сердца, даже начиная разбираться и понимать, о чём ты говоришь. Поделилась своей одеждой, ведь твоя - в крови. Поэтому некоторый промежуток времени ты ходила в школьной форме. Это, конечно, не самый приятный момент в твоем существовании, но так Наоми позволила тебе ощутить новую эмоцию - стыд/

Юкити Фукудзава: /принял тебя наедине, сразу перешел к сути дела: кто ты. Ты сказала напрямую, где и кем создана, что должна делать. Ты призналась директору, что была не только в мафии, но и в Гильдии, и хранишь невероятный запас информации. Но директор не нуждался в этой информации, вернее, желал получить её не таким способом. И это возвысило его в твоих глазах, так что, он наслушался и о «выдающейся проницательности», и о «великолепных лидерских качествах», когда ты составила для него экспресс-версию психологического теста. Оставил тебя на неопределенных срок, не наделив никакими полномочиями. Так, он ожидал, что мафия явится за тем, что ей принадлежит, но он не хотел бы поступать так мерзко с тем, кто доверился ему - с тобой. Раз уж обещал защиту, ты её получишь/

Кёка Идзуми: /девочка отнеслась к твоему существованию по-своему, как ко всех чужакам. Нападения она не ожидала, но предположила сразу же, что с тобой что-то не так, поэтому рассматривала даже самые худшие варианты. С интересом слушала тебя, более того, твой голос даже показался ей приятным. Едва ли не расслабилась, опустившись на диван, но, когда ты на неё посмотрела, сразу вся навострилась. Благодаря базе данных мафии ты определила, что она - духовная сестра, поэтому хотела даже сказать что-то, ободрить или даже похвалить за изменения, но не стала. Когда девочка привяжется к тебе, она сама расскажет, что пережила, что ей было трудно и страшно. Она боялась своих сил и самой себя. Ты сядешь перед ней на колени и ободришь, как собиралась. «Ты невероятная молодец, - ты улыбнулась. Неестественно, но очень мило. - Ты на правильном пути, помни об этом». Девочка сдержит порыв обнять тебя, но только на этот раз. Отныне её рука всегда будет сжимать твою руку, где бы вы ни были и куда бы не шли/


«Портовая Мафия».


Рюноскэ Акутагава: /вы оба - машины. Только если он - метафорически - машина для убийств, ты - напрямую. И кто из вас человечнее ещё можно поспорить. Его не обрадовал факт твоего внедрения в ряды мафии, его вообще ничего не радует, к слову. Однако твоя природа подчинения не означала необоснованные контакты, а одиночество и покой он ценит, поэтому это послужило тебе небольшим плюсиком. Вообще, не воспринимал тебя всерьёз, так, полезная механическая игрушка, с которой ему не хочется иметь что-либо общее. Вам не посчастливилось работать вместе, но вы встретились на поле боя уже по разные стороны. Он сразу заметил твой изменившийся взгляд, но его это не волновало. Всё, что ему сказали, - тебя можно повреждать, если надо, но не задеть голову, где расположен модуль памяти. Он выполнил приказ беспрекословно, оторвав тебе руку, но ты не чувствуешь боли, поэтому спокойно продолжила бой. Ты поразила его боевой подготовкой, и поразила в положительном смысле, что ни мало важно: с сильным врагом всегда интересно сражаться. Можно сказать, у него к тебе профессиональный интерес/

«С тобой я не могу и без тебя никак, мой самый лучший друг и самый злейший враг...»
Чуя Накахара: /не участвовал в нападении на секретную базу по разработке проектов, подобных твоей модели, но его поставили перед фактом твоей перевозки. Вернее, ты не сопротивлялась, сразу же готовая подчиняться приказам нового босса - ты по-другому не умела. Когда Мори представил тебя своим офицерам, Чуя неодобрительно осмотрел тебя, даже с презрением. «- И что умеет эта машина?» - не меняя тона, спросил он. Но с объяснениями, а, точнее, с просьбой, поторопишься ты сама. «- Я не машина, я - произведение искусства. Проявите уважение к творцу, меня создавшему. Я - плод его работы в течении десяти лет». Женский голос всё равно звучал синтетически, но мафиози, демонстративно закатив глаза, повторил вопрос, употребив словосочетание «произведение искусства». Тогда босс рассказал, что ты умеешь всё и даже больше. Тебе дали оружие, и Чуя придумал простой способ проверить: он подкинул три монетки, а ты должна была попасть в каждую из них. Разумеется, это невозможно. Невозможно для человека. Но твоя программа позволила тебе за долю секунды произвести три выстрела и, рассчитав траекторию монет, выстрелить не туда, где они сейчас, а туда, где они будут. И, как итог, справиться с заданием на «отлично». Мафиози был впечатлён, но недостаточно. Тогда твоя программа, владеющая функцией «кто к кому не благосклонен и как это исправить», решила сгладить назревающий конфликт с будущим товарищем. Ты стала задавать молодому человеку наводящие вопросы, чтобы определить его психологический тип и составить психологический портрет, определив можешь поведения и способ ведения диалога. Когда тесты были окончены и результаты обработаны, ты озвучила их мафиози, но тот был готов разломать тебя сразу после слов «интеллект: выше среднего...» Первое время твоя искусственная идеальность раздражала его, он был бы первым, кто разбил бы тебя, будь он совсем категоричным. Однако ты стала всё более впечатлять его боевыми и умственными способностями, идеально показывая себя на прохождении полигонов и ведя драки. Более того, его стала даже завлекать твоя механическая грация. Даже согласился (мысленно, разумеется), что их ряды могли бы пополниться такими идеальными бойцами. Но на третью неделю ты открылась для него с новой стороны - твоя модель женская. Вот прям женская. Он уточнил твои функции напрямую у тебя, и ты рассказала про психологическую помощь, физическую защиту и так далее, но ничего такого. Похоже, молодой человек был в подходящем настроении, и тогда он приблизился к тебе совершенно в упор, смотря прямо в твои механические глаза. Но ты будто смотрела сквозь, игнорируя смущающее для обычной девушки поведение мужчины. Он спросил, чувствуешь ли ты что-нибудь. Ты ответила отрицательно, ведь твоя программа не рассчитана на эмоции или, упаси механический бог, чувства. Он усмехнулся и просто ушёл, а ты вернулась к работе. Следующим скачком в ваших «отношениях» - а, скорее, в отношении Чуи к тебе - стала ситуация, когда на босса, при его срочном отъезде, попытались напасть враги. Конечно, ничего плохого не случилось, атака была отражена, а злоумышленники убиты, но ты, как его телохранитель, ничего не сделала. Ты могла, разумеется. Но не получила прямого приказа о защите, поэтому бездействовала, фиксируя увиденную информацию и переводя её в долговременную память. Когда же вы вернулись назад, шляпник прижал тебя, пребывая в ярости. Вот же, идеальный боец, который стоял, когда нападали на его хозяина. Ты не чувствовала страха - он не прописан в твоей программе. Ты попросила лишь: «при повреждении не заденьте модуль долговременной памяти» и указала на левый висок. Молодой человек тряхнул тебя, потеряв всякий интерес к драке. «- Неужели ты ни хрена не чувствуешь? - он вновь приблизился, и ты фиксировала его эмоционально возбужденное состояние. - Ни страха? Ни жалости? Ни грусти?» На каждый вопрос ты отрицательно махала головой. Это не предусмотрено твоей программой. «- Если Вы считаете, что моя модель неисправна...» - даже как-то неуверенно начала ты, но осеклась. Молодой человек горько улыбнулся, сказав, что все люди неисправны. Только ты не человек. И не хочешь им быть: люди мерзкие в своей злобе и лицемерии. Потом вы стали проводить в обществе друг друга куда больше времени: босс перевёл тебя от Коё к Чуи, решив, что смена обстановки расширит уровень твоих знаний, ведь ты самообучаема. Ты не изменилась в эмоциях - не могла, как бы; а вот сам молодой человек напрягся, скрывая радость от услышанного. Ему нравилось работать с тобой, нравилось отвечать на твои вопросы, проходить глупые психологические тесты. Холод твоей «кожи», неестественность волос и ногтей, пустой цифровой взгляд - всё это казалось ему другим. Не таким, как в первый день. Он привык к тебе. Даже привязался. Специально задавал вопросы, всплывающие в голове - будь то год основания Иерусалима или расшифровка аббревиатуры «SMS» - ты отвечала на всё, а твой неестественный, не меняющий интонацию голос совсем не резал уши, как в первый день. Ему это не нравилось. Его это злило и даже веселило: с этой работой отвык от общества реальных девушек, стал приглядываться к механической кукле. С понятной целью пришёл в бордель. А ты, потеряв того, чьим приказам должна следовать, потерялась совсем. Система чуть ли не тревогу била, тебе надо было что-то делать, а ты не знала, что. Ты пыталась поговорить с кем-то, ходила из угла в угол, стояла на месте, но тебе нужна была разгрузка. И тогда ты приняла первое собственное решение: ты по геоданным определила местонахождение «хозяина» и направилась туда. Ты расплатилась в {censored} картой, используя чудеса своей системы, под шокированный взгляд таксиста. Охранник не хотел пропускать тебя, мол, женщинам нельзя, а персонал - с другого входа. Ты послушно спустилась обратно. И, обойдя с другой стороны, прошла с другого входа, взломав запароленную панель. Твоему взгляду сразу открылась драка, стоило тебе выйти в общий зал. Если бы ты могла, ты бы удивилась тому, что «хозяин» накинулся на какого-то пьяного незнакомца и чуть не убил его, если бы ты его не оттащила. Вы, конечно, роста-то одного, а по комплекции - ты даже меньше, но ты железная, и это выводит тебя в большой физический плюс. Ты увезла его в штаб, насильно усадила на диван и села напротив, ожидая указаний. Он смотрел на тебя. Ты на него. «- Будут приказы?» - чуть ли не с надежной спросила ты. «- Да: сиди смирно». Ты села максимально смирно, как могла тебе позволить твоя программа; перекинувшись через небольшой журнальный столик, приблизившись к тебе, молодой человек коснулся губами твоих губ. Ты не шевельнулась. Он сразу отпрянул, ожидая от тебя хоть какой-то реакции, но её не последовало. Безусловно, с понятием «поцелуй» ты знакома, но у тебя даже лицевые мышцы не работают так, чтобы на этот поцелуй ответить. «- А сейчас что-нибудь чувствуешь?» «- Нет», - строго и категорично ответила ты. Месяц твоего пребывания в мафии означал дальнейшее переобучение: так ты на время примкнула к «Чёрным ящерицам», и на одной из первых вылазок, была серьёзно повреждена. В здании находился главарь вражеской организации, и тебе отдали приказ обезвредить его. Главаря ты нашла, но он подорвал себя вместе с тобой. Конечно, восстановить тебя можно; учёные собирали детальки за деталькой, чтобы воссоздать твою программу. Модуль памяти повреждён не был, ведь защищён лучше остальных; даже твой облик не поменялся, если не считать более прочного материала, входящего в состав «кожи». Но тебя значительно перепрошили внутренне - новая программа эмпатии позволяла тебе анализировать и перенимать чувства других людей. Именно это и стало роковым толчком в твоем колоссальном внутреннем изменении, ты перехотела быть роботом, тебе разонравилось подчиняться. Но и люди тебе не нравились, ты решила, что что-то среднее. Усугублял твои терзания сам Чуя, стремившийся привить тебе человеческие чувства. И, когда он увидел, что ты разделила улыбку (неестественно, правда, больше даже пугающе) Элизы, отвернулся, чтобы его наблюдение за вами не казалось таким заметным. Он щедро отблагодарил учёных, занимавшихся твоей новой программой; ты стала больше анализировать, запоминать, держалась раскованно, почти как человек. Но если снаружи ты сохраняла полуулыбку, располагающую на беседу, внутри тебя заваливало сообщениями об ошибках, и ты терялась в собственном разуме. Ты скрывала свои отхождения от программы как могла, стараясь подчиняться так же, как раньше, но у тебя проснулось ярое нежелание быть чьей-то куклой. Ты научилась чувствовать. И первой твоей эмоцией была жалость, чувством - вина. Ты сопровождала офицеров мафии на деловом вечере, когда на босса вновь совершили нападение. Но значительная охрана не позволила врагам и приблизиться, и перестреляла их всех, без разбора. Тогда и тебе нужно было убить одного из попавших в заложники: этот мужчина бросил оружие и был готов к смерти. Ты держала его на мушке, и за твоей работой наблюдал Чуя. И, представляешь, как сильно он был удивлён, когда ты опустила пистолет. Не стала стрелять, пожалела мужчину; ты нашла его в мировой базе данных, к которой имела доступ, этот мужчина числится без вести пропавшем уже три года, и у него есть девятилетняя дочь. Ты пришла к выводу, что его держали в этой организации насильно. Ты бросила пистолет, рассказав мужчине, что вчера девочка получила «отлично» за школьную контрольную, а сегодня участвует в соревнованиях по теннису. Мужчину слушал и плакал. Когда ты заметила, что всё это время за тобой наблюдал шляпник, растерянно обернулась, осматривала его даже со страхом. Ты сказала всего одну фразу: «Теперь я тоже неисправна». И убежала. Погони было невозможно тягаться с тобой: ты быстрая, скрытная, выносливая; словно провалилась под землю. И впервые заплакала - чёрной маслянистой жидкостью, питавшей твои модули. Тебе было страшно. Стыдно. И больно как будто изнутри. Одно ты решила наверняка: больше люди не смогут помыкать тобой, собой отныне управляешь только ты. Прошло пару недель, и вы пересеклись вновь, прямо на поле боя. По разные стороны. Он слышал, как Коё через тебя обращалась к тигру - мол, сначала Кёку, теперь - «железный цветок». И тогда заговорила ты, а твой голос, срывающийся на крик и слёзы, впервые был так человечен. Ты сказала, что в этом не вина какого-либо человека или людей в целом, твой разум получил волю, и теперь ты чувствуешь. Ты хотела закончить «чувствуешь себя живой», но не закончила. Больше всего твоими словами опечален и рад был Чуя, ведь он так сильно хотел, чтобы ты чувствовала то же, что и он, а теперь, когда это произошло, он пожалел. Пожалел, что не дал тебе свободы раньше, что теперь ты хранишь о нём не самые лучшие воспоминания. И ему стало отвратительно плохо, он винил в твоем уходе только себя. Смотрел на тебя неотрывно, и, когда ты перевела на него взгляд, то впервые смотрела в его глаза, а не сквозь. Он в нетерпении от того, когда мафия нанесет агентству сокрушительный удар, и ты - живая ли, неживая, робот ли, человек - вернёшься к нему/

Итиё Хигути: /а вот она не разделила чувства сенпая: ты куда лучше, чем кажешься на первый взгляд. Ей сразу приглянулась твоя сдержанная манера поведения - сразу напомнила Акутагаву, на этом, правда, ваши сходства благополучно закончились. Её поставило в тупик то, что ты делала всё, что она говорила, чувствовала себя неловко, но приятно. Чувствовала себя, можно сказать, начальником. Даже прониклась тебе какой-то теплотой, привязалась. Ей стало очень жаль, что она, да и вся мафия, лишилась твоей компании, но понимала, что скоро ты вернёшься в их ряды/

Мотодзиро Кадзи: /он был в диком восторге, осознавая, что перед ним стоит плод научного прогресса. Ты стала первым собеседником, кто смог выдержать его напор научных теорий, визгов и атаки лимонных бомб. Так что, ты сразу же стала для него «другом-номер-один»­, и он каждый раз впечатлялся от твоих способностей и глубочайших знаний твоей программы. Не всегда понимал, что ты говоришь, касательно своего устройства, но только сильнее восхищался. Поэтому был дико взбешён и даже расстроен, что восьмое чудо света кто-то украл - опять это чёртово агентство. Уверен, что тебя именно украли, такая замечательная машина не покинула бы такую замечательную мафию/

Рюро Хироцу: /он руководил операцией по твоему похищению. Но, если быть точнее, никто не планировал отыскать там конкретно тебя, велись поиски просто разработок этой научной группы. А ты оказалась приятным дополнением. Был удовлетворен твоими умениями - не зря взяли, а особенно ему понравилось, как ты стреляешь, поэтому, когда ты проходила практику в «Чёрных ящерицах» тебе отвели снайперскую позицию. Правда, прямо во время перестрелки эту позицию пришлось сменить на прямую нападающую - эдакий «танк» - к тому же, прочный корпус не позволял пулям вредить твоему устройству. Когда логово врага взорвалось, решил, что это твоих рук дела, и был удивлен, когда от тебя обнаружили гаечки и винтики. Твое восстановление проходило в ускоренном темпе по приказу босса, и вскоре ты вернулась в ряды мафии абсолютно «здоровая». Вообще, Рюро относится к тебе, как к машине, как большому слаженному механизму. Поэтому не может воспринимать тебя, как человека, как девушку - пусть ты выглядишь идентично. Просто ждёт приказа атаковать ненавистных детективов, чтобы вернуть трофей от учёных/

Митидзо Татихара: /ему понравилось, что «Ящерицам» дали такое ответственное и интересное задание, поэтому старался насладиться по максимуму. Первый увидел тебя в особом подземном блоке, в особой форме, с неестественно пустым взглядом, приветствующую вооруженных незнакомцев. Сразу понял, что ты и не человек вовсе, сконфузился, как-то разочаровался, но предложил тебя, как небольшой подарок боссу. Его развеселило, что ты подчинялась похитителям, но ещё больше расхохотался тогда, когда ты назвала Рюро «хозяином», спросив, куда вы едите. Мужчина спросил, что ты такое. Ты назвала свою модель и функции. Вообще, не знай юноша, что ты - робот, мечтательно вздыхал бы, провожая взглядом, но теперь у него к тебе определенное отношения человека к интересному гаджету/

Гин: /а вот её твоя неестественность напрягла в секунду, она решила, что ты охранник научного центра, нападёшь и в мгновение ока справишься с этой толпой. Поэтому тоже удивилась твоей покладистости, но села сзади, чтобы, если не перерезать горло, как человеку, то отключить питание или типа того. У всех же роботов должны быть сзади какие-нибудь переключатели? А чё ты у меня спрашиваешь - я не знаю. Но у тебя их нет, а это ещё больше напрягло девушку. Ты для неё - сплошное напряжение и ожидания атаки, уверена, что ты создаешь ещё не мало проблем. Так вот, она оказалась права. Поэтому лишь молча похвалила себя за сообразительность и осудила других за наивность/

Огай Мори: /он давно заглядывался на учёных, работающих на крупнейшие организации с одарёнными - с Гильдией в том числе. Поэтому он решил, что негоже только им такими богатствами владеть, поэтому направил своих людей в исследовательский штаб, где и обнаружили тебя и ещё пару неплохих приспособлений. Был доволен тобой, твоя многофункциональнос­ть поражала, а беспрекословное подчинение - вызывало саркастичную улыбку. Конечно, он не думал делать с тобой нечто, выходящее за рамки своих преступных дел, ты не думай, не-не. Пытался подыскать тебе подходящее место, поэтому ты «гуляла» из отряда в отряд, училась и наблюдала. В конце каждой недели разговаривал с тобой, в целом, чтобы проверить ни тебя, а своих подчиненных, которым он слишком доверяет. Но, безусловно, только убедился в них, слушая твои отчёты. Использовал тебя, но в благих целях, так, как полагается обращаться с машиной. Никому не позволял поднимать на тебя руку или просто грубить - ему не хотелось засорять твою память. Когда ты сбежала, о чём его сразу осведомили, несколько удивился, но не подал виду. Ему не очень понравилось, что с ним так обошлись, поэтому, чтобы дождаться объяснений, намерен вернуть - «живой» или «мёртвой»/

Элиза: /девочка без ума от тебя, потому что ты сильная и не заставляешь её ничего делать, даже наоборот - придвигаешь тарелку со сладостями, если она попросит. В твоем присутствии старается вести себя дружелюбно, постоянно просит тебя рассказать что-нибудь, а ты, еще послушная тогда приказам, искала в своей сети тысячи сказок, чтобы удовлетворить девочку. Ей нравилось, что ты безоговорочно подчиняешься, с тобой она чувствовала себя маленькой владычицей. Когда ты сбежала, заскучала/

Коё Одзаки: /при «презентации» тебя, в отличие от Чуи, была расположена к тебе, внимательно следила за тобой и искренне поразилась результатами проверки. Она сразу поняла, что твои силы оценят по достоинству и отведут подходящее место - без дела ты простаивать не будешь. Ей было приятно слышать, что тебя сразу отправили на стажировку под её эгиду, ведь делиться опытом для неё не впервой. Сразу нарекла тебя «железным цветком», ведь ты, пусть и искусственная, но всё-таки прекрасная леди. Ей было приятно и легко работать с тобой, ты быстро училась и усваивала информацию. Получилось так, что не она помогала тебе осваиваться, а ты помогала ей вести необходимые дела. Ведь, в первую очередь, не боец, а искусственный интеллект, рассчитанный на поиск, анализ и запоминание. С ней ты провела чуть больше времени, чем планировалось; расставалась с тобой, чуть ли не прощаясь навсегда. Когда ты проходила стажировку у её названного брата, отметила кардинальные перемены в поведении последнего. Внимательный женский взгляд сразу нашёл его куда более неразговорчивым, чем ранее, однако, ставшим спокойнее. Не торопилась с доводами, но всё поняла, увидев, как был зол и расстроен молодой человек, когда тебя восстанавливали в исследовательском центре. Была рада увидеть, что ты в порядке, заговорив с тобой, нашла некоторые перемены в твоем поведении, но так ты нравилась ей даже больше. После твоего внезапного побега была поражена вместе со всеми, но еще больше её удивило поведение Чуи - она ожидала, что тот будет в ярости, но, подавленный, он даже ни с кем не говорил. Почему-то не удивилась, когда ты примкнула к детективам - нечему тут удивляться, они всех к себе переманивают, добрые души. Но была готова простить тебе всё, когда ты сказала, что это не вина человека, а только твоя. Это твой выбор, а не чей-то приказ. Сейчас девушка осознает, что грядёт чуть ли не война за тебя, но предчувствует твой мудрый и продуманный ход/

Кюсаку Юмэно: /даже с ним тебе довелось встретиться, благодаря твоему уму и неубиваемости. Мальчик был так рад, что он с кем-то наконец-то контактирует, что попытался оставить о себе хорошее впечатление, сразу способность не использовал. Только ты - механизм, и на твои анализаторы не действуют ментальные силы. Был расстроен, ведь хотел развлечься. Теперь ты для него - не самый желанный гость, даже поговорить нормально нельзя/


«Гильдия».


Френсис Скотт Кей Фицджеральд: /ему идея пользования новейшим искусственным интеллектом приглянулась сразу же, он финансировал твою разработку и принял с распростертыми объятиями в свои ряды. Ты работала идеально, не единого замечания не последовало в твой адрес. Твои обширные умения, невероятные характеристики и беспрекословное подчинение настолько завлекло его, что он не обеспечил должный уровень безопасности такому экспонату. Когда тебя перевезли на исследовательскую базу, чтобы исправить кое-какие ошибки программы и изменить полную внешнюю незаинтересованност­ь (грубо говоря, изменить тебе выражение лица), ничего запланированного совершить не удалось. Фицджеральд был ужасно зол на мафию, намеревался вернуть тебя, как идеального бойца, как вложенные деньги. После падения Гильдии и твое «изменение» вы встретились лично. Он предложил тебе вернуться под его крыло - как помощнику, как телохранителю - то ты извинилась и отказалась. К Фицджеральду у тебя хорошее отношение, ведь тебе не приходилось убивать или калечить, будучи на службе в Гильдии. Ты даже рассматриваешь вариант того, что однажды всё-таки вернёшься к нему, ведь жить как-то надо. А если законно и мирно - так вообще хорошо/

Люси Мод Монтгомери: /удивлялась каждому твоему жесту, каждому действию, каждому слову. Её поражали чудеса научного прогресса, ведь совершенно не представляла себе твоё внутренние устройство и способ твоего мышления. Каждый раз, обращаясь к тебе, конфузилась, переживала, терялась. Потому, что много раз слышала о том, что искусственные интеллекты выходят из-под контроля, нападают за создателей и других людей и тому подобное. Не боялась тебя однозначно, но точно не стремилась налаживать контакты, чтобы не входить в ближайшее окружение и не подставляться под удар. Когда тебя украли, была даже немножко рада, но совсем немножко, ведь это означало новые проблемы. Потом, правда, вы виделись уже после падения Гильдии, на её новом месте работы. Девушка была напряжена от того, что ты знаешь о ней больше, чем ей хотелось бы. Но тогда ты открылась для неё с новой стороны - не такая уж и опасная; новая программа позволила тебе улыбаться, плакать и чувствовать людей, их переживания и страхи. Ты перевела взгляд на Люси, но не такой холодный и бесчувственный, как был раньше. Она спросила, будешь ли ты что-то заказывать, а ты купила несколько булочек и покормила голубей на площади. Наблюдая за тобой, девушка расплывется в улыбке, понимая, что была к тебе слишком предвзята/

Маргарет Митчелл: /ей нравилось осознавать, что у Гильдии появился новый козырь - это значительно повышало их шансы на успех и скорость исполнения задуманного. Поэтому сразу же отнеслась к тебе, как к вещи. Очень полезной, но вещи, которой можно владеть, как пожелается. Ты приносила ей чай в каюту, помогала с выбором туалета, даже готовила для неё ванну - она наслаждалась твоим пользованием, но не давала тебе ничего сверхъестественного­ или настроенного на мыслительную деятельность, а не на работу руками - вещь должна вещью оставаться. Тем не менее, когда тебя украли, была оскорблена до глубины души. Надеялась, что Фицджеральд в скором времени вернёт такую полезную служанку, или ей будет грустно/

Натаниэль Готорн: /был впечатлён тобой - человеческое творение, как дьявольский дар. Его твоя компания совершенно раздражала, но он оставался скуп на эмоции, уж тем более не демонстрируя их перед тобой. Допускал, что ты могла быть подвергнута различным хакерским атакам или влиянию со стороны, то есть, быть «Троянским конём». Именно поэтому постоянно ожидал от тебя предательства, какой-нибудь неожиданной необдуманной выходки, но ты идеально исполняла обязанности и не вызывала недовольств у других участников Гильдии. Был, конечно, тоже не в восторге от того, что всесильную машину украла мафия, но уж точно не расстроен. Скорее, принял это за цирк - теперь мафия будет собирать полученную от «коня» информацию/

«Я просто привязал бы тебя к себе...»
Джон Стейнбек: /сразу же приглянулся к тебе, к твоим обширным умениям и великим знаниям, что хранятся в твоей механической головушке. В отличие от некоторых коллег, не ощущал себя не в своей тарелке, наоборот, твоя компания влекла его, как запретный плод. Охотно разговаривал с тобой, пытался разговорить и тебя, но ты не привыкла лишний раз молоть языком. А вот тесты психологические проводить - всегда пожалуйста. Беспроблемно отвечал на все вопросы и, услышав анализ своего психотипа, даже рассмеялся: ты попала в точку во всём. «Ты правда думаешь, что во мне скрыта агрессия?» - наигранность улыбки распознала даже твоя программа, ты перевела на него немигающий взгляд и ничего не сказала. Ты не умеешь думать, это делает твоя программа. На Джона, правда, ты произвела неизгладимое впечатление, и он покидал твое общество в воодушевленном состоянии. Сразу понял, что отношения с тобой он наладит, ты воистину интересная для него личность, даже будучи «неживой» - механической. Ты толком и не проявила себя, находясь в Гильдии, но блондин так точно не считает: он видел, как ты сражаешься, видел, как слепо подчиняешься смехотворным приказаниям согильдийцев, и ему чуть больно не становилось. Уверил себя, что ты создана для чего-то большего, глобального, даже великого. Когда вы остались наедине всего на минуту: ты вышла за чаем для Маргарет, а он специально поджидал тебя - спросил, этим ли ты хочешь жить. Ты вновь посмотрела на него, так, как при первом разговоре, совершенно пустым взглядом. Ты сказала, отчеканив каждое слово, точно заученное стихотворение, что не живешь, чтобы хотеть и думать. Всю ночь думал об этом разговоре, пытался понять тебя и твою программу. С замиранием сердца ждал твоего возвращения после отправки в исследовательский центр, но ты не вернулась. Фицджеральд сразу сказал ему, что тебя украли, и тот, пусть на людях сохранил спокойствие, рвал и метал, хотел отомстить этой мафии прямо сейчас. Однако, если бы вам удалось встретиться уже после твоего «прозрения» был бы впечатлён ещё больше, чем однажды. Не думал бы нападать, не видя в тебе врага, но сказал, что всё ещё готов показать тебе, как ты, с такой силой и знаниями, должна жить/

Говард Филлипс Лавкрафт: /о, два сапога пара: два абсолютно нечеловеческих существа, выглядящих, как обычные нормальные люди. Только вот, это вас совершенно не сблизило, так как нежелание (а скорее неумение) заводить контакты и быть в центре внимания - у вас тоже общее. Относился к твоему существованию абсолютно никак, да и ты к его тоже, хотя, при анализе, программа прямо-таки ужаснулась от невиданности данного существа/

Марк Твен: /сначала принял тебя за обаятельную красавицу, общество которой показалась ему самим Раем. Улыбался тебе, подмигивал, пытался держаться поближе, разговорить, расслабить - всё, что угодно, вызвать хоть какие-то чувства. И представь его глубокое разочарование, когда ты оказалась роботом. Ему даже неловко стало. Первое время не хотел попадаться тебе на глаза, но ему сказали приглядеться к тебе, как бойцу и потенциальному товарищу. А он приглянулся. И совсем не ожидал этой замечательной силы, скрытой в тебе: всезнание и всеумение. Плюсом к этому идёт покладистое молчание. Потом тебя украли, и он пожалел о том, что так долго сторонился тебя, а не пытался увидеть все твои таланты/

Герман Мелвилл: /ему удалось провести в твоей компании небольшое количество времени, но он и так остался впечатлён от нынешнего прогресса и твоего холодного величия. Холодного - и в прямом и в косвенном смысле. Сначала он не знал, как начать разговор, да и надо ли ему, можно ли вообще, но ты заговорила первая. «Как Ваша спина?» - осторожно спросила ты, глядя на мужчину. Тот улыбнулся и признался, что всю ночь не мог уснуть от этой боли. Да вот и всё ваше знакомство. А так, вообще-то, будь ты три раза машиной, он хорошо к тебе относится, пусть и ничего о тебе не знает сейчас/

Эдгар Аллан По: /ему такие чудеса, как ты, в голову даже для детектива не придут, но он был бы в диком ужасе, встретившись с твоим неживым взглядом. Не захотел бы и думать о том, чтобы поговорить с тобой. И почему-то сразу решил, что ты стреляешь лазерами из глаз, поэтому старался на тебя не смотреть и, желательно, найти подходящее укрытие. В общем, нет, ты для него - как кошмар наяву, тебе уже ничего не поможет. Ну, или ему. Короче, вам обоим/

Луиза Мэй Олкотт: /она была приятно удивлена, зная, что Фицджеральд воспользовался одним из сотен её планов, поэтому особенно расцвела, когда ты предстала перед ней, как трофей исполнения задуманного. Была так рада, что и думать о тебе не хотела, как о чём-то отдельном, но потом всё-таки решилась наладить отношения. Ты, конечно, оказалась слишком незаинтересованной в разговоре (но тебя нельзя за это винить), поэтому девушка приняла твой вид определённым образом - её компания тебе не интересна. Потом тебя похитили, а она разработала сотни стратегий, чтобы вызволить тебя и вернуть. Только вот, этого не случилось. Но могло бы - не сбеги ты из мафии; просто исполнение требовало времени, а у вас его не было/


«Крысы Мёртвого Дома».


«Твоя душа в моих руках...»
Фёдор Достоевский: /он давно наблюдал за работой того исследовательского центра - твоей «родины». И долго приглядывался к разработкам учёных, в слепой надежде найти хоть что-нибудь, что может поспособствовать реализации его целей. Ведь так куда легче: не нужно вербовать никаких одарённых, объяснять им происходящее в нужном свете, никаких лишних затрат! Податливость и беспрекословное подчинение слишком привлекали его, а потенциальная сила разработок заставляла довольно усмехаться. Он присмотрел тебя ещё на конечной стадии создания - непосредственно обучения. Увидел, что ты планируешь стать лучшим образцом работы центра, поэтому тебе прививали куда больше способностей и умений, чем другим машинам. Дождался окончания работы, радовался чуть ли не вместе с учёными, но только у себя в голове, не выдавая искренних эмоций. Когда тебя направили в Гильдию, не потерял наблюдения, ведь изначально подключился к твоей программе и сейчас наблюдал за всем, что происходило вокруг тебя, прямо от твоего лица. Сначала его это забавляло, потом завлекло всё сильнее. Он - единственный, кто, помимо тебя и непосредственно учёных, тебя создавших, знает твою программу вдоль и поперёк, каждую лазейку, каждый закоулочек «сознания». И он стал оставлять тебе скрытые послания, которые могла обнаружить только ты. Ещё будучи в Гильдии ты узнала, что за тобой (вернее, с тобой) наблюдают, анализируют и даже дают тебе советы. Вы стали взаимно делиться информацией, ведь он приказал тебе это сделать, воздействуя напрямую на программу, и у тебя не было возможности противиться. Ты даже слышала его голос в голове, словно собственные мысли. Когда тебя вернули в центр, на пару дней потерял с тобой связь, ведь тебя отключили от сети, а потом, уже в мафии, подключили по-другому. Поэтому Достоевскому понадобилось время, чтобы вернуть с тобой контакт, но, получив от него ещё одно послание, тебе самой стало легче, словно был кто-то, кто может помочь тебе, кто будет на твоей стороне вне зависимости от того, кому ты подчиняешься сейчас. Пока ты была в мафии, он получал от тебя ценнейшие сведения. Потом он столкнулся с ошибкой вместе с тобой: программа впервые дала сбой, когда ты перестала подчиняться и не смогла выстрелить в мужчину. Достоевский похвалил тебя. И ты сбежала, зная, что где-то в мире есть человек, который знает всё. Которого ты должна найти. Он держит с тобой связь до сих пор, направляя к себе. Он ценит тебя, действительно ценит. Как оружие. Как единомышленника. И ему нравится осознавать, что изначально ты целиком и полностью подчинялась только ему. Даже сейчас/
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-470.html

Категории: Бродячие псы воющее во тьме
Прoкoммeнтировaть
пятница, 14 сентября 2018 г.
Тест: Особенная [сборник] Токийский гуль Simon Curtis - Diablo. Тоука... Пандуся Сюся 21:01:28
­Тест: Особенная [сборник]
Токийский гуль


Simon Curtis - Diablo.


Тоука Киришима: впервые вы встретились с ней в мастерской Уты, куда она пришла вместе с Канеки, чтобы выбрать ему маску. Ещё тогда, увидев перед собой эффектную девушку, которая гордой походкой, виляя бёдрами, вышла из-за ширмы с широкой улыбкой после удачной попытки напугать Канеки и развела в стороны руки, торжественно аплодируя себе и в шутку расхваливая своё мастерство, Тоука сразу же распознала в тебе самовлюблённую личность, любящую купаться во внимании, что тут же привело её в раздражение. На твои эксцентричные выходки она хмуро закатывала глаза, стараясь воздержаться от скаберзных комментариев, но когда ты подошла к Канеки, прижав его к себе, как свою собственность, внутри неё зашевелилось что-то неприятное и она поневоле направила на тебя возмущённо-укоризне­нный взгляд. А ты тогда, позабавившись с реакции девушки, решила ещё немного поиздеваться над ней; прижав к своей груди краснеющего парня, ты потрёпала рукой его по голове и, смотря прямо в глаза девушки, с нахальной улыбкой задала напрямую вопрос, который выбил её из колеи: "Какой у тебя гро-о-озный взгляд. Ревнуешь своего парня, да?". Тоуку словно молния ударила и она во избежании открытого конфликта просто надула щёки, сквозь зубы сказав, что ей безразличен этот "задохлик".
- (Твоё имя), усмири немного свой пыл, а то из-за тебя мальчишка потеряет раньше времени невинность, - шутливо заметил невозмутимым тоном Ута, склоняя тебя сбавить обороты, от которых Канеки, задыхаясь от невообразимого смущения, чуть ли не потерял сознание.
- Ха-ха, ну тогда я сделаю доброе дело для этого малыша! - потрепав пальцами обе щеки юноши, как маленькому ребёнку, сказала непринуждённо ты. - Он наверняка мечтает о девушке. Но вот так ирония; хотел пойти на свидание с Ризе-чан, а она восприняла это как поход в кафе, а тебя за еду, ха-ха-ха. Печальная у тебя судьба, Канеки Кен, - наигранно прискорбно выдохнула ты, прокручивая на пальце прядь его волос. - Но раз уж тебе уже нечего терять, то можешь спокойно пойти на свидание со мной - я уж точно не укушу такую щепку, хе-хе, - издевательски прошептала ты ему на ушко, обжигая его кожу горячим дыханием, отчего юноша молниеносно выбрался из твоей хватки, понимая, что в твоём обществе он вот-вот провалится сквозь землю от стыда.
- В тюрьму захотела? Он ведь ещё несовершеннолетний.­ Обрати лучше на меня внимания, свидание со мной не подарит тебе уголовной ответственности, - спокойно предложил Ута, словно это было нечто повседневное.
- Эх, куда делась моя молодость? Теперь только и водиться со стариками вроде тебя, - театрально вздохнула твоя персона, не желающая расставаться с таким приятным увесилением, как Канеки.
Тоука тогда взблагодарила масочника за то, что он хоть как-то успокоил твою буйную натуру, которая так и тянула свои загребущие ручонки к такому интересному экземпляру, как Кен. Тогда она гораздо быстрее вывела его из студии, схватив за руку и до боли сжав её, по пути чертыхаясь и проклиная твою персону, приписывая тебе как настоящие недостатки, так и выдуманные и преувеличенные со своих уст. Канеки, впервые видя Киришиму такой возбуждённой, попытался успокоить её, мягко и осторожно сказав, что ты довольно милая, не считая твоей активности и некоторой вульгарности в поведении, какая присуща той же Итори. Он несколько раз пожалел о сказанных мыслях вслух, ведь Тоука, уверенная, что юноша поддерживал её мнение, пришла в ещё больший гнев, когда Кен глубоко разочаровал её словами, получив за это от неё мощный пинок в спину. Уже шагая в одиночестве с хмурым лицом, будто над ней нависли грозовые тучи, она со злобой думала про себя: "Все они одинаковые! Стоит перед ними появиться легкомысленной девице с такой фигурой, как они тут же теряют голову, не замечая, какую отвратительную личность они из себя представляют!". Во многом на её недружелюбное отношение к тебе повлияла и банальная женская ревность, которую она даже не успела осознать, но если остальной персонал "Антейку", который вполне лояльно относился к тебе, задавали ей вопрос о том, почему она так враждебно настроена к тебе, Киришима без промедлений перечисляла все твои недостатки, которые выводят её из себя. Ты же, разгадав все её слабые места, сочла девушку лёгкой добычей для удовлетворения своих садистских потребностей. Со временем её реакции на тебя стали скучными и обыденными, от чего ты почти утратила всякий интерес к девушке. К её счастью, ты стала всё меньше задевать её и любопытствовать по поводу её жизни у Канеки. Однако, когда ты как-то услышала в её разговоре с Кеном имя довольно близкого тебе человека, ты новострила уши и снова прониклась к ней глубоким любопытством. Выяснив, где работает девушка, ты как-то заглянула вечером в "Антейку" и, вальяжно усевшись на стул, несмотря на то, что персонал собирался закрывать кафе, сделала свой заказ, ожидая увидеть того самого человека. Однако на твой вышла Тоука, которая со скрипом в зубах обвинила свою судьбу. Тем не менее, поправив наряд официантки, она подошла к тебе и с натянутой вежливостью сказала:
- Извините, но мы уже закрываемся.
- Ой, правда? А я и не заметила, как быстро пролетело время, пока я сюда шла, - невинно отозвалась ты, растянув губы в мягкой улыбке, отчего Киришима незаметно закатила глаза. - Тоука-чан, но ты ведь сделаешь мне скидку, как своей старой подруге? Я хотела бы сделать всего лишь один заказ, - ты захлопала пушистыми ресницами, пытаясь смягчить пыл девушки.
Тоука скривилась от того, как ты назвала её своей подругой, но, поняв, что ей так просто от тебя не избавиться, она выдохнула и вынужденно спросила:
- Что закажете?
- Мне, пожалуйста, в-о-о-он того высокого мужчину с бородкой, - указала ты взглядом на пепельноволосого гуля, переговаривающегося­ о чём-то с шефом. - Можно он обслужит меня? - в очередной раз невинно поинтересовалась твоя персона, состроив ангельское личико Тоуке.
Киришима цокнула про себя, раздражаясь твоим странным выходкам, но, в глубине души радуясь, что ты оставишь её в покое, она направилась к Йомо, передав тому через спину, что одна "вульгарная дамочка" запала на него и желает, чтобы он обслужил её. Ренджи тогда с недоумением повёл бровью, но без каких-либо слов и колебаний отправился к единственному посетителю. Спустя несколько часов, закончив делать домашнее задание, Тоука снова спустилась в кафе, желая попросить Йомо потренироваться с ней и Канеки. Какого же было её удивление, когда она заметила, как всегда сдержанный и невозмутимый мужчина растерянно болтает с твоей персоной, которая звонко смеялась в его компании, болтая о чём-то своём. Пожалуй, с того дня её неприязнь к твоей личности превратилась в откровенную ненависть. Её до ужаса раздражает тот факт, что твою плохую сторону видит только она, когда как другие снисходительно реагируют на твоё поведение, иногда даже посмеиваясь вместе с тобой над твоими шутками. А теперь ещё и Йомо, из-за которого ты стала всё чаще наведываться в "Антейку", погружая его в длительный и беззаботный разговор. "Да кто она такая?!" - со скрежетом в зубах произносит про себя Тоука, постепенно теряя терпение от этой ситуации. Однако, как бы серьёзно она не играла в детектива, ей не удалось раздобыть о тебе нужную информацию - ты так и осталась для неё загадкой. Ты хоть и замечаешь напряжённый взгляд Киришимы, но реагируешь на него со снисходительной улыбкой, уже не получая прежнего удовольствия от её бурной реакции. Кроме того, зная с уст Йомо о родственной связи с этой девушкой, ради него ты решишь больше не докучать девушке. И со временем синеволосая тоже успокоится на твой счёт, однако, стоя за буфетом, она по-прежнему будет сверлить вас с Ренджи, болтающих у одного из столиков, недоверчивым взглядом, втайне рассчитывая когда-нибудь узнать, кем вы приходитесь друг другу.

Нишики Нишио: пожалуй, он единственный из персонала "Антейку", кто поддерживает мнение Тоуки, что ты представляешь из себя будущего врага. А всё потому, что он сам стал жертвой твоих коварных шуток. Впрочем, даже такой сообразительный гуль, как он, ни за что бы не догадался о твоей истинной сущности, если бы ты сама не пожелала раскрыть себя. Ведь в первый день знакомства ты предстала перед ним скромной и неуклюжей студенткой-первокур­сницей, которая не знала, где находится её университет. Тогда ты торопливо бежала вперёд с опущенной головой, не разбирая дороги, и врезалась в грудь молодого человека, который, ухватив тебя за плечи, не позволил тебе упасть наземь. Ты подняла голову и, густо краснея, сердечно поблагодарила его за помощь, в целом создав себе ауру потерянной и крайне застенчивой девушки, отчаянно нуждающейся в опоре и поддержке. Нишики, несмотря на своё занятое сердце, поддался твоим чарам, на несколько минут задержав взгляд на твоём лице. "Нерасторопная дурочка, создающая, по всей видимости, сплошные проблемы. Но довольно миловидная. И... когда это птенцы-первокурсниц­ы стали обладать таким бюстом?", - заглядевшись на выпирающую из рубашки грудь, которая была едва прикрыта неряшливо застёгнутыми пуговицами, озадаченно подумал Нишики, почувствова лёгкое возбуждение от твоего откровенного вида.
- Так Вы мне поможете? - умоляюще спросила ты, невинно хлопая глазками, пытаясь растопить лёд в сердце Нишио, который ещё колебался в решении проводить тебя до университета.
- Ладно, так и быть, - несмотря на то, что Нишики посчитал это дело "геморройным", он с удручённым видом дал своё согласие. - А то ещё заблудишься и в первый же учебный день будешь отчислена. Сам когда-то был первокурсником.
- О, Вы такой добрый! Большое спасибо, Нишики-сан! - восторженно, словно ребёнок, ты пылко поблагодарила парня, кинувшись к нему в объятия, чуть ли не повиснув на его шее. Нишики воздержался от ответных прижиманий, однако не сумел скрыть пунцовые пятна на коже. А следом последовал и звонкий поцелуй в щёку, от которого гуль опешил.
- Нишики...? - Кими, желающая встретить своего парня после учёбы, приросла к земле при виде данной сцены.
- Чёрт, Кими, это не то, что ты думаешь! - поспешил оправдаться Нишио и, вырвавшись из твоих цепких рук, направился к девушке, пытаясь приобнять её.
Но Кими, у которой в глазах застыл тот поцелуй, не слышала того, что говорит ей парень. В горле пересохло, на глаза выступили слёзы, а в сердце что-то мучительно лопнуло.
- П-прости, что помешала... - напоследок бросила она с пустым взглядом и дрожащим голосом. Не выдержав обрушившейся на неё правды, она скинула с себя руки Нишио и, прикрыв заплаканное, опухшее лицо, помчалась прочь.
- Кими, постой! - крикнул кареглазый, надрывая голос, но девушка продолжала бежать, даже не обернувшись на него. - Чёрт! - рявкнул он, в гневе махнув кулаком по воздуху и пнув ногой ближайший камень с такой силой, что поднялась пыль.
Ты состроила виноватое лицо и, нерешительно подойдя ближе к шатену, осторожно промямлила:
- П-простите меня, пожалуйста. Я всего лишь хотела Вас поблагодарить... Какой же я ужасный человек! От меня одни неприятности! - горько простонала ты, задрав голову и по-детски завывая, будто норовясь вот-вот пуститься в слёзы.
- Эй, только ты ещё не начинай, - нервно оборвал тебя Нишио, не желая видеть ещё одни женские рыдания. Он хотел было ринуться за своей девушкой, но, увидев твою реакцию, в нём взыграла совесть. В конце концов он сам согласился помочь тебе и было бы грубо с его стороны оставлять тебя одну. Отрепетировав в голове будущую речь с извинениями и оправданиями перед Кими, он немного успокоился и настроил себя на более лучшие мысли. - Ты не виновата, это Кими не так всё поняла. В любом случае, мы с ней потом разберёмся, а сейчас я отведу тебя в твой университет.
- Хорошо. Ещё раз спасибо, Нишики-сан! - вытерев рукавом рубашки перламутровую влагу, сказала с цветущей улыбкой ты, последовав за парнем, который уже безразлично реагировал на твою любезность, будучи углублённым в собственные переживания из-за ссоры с Нишино.
Всю дорогу вы шли молча; Нишики, несмотря на спокойный вид, готов был рвать и метать от нетерпения увидеть Кими, а ты, видя его напряжённые черты лица, не решалась тревожить его покой. Когда вы дошли до места назначения, он повернулся к тебе лицом и, чуть смягчившись, сказал с безмятежной ухмылкой:
- Ну вот мы и пришли, первокурсница. Дорогу-то в кабинет найдёшь или совсем беспомощна?
- Найду, Нишики-сан, не беспокойтесь! - радостно улыбнулась ты. Убедившись в твоих словах, он на прощание махнул тебе рукой и, повернувшись спиной, побрёл в сторону своего дома, пропустив, как невинная гримаса слезла с твоего лица и на её месте появилась ехидная усмешка. - А Вы дойдёте ли сами до дома, Нишики-сан?
- Чего? - не поняв содержимое твоей фразы, озадаченно вопросил шатен, обернувшись к тебе лицом. Но то место, на котором доселе стояла твоя персона, уже пустовало. Пожав плечами, парень зашагал дальше, думая про себя о том, что ты вдобавок ещё и странная.
В тот день, когда он отошёл чуть подальше от университета, на него напали гули из другого района. Как выяснил позже Нишики, залатывая дома раны, ты оказалась с ними в сговоре. Находясь со всем 14-м районом, в котором ты обитаешь, в дружественных отношениях, ты от скуки решила помочь местным гулям, которые попросили тебя заманить в какое-нибудь место Нишио, чтобы свести с ним личные счёты. Тебе, одержимой зрелищами, не составило труда выследить парня и буквально скормить его другим гулям. Кими, узнавшая об этой трагедии, ринулась в дом Нишио, тут же извинившись перед ним и позаботясь о его ранах. Сам же парень с того дня возненавидел тебя и поклялся отомстить за то, что ты натворила. Однако удобного момента так и не нашлось; либо Кими, обеспокоенная здоровьем Нишики, останавливала его, либо он всё никак не мог наткнуться на тебя, ведь ты как сквозь землю провалилась после этого инцидента и ни один гуль не предоставлял информацию о тебе. В конце концов он смирился с твоим исчезновением и решил больше не возвращаться к тому злосчастному дню, даже ни разу не обмолвившись с персоналом "Антейку" словом о тебе. Но, когда ты уже сама пришла в кафе, он готов был взвыть разъярённым медведем. Нишики бы с радостью выпустил в тебя кагуне, если бы не Ренджи, который остановил его пыл достаточно "милой" болтовнёй с твоей персоной. А ты в тот момент, решив подразнить парня, с беззаботной улыбкой сказала ему:
- О, привет, Нишики-сан! Твои раны уже зажили? Это здорово! Прости меня за тот случай, ладно? Я была молода и глупа, но сейчас я мыслю совсем по-другому и осознаю свои ошибки. Ты ведь не злишься на меня, правда?
Такой наглости он ещё никогда не видел. И это глубоко врезалось в его сердце, отравив его чёрной и беспощадной ненавистью к тебе. Каждый раз, вспоминая о том, что он едва ли не поддался соблазну, променяв Кими на тебя, его колотит дрожью. А ведь тогда, когда он довёл тебя до здания, он на минуту призадумался о том, чтобы приударить за тобой, если ему не удастся помириться с Нишино. Теперь ему даже стыдно вспоминать о том, что он позволил этим мыслям всплыть наружу, а твою личность шатен отныне мечтает увидеть только в чертогах ада.

Хинами Фуэгучи: поначалу девочка относилась настороженно к тебе ввиду того, что говорили о тебе Тоука и Нишики. Но в силу своего юного возраста, в котором процветает наивность и доверчивость, она поддалась твоим чарам, когда ты с любезной улыбкой под неодобрительный взгляд Киришимы подарила ей кулон с изображением Лузера. Девочка ещё долго прыгала от радости, хвастаясь твоим подарком перед Тоукой, которая кривилась от твоей победной ухмылки, и сердечно благодарила тебя объятиями и тёплыми словами, назвав тебя ещё одной своей сестрёнкой. Тебе польстило такое внимание со стороны девчушки, а её детская радость от твоего подарка заставила тебя упрятать поглубже свою садистскую натуру, которая желала воспользоваться расположением Фуэгучи в своих корыстных целях. Наблюдая за ней, ты не можешь настроить себя на тёмные мысли; Хинами настолько искренняя, нежная и добродушная, что поневоле свет, исходящий от неё, греет и твоё местами чёрствое сердце. Поэтому, разрушая свои мрачные планы, ты спокойно присаживаешься за стол, на расстоянии и с какой-то блажённой улыбкой наблюдая за поведением девочки, которая притягивает к себе всех своей непосредственностью­. Иногда в твоей голове возникает мысль: "А почему я не могу быть такой? Люди находят меня привлекательной только тогда, когда я меняю маски. Кто же сможет полюбить меня настоящую? Может, мне стоит измениться в лучшую сторону...?". Даже Ута, зачастую сопровождающий тебя в "Антейку", приходит в изумление, замечая твой безмятежный взгляд, в котором непривычно не горят озорные искорки.
- Что это с тобой? У тебя такой взгляд, будто ты мечтаешь о чём-то романтическом - а это совсем на тебя непохоже, - заметил как-то масочник, сидя с тобой за одним столиком. - Должно быть, они подмешали что-то в кофе, - выразил вслух свои мысли Ута, разглядывая колыхающуюся жидкость внутри твоей чашки, которую он взял у тебя из-под носа.
Ты нервно рассмеялась на его замечание, разумом понимая, что на тебя действительно странно распространяется влияние Цветочной Девы.
- Да ничего, - безразлично отмахнулась ты, пытаясь улыбнуться кончиком губ. - Просто вдруг стало скучно.
Пожалуй, Хинами стала одной из немногих личностей, на кого не распространяется твоя чёрная сущность. Ты благосклонно относишься к девочке и, пропитавшись к ней искренней симпатией, будешь водить её на прогулки и делать незначительные подарки, которые Нишики и Тоука будут принимать за желание втереться в доверие всему персоналу через добродушную девочку, чтобы потом вонзить всем нож в спину, поэтому будут уговаривать её избавиться от твоих подарков. Хинами, к твоему счастью, не будет прислушиваться к своим друзьям и со слезами на глазах будет отстаивать твою доброту, прижимая к сердцу подаренные тобой безделушки.
- Сестрёнка, ты такая красивая, когда тебя украшают цветами, - как-то восторженно произнесёт шатенка, надев тебе на макушку венок из золотых одуванчиков, точно самодельную корону. А ты, поправляя с несдержанной, к твоему изумлению, улыбкой свой новый головной убор, ощутишь, как взор предательски покрывается туманной пеленой в присутствии этой личности, которая заставляет заново рождаться весну в твоём сердце своей трогательной беспечностью.

Рёко Фуэгучи: она спокойно относится к твоему общению со своей дочерью, хотя иногда и прислушивается к словам Нишики и Тоуки, которые не очень лестно о тебе отзываются, с некой настороженностью следя за твоим поведением. Но, не видя ничего подозрительного и опасного в твоих действиях, она тут же успокаивается, твердя на пару с дочерью, что молодые люди скорее всего ошиблись на твой счёт. Если Нишио тут же плюёт на это дело, говоря Киришиме, что это бесполезно, то девушка, трепетно относясь к семье Фуэгучи, продолжает упрямо настаивать на своём. Рёко пообещала ещё подумать о словах Тоуки, но сама, хоть и находясь в смятении чувств к тебе, больше склоняется к положительному мнению. Ей важно счастье своей дочери, а учитывая, что девочка после прогулки с тобой всегда приходит восторженная и с подарками в руках, она просто не может плохо о тебе думать и уж тем более запретить Хинами общаться с тобой.
- (Твоё имя), надеюсь, ты приглядишь за моей дочерью. Я доверяю тебе, как к хорошему человеку, - как-то умиротворённо сказала Рёко, нежно погладив тебя по плечу, из-за чего у тебя вырос ком в горле; давно тебя никто не называл хорошей.
- Эмм... Конечно, Рёко-сан, можете положиться на меня! - ты шутливо отдаёшь честь, получая обеззоруживающую улыбку безупречной женщины, и чувствуешь, как сердце ухает и падает вниз.
И только твой друг, всё время наблюдающий за трогательной сценой, возвращает тебя невозмутимой колкостью на землю: "Тебя записали в няньки, (Твоё имя)? Я бы тебе даже кошку не доверил".
- Заткнись, Ута, - шипишь ты себе под нос, до сих пор ощущая на себе эфемерное прикосновение Фуэгучи-старшей, которая пробудила в тебе одними неосторожными действиями давно забытую эмпатию, стёртую пылью жестокой жизни.

Ренджи Йомо: вы были знакомы ещё с раннего возраста, когда девушка только нашла тебя в развалинах сгоревшего дома. Рыжеволосая, обнимая тебя за плечи, привела тебя к неугамонному дуэту из Уты и самого Ренджи, желая приобщить тебя к своей компании.
- Ребятки, посмотрите, кого Итори-сама нашла! - с гордостью продемонстрировала свою находку девушку, легонько потреся тебя за плечи. - Это (Твоё имя)-чан, она сиротка, потерявшая свой дом. Я решила, что она будет в нашей компании, раз ей пока некуда идти. Так что прошу любить её и жаловать, иначе Итори-сама больше не будет вам помогать. А ещё лучш: не разрушайте при ней весь район, а то она у нас пугливая девочка, - причитала строго, словно мать, рыжеволосая, крепко обнимая твою персону, тем самым демонстрируя свои серьёзные намерения по поводу своей опеки над тобой.
Ренджи тогда не обратил на тебя особого внимания. Увидев твою зажатость и отстранённый взгляд, с которым ты обводила двух незнакомцев, пока барменша продолжала без умолку болтать, он только посочувствовал тебе. "Привязанность Итори - это не шутки", - мысленно сказал сам себе Йомо, не забывая о назойливости и болтливости девушки, которая может утомить кого угодно. С тех пор, как ты появилась в их компании, в жизни мужчины ничего не изменилось; он по-прежнему старался держаться обособленно от своих друзей, занимаясь своими делами, а ты продолжала держаться рядом с Итори, как преданная собачка, которую рыжеволосая зачастую водила за собой, куда ей вздумается. От того ваши встречи с Йомо были редки, а если они и случались, то лишь по инициативе девушки, которую звал Ута для привлечения внимания мужчин, куда она брала тебя с собой, порой заставляя и тебя участвовать в этом шоу. Возмущаясь, краснея и крича на подругу, ты всё же, чтобы хоть как-то наладить контакт с друзьями Итори, надевала вместе с ней откровенные наряды, без энтузиазма и со стыдливым видом выступая перед мужчинами, которых убивал масочник, пользуясь их отвлечённостью. Ренджи, наблюдая за вами на расстоянии, снова посочувствовал тебе, определив по виду, что ты совсем не создана для этого. "Что, они тоже заставили тебя вульгарно вырядиться?", - как-то спросил он у тебя, пока ты, стоя в стороне, ожидала, когда закончится беседа Уты и Итори, празднующих новый рекорд масочника по числу жертв, нервно и с отвращением теребя края своего короткого платья, которое ты мечтала поскорее снять. Смутившись, ты отпрыгнула от мужчины, стыдясь показаться перед ним в таком виде, и натянула ткань чуть ли не до колен, неловко промолчав и поджав губы. Йомо, посчитав тебя странной, спокойно прошёл мимо, оставив тебя одну, заставив облегчённо вздохнуть и одновременно разочароваться от его быстрого ухода. Если Итори и Ута почти всегда были вместе, то Йомо предпочитал держаться подальше от них, будто они вовсе и не являлись его лучшими друзьями, о чём на перебой твердили рыжеволосая и брюнет. После той неловкой ситуации ты прониклась любопытством к ним. Начав наблюдать за его одинокими посиделками на крыше, ты всё больше подмечала, что вы в чём-то похожи, что вселило тебе симпатию к нему, о которой ты раньше никогда не задумывалась, считая, что твоё сердце занято только рыжеволосой девушкой.
- Итори-чан, а почему Ренджи-кун постоянно сидит один? - как-то невзначай поинтересовалась ты у своей подруги, начав небольшое изучение его личности.
- Не обращай на него внимания, Рен-чан любит одиночество. Он всегда такой угрюмый и вечно погруженный в свои мысли и проблемы. Но я то знаю, что ему не достаёт общения. Он хоть и говорит, что мы надоедливы, но на самом деле жить без нас не может. Правда, никак не найдёт в себе силы побороть гордость, чтобы самому прийти и сказать, что он без нас скучает, - разочарованно вздохнула Итори, бросая косые взгляды на Йомо.
Тебе тогда показалось, что у вас действительно много общего: ты тоже любишь одиночество и в свободное время размышляешь о жизни, даже ваши отчуждённые взгляды были схожи, что заметила сама Итори. "Ну же, не будь такой букой, как Рен-чан!", - часто с ноткой капризности повторяла тебе она, растягивая твои щёки так, чтобы на твоих губах образовалась вынужденная ул