Бешеный хомяк

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Бешеный хомякПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | следующуюСледующая »


суббота, 6 мая 2017 г.
Тест: Renai Ranbu [Touken Ranbu] Микадзуки Мунечика «Стиль – не моя... Пандуся Сюся 21:16:58
­Тест: Renai Ranbu [Touken Ranbu]
Микадзуки Мунечика


­­


«Стиль – не моя сильная сторона. Мне всегда приходится просить других о помощи».


Всякий раз, когда ты распределяешь обязанности между мечами, ты смущаешься, едва мысли останавливаются на Микадзуки. Он был вековым оружием, возможно, одним из древнейших мечей, которые когда-либо бывали в твоей цитадели. Узревший, как с приходом и уходом людей меняется мир, он определённо должен был увидеть разные типы людей, какими они были, как вели себя в определённых ситуациях, как они жили и умирали.
– М-м... Кажется, ты впала в транс, ха-ха-ха.
Как по щелчку, ты тотчас же вернулась к реальности и увидела стройную фигуру, стоящую перед тобой. Терпеливо ожидая твоего ответа, Микадзуки улыбался. Это была та же улыбка, когда он впервые попал в твои руки – мудрая, терпеливая улыбка, какая постоянно сияла на его лице. По некоторым причинам это казалось тебе странным; может быть, это было его фирменным выражением лица, однако ты просто думала, что в этом и заключалось его своеобразие, как будто способность улыбаться таким образом в нём была заложена от природы.
– Ах, мои извинения, Микадзуки-сама, где же я была? – спросила ты, не обращаясь ни к кому в частности.
Дух вновь улыбнулся и издал лёгкий смешок. Осознав, что ты стала выпадать из реальности многим чаще, он счёл интересным понаблюдать за этим. Где бы ты ни находилась, каждый раз, когда твои зрачки фокусировались на чём-то, ты начинала реже моргать, а рот слегка приоткрывался, и это выглядело просто соблазнительно.
– Вы собирались поручить мне какую-то работу, – ответил Микадзуки, прежде чем искренне засмеяться.
– Да, верно...
У тебя никогда не было проблем с распределением заданий между другими мечами; в большинстве своём они отзывались или с радостью, или просто с послушанием. Однако Микадзуки стал для тебя настоящей дилеммой; личностью же он был добродушной, легко сходился с другими и заслуживал уважение многих. И в общем и целом ты была им довольна.
«Стиль – не моя сильная сторона. Мне всегда приходится просить других о помощи», – эхом раздалось в твоей голове, после того как Микадзуки вручили снаряжение.
Он был весьма порядочным мечом с хорошей репутацией, державший себя достойно.
– И что мне делать с этой вещью?
Отправить старый меч-дух трудиться...
Нахмурив брови, ты нехотя уже намеревалась дать ему какое-нибудь задание, но для него, ожидавшего твоих распоряжений довольно долгое время, такой жест показался грубоватым. Наконец ты приняла решение. Прикусив губу и проведя по ней языком, ты в итоге отправила его работать в поле.
Дух рассмеялся, не преминув случаем отпустить комментарий: «Блестяще, блестяще, это будет весьма интересным заданием».
Ты смотрела на него издалека: лоб покрылся потом, руки испачкались в земле, а одежда смялась. Это было болезненное, но лишённое сочувствия твоей стороны зрелище, однако скорее тяжелое, чем тревожное чувство осело на сердце, заставив его обрушиться куда-то вниз. Ты почувствовала дискомфорт.
Его глаза сияли, когда он собирал урожай и осторожно складывал овощи в корзину, повторяя процесс на других грядках и попутно вытирая пот с лица.
Ты медленно подошла к парню и протянула ему полотенце. Микадзуки округлил глаза и вернулся к привычно-улыбчивому­ выражению лица, с радостью приняв твою помощь.
– Работа в поле – в самом деле весьма приятное занятие, особенно если возвращаешься с результатами напряжённой работы, – бодро заявил Микадзуки, глядя на сочные овощи, и хихикнул.
Ты кивнула, и твой пристальный взгляд переместился на его покрытые грязью руки. Эти бледные, тонкие, изящные руки теперь были облеплены земляными комьями.
– Можно закончить на сегодня, Микадзуки-сама.
– М-м? Почему же?
Мне всегда приходится просить других о помощи.
Микадзуки наклонил голову, чтобы посмотреть на тебя, снова отстранённо смотрящую перед собой.
– А это имеет значение? – прошептал парень, не отводя от тебя взгляда.
Удивлённо моргнув, ты занервничала; твои глаза оглядывали всё вокруг, стараясь не смотреть на духа, стоящего перед тобой.
Парень улыбнулся, терпеливо ожидая твоего ответа. Это было одной из некоторых его черт, заставлявших твой голос дрожать.
– Вы выполняли тяжёлую физическую работу так поздно... Вы служите мне в качестве оружия, и я не вправе использовать Вас таким образом...
Микадзуки рассмеялся:
– Вижу, так вот в чём дело. Госпожа боится обидеть её мечи, – дух улыбнулся и погладил тебя по голове, повторяя свои же слова: – Стиль – не моя сильная сторона,

но романтика – одна из них.




Прокомментировать данную работу и ознакомиться с остальными можно здесь: http://arnlaug.beon­.ru/0-3-avtorskie-po­cherkushki.zhtml#e74­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-968.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: Его поцелуи (Сборник) Французский Поцелуй - Как же я соскучился... Пандуся Сюся 21:16:26
­Тест: Его поцелуи (Сборник)
Французский Поцелуй


­­
- Как же я соскучился, - произнес Дазай, обнимая тебя со спины. Прижав твое хрупкое тело к своему, он уткнулся носом в твою шею, вдыхая нежный аромат.
- Дазай, подожди немного, я только приготовлю до конца ужин, - смеясь отвечаешь ты, чувствуя, как любимый, точно маленький котенок, трется своим носом об тебя. Однако Осаму продолжает свое дело, не обращая внимания на твои протесты. Положив свой подбородок тебе на плечо, он произнес:
- Мне вполне хватит тебя на ужин.
Покраснев от такого явного намека, ты продолжила резать морковь, решив, что наглый Осаму уйдет. Но Дазай, на то и Дазай. Взяв твои руки в свои, он аккуратно убрал нож в сторону, а затем резко обернул тебя к нему лицом. Ты еще больше покраснела, все же тебя смущала подобная близость. Дазай, заметив это, ухмыльнулся. Он прикоснулся своими губами к твоим горячим устам. Не поцеловала, а просто прижался. И от этого ты смутилась еще больше. Постояв так пару минут, Осаму осторожно прошелся губами по твоему лицу. затем прикусил мочку уха, выдавив из тебя тихий стон. Затем он остановился, и посмотрел тебе прямо в глаза. И, надо сказать, увиденная картина ему понравилась: ты, вся красная как мак, с полуоткрытым ртом и пылающими щечками. Осаму облизнул губы, и, продолжая смотреть тебе в глаза, стал медленно приближаться к тебе.
Прикоснувшись слегка губам, он мягко сжал губами твои уста, а затем приоткрыв рот сильнее, осторожно начал действовать. Выпятив немного нижнюю губу, он приоткрыл твой рот, и вот ты почувствовала, как его горячий язык прошелся по твоим зубам, а затем мягко погладил твой язык. Ты снова застонала. Его поцелуй становился все сильнее и глубже, он действовал уже смело. Ваши языки переплелись, губы продолжали сжимать друг друга. Стало очень приятно и жарко.
Оторвавшись от тебя, Дазай произнес странным хриплым голосом:
- Мне, кажется, но ужин нам сегодня не понадобится.
Кивнув, ты позволила снова увлечь себя в жаркий поцелуй, пока его руки начали снимать с тебя рубашку.

­­
­Темница рыжих ворон
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-823.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: • [Сниму угол в любовном треугольнике] - Overwatch two; Далеко... Пандуся Сюся 21:15:04
­Тест: • [Сниму угол в любовном треугольнике] - Overwatch
two; Далеко на Востоке. Непал.


Zenyatta/ you /Genji


Когда у любовного треугольника исчезает угол, всё снова становится плоско.


Вот уже который месяц, тобой овладела страшная бессонница… Следствие внутренней борьбы, беспрерывного волнения и постоянных утопий…
и вот снова...5 часов утра. Звон гонга. Ты с трудом размыкаешь веки и смотришь в подвесной деревянный потолок. Находившаяся во власти тихой дремоты, ты не сразу сообразила где находишься. С трудом поднялась, откинув одеяло в сторону, и ударившись головой о потолочную балку, со стоном повалился на прежнее место, хватаясь руками за голову.
- День не задался… - пересохшими губами прошептала ты и потерев лицо ладонями, окинула комнату в поисках одежды.

С трудом, натянув одну штанину, ты глянула на часы. Без 15 минут 6 .
<<Как? Совсем недавно было 5!!>> - ты поторопилась.
Было холодно, глаза слипались. Ты ударилась головой еще раз и резво распахнув сеги , не справилась с равновесием. Тело поддалось вперед и упало на чью-то тяжелую грудь.
Подняв сонные глаза, ты слегка улыбнулась.
- Доброе утро, - сказал твой наставник мечтательно ,и положив руку тебе на плечо, поинтересовался, - как спалось?
Ты немного помялась. Чуть втянув губы, замешкалась:
- Пойдет.
Борясь с тяжестью, которой налились веки, ты попыталась полностью открыть глаза. Тщетно. Наставник тяжело вздохнул.
- Плохой сон?
Вместо ответа, уголки твоих губ вновь приподнялись.
Учитель покачал головой и положил вторую ладонь тебе на шею, слегка надавливая большим пальцем тебе на щеку. Нежное нажатие металлических фаланг было достаточно невинным, и в то же время пылким.
Прикосновение, вызвало у тебя ощущение , будто его рука, пробежала вдоль тела, минуя его выпуклости и оказалась между ног.
- Учитель…
Сердце сжалось в маленький тугой комок. Руки дрожали, хотели обнять наставника, прижаться к нему всем телом и забывшись, уснуть.
- Я заметил, в последнее время, твое плохое самочувствие… В чем дело? –заботливо произнес он.
Массирующее движение его пальца прекратилось, и учитель внимательно на тебя посмотрел долгим изучающим взглядом. В этих черных, бездонных глазах можно было утонуть. Они горели и искрились, когда он сердился и становились непроницаемыми, когда он размышлял.
- Я пойду умоюсь, - ты ринулась к двери, избегая вопроса.

Очень хотелось принять прохладный душ, но расстраивать учителя опозданием, хотелось меньше всего, поэтому ты быстрыми движениями умыла лицо ледяной водой, расчесала волосы, и с наслаждением почистив зубы, вышла из монастыря и направилась на медитацию к водопадам.
­­
- Утра! – обратился к тебе твой напарник и любимый ученик семпая.
Он медитировал в позе двойного лотоса, под старой сакурой. Ты подняла ладонь в знак приветствия и прошла мимо юноши, прямо к воде. Его стеклянные глаза рассеянно уставились тебе в спину.
- Не выспалась?!
Ты слегка улыбнулась и покачав головой, присела у мелкой речки, образованной водопадом .
<< Верно ли, что буддизм учит нас отказу от всех желаний??>> - ты задумалась над недавно заданным учителем вопросом, который в последнее время не давал покоя. Эти мысли навсегда заполнили разум и каждую ночь, мучили тело.
Медленно опустив ногу в прохладную воду, ты поежилась. По спине пробежалась орда мурашек и мысли моментально исчезли из головы. Зайдя в воду, ты погрузила тело под ледяные струйки водопада. От холодной воды на щеках появился легкий румянец, уши покраснели. Через мгновение тело скрылось за серебряной пеленой дождя.

Время текло невообразимо медленно. Ни о каком сосредоточении не было и речи, к тому же ты не знала, на чем следует сосредоточиться, а потому просто сидела и ждала, когда же ударит колокол и твои мучения наконец прекратятся.
Ты подставила лицо навстречу струйкам, постепенно успокаиваясь от прикосновений холодной влаги. <<Так о чем я там…>> - спросила ты себя и закрыв глаза, молитвенно сложила ладони.
Белая рубаха промокла насквозь, шелковые брюки прилипли к ногам, а пояс длинным шлейфом тянулся за тобой по воде, гонимый течением.
Мысли постепенно пришли в порядок. Наставник, сев в позу лотоса, воспарил над землей и принялся медитировать, а его ученик, пользуясь моментом, тем временем подкрался к водопадам.
Открывшееся его взору зрелище заставило юношу затаить дыхание.
Ты выпрямила спину и задрала подбородок повыше. Мокрая одежда прилипла к твоему телу и выделила все округлости твоей очаровательной фигуры.
Парень задышал тяжелее и чаще, когда его взгляд упал на очертания твоей груди. Он представил эти розовые набухшие бутоны в своих пальцах, почувствовал их вкус на своих губах.
Ему до боли хотелось подойти к тебе, заключить в свои объятия, но он не мог пошевелиться. Его сердце сжалось в холодный комок, а тело оцепенело. Он был готов наблюдать за тобой вечно: за прекрасной осанкой, за волнующие впадинки ключиц.
Он с минуту размышлял, не направиться ли к тебе, как вдруг где-то вдалеке послышался зов учителя вперемешку с песней колоколов. Реакция молодого воина была мгновенной. Ниндзя незаметно выбежал из сверкающих струй и направился в сторону часовни.
Услышав долгожданный звон, ты спрыгнула с камня в воду, подняв тысячи брызг и закрыв глаза вышла на пустую лужайку. Накинув на плечи махровое полотенце, ты направилась к монастырю, под удары колоколов.

Учитель и ученик тщательно готовились к чаепитию в саду. На столе были расставлены тарелки, чашки и несколько блюд с фруктами, овощами и различными вкусностями, приготовленными из рыбы и морепродуктов.
Сакура кидала лепестки на стол и украшала блюда крошечными букетиками. Возле стола были положены три подушки.
Пройдя через монастырские ворота, ты повернула голову в сторону, уловив сладкий аромат моти и нерешительно сделала шаг на запах.
Молодой ниндзя замер, когда увидел тебя.
- С клубникой… - прошептала ты, узнав любимый аромат.
С усилием сбросив с себя оцепенение, ниндзя вскочил с колен и бросился к тебе.
- Мы решили приготовить завтрак вместе, с учителем! Представляешь? Эта была его идея… Обычно этим занимаемся мы – послушники…
Ты рухнула на скамейку. Напарник продолжал стоять рядом, сжимая кулаки и широко улыбаться. От него так и веяло энергией.
Ты взглянула на товарища невидящим взглядом, полным тоски, затем скользнула им по каменному тротуару, вдоль домика и в итоге встретилась с улыбающимися глазами наставника. Поток мыслей оборвался и время казалось остановилось, а с ним застыла и ты. Ровная осанка, взгляд свысока, волевой подбородок и безумная аура добра.
Если бы ты только знала,что происходит у него в голове. Тебе едва ли хватило сил, что бы отвести взгляд и подняться со скамьи.
- Я... переоденусь, - сказала ты по слогам и приложив прохладную ладонь к ноющему синяку на макушке, направилась в комнату.

Гонг прозвонил раза. Вы поклонились в центр столика и опустились на колени. Учитель разлил зеленый чай по чашкам.
- Можно мне вот это… ? – ты указала пальцем на мочи.
- Спрашиваешь еще? Это мы сделали для тебя! Слышишь?? Все для тебя!! – напарник обнял тебя за плечо и взяв с тарелки моти, преподнес к твоим губам.
Руки дрожали у тебя на коленях.
- Ммможет быть… я сама?
Ты сделала глубокий вдох и почувствовала, как аромат клубники, заполняет грудь, в которой сердце застучало чаще. Алые губы приоткрылись и коснулись лакомого кусочка.
Учитель наблюдая за вами, чуть не разлил чай. Чуть заметно он стал нервничать:
- Кхм… - произнес он и заставил обратить на себя внимание.
Рука держащая моти опустилась, а взгляд устремился на роботические глаза. Радостное возбуждение сменилось тишиной.
Потянулись секунды ожидания. Время вновь принялось издеваться над тобой, еле двигаясь.
- Приятного аппетита, - произнес он томно и повернув голову в твою сторону добавил:
-Это все для тебя, ведь я…- он запнулся, глядя на своего ученика, но спустя несколько секунд, добавил, - мы… тебя очень любим…

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-485.html
Прoкoммeнтировaть
Взято: Тест: &quot;День прекрасный, день волшебный, праздник счастья и чудес... Пандуся Сюся 21:02:24
­vfif1234 22 марта 2017 г. 09:43:42 написала в своём дневнике ­Сад кровавых шипов
Deux
­­
Джокер (Томас): О, (Твое имя), вот ты где, наконец-то я тебя нашел! А у меня для тебя сюрприз! /Улыбаясь так лучезарно, что, казалось, мог бы затмить собою солнце (если бы сейчас, вечером, ему вздумалось появиться на небе), рыжий импресарио преподнесет тебе небольшой сверток, перевязанный алой лентой, и, заговорщически подмигнув, кивнет на твою палатку, в ответ на вопросительный взгляд заявляя, что лучше всего будет рассмотреть его подарок без посторонних глаз. Дивясь настойчивости Тома, но, впрочем, не препятствуя его желанию, ты уже в палатке с интересом развернув упакованную вещь, с восторгом обнаружишь легкое, чуть ниже колен, платье с открытыми плечами и небольшой оборкой на подоле юбки. А сиреневый цвет, пусть неброский, но в то же время завораживающий, только подогреет твоей восхищение. Кто бы мог подумать, что парень, не имеющий, по сути, никакого представления о женских нарядах, сможет отыскать такую прекрасную, а, главное, столь редкую для пуританского общества Лондона вещь! Что ж, откровенно говоря, ничего удивительного в этом нет, ибо Джокер, всегда считая тебя личностью во всех смыслах таинственной, но оттого, разумеется, не менее притягательной, в последнее время страстно возжелал найти что-нибудь, что дополняло бы этот образ. А сели учесть, что это платье в витрине магазина, которым ведает ателье Нины Хопкинс – единственное, что показалось парню лучшим вариантом, то становится понятно, почему выбор молодого человека пал именно на эту вещь. А теперь не заставляй его долго ждать: надевай скорей обновку, выходи из шатра да покажи, как она на тебе смотрится! Том же, зная, как трудно порой тебе угодить, сейчас места себе не находит – а вдруг тебе не понравилось? Однако беззаботно, вопреки ожиданиям, кружащаяся вокруг своей оси фигурка, с нескрываемым удовлетворением разглядывающая развевающуюся юбку, послужит лучшим ответом на его молчаливый вопрос. Ты для него – самая настоящая тайна: призрачная, едва доступная для понимания. Но Джокер не прекращает уповать на то, что когда-нибудь ты позволишь ему – и только ему одному – разгадать тебя/
­­
Снейк: (Твое имя) сегодня выглядит обворожительно…гово­рит Вордсворт. Мы надеемся, что наш подарок ей понравится…говорит Эмили. /А сей юноша, все это время, как оказалось, выжидающий, пока импресарио удалится, подойдет к тебе лишь после того, как убедиться, что рядом в радиусе пяти метров никого нет и, старательно пряча лицо в вороте мешковатой кофты, вложит тебе в руку тонкую серебряную заколку для волос в виде кобры. Не спрашивай парня, откуда он взял эту вещицу – просто закрепи ее над ушком и ободряюще улыбнись, дабы Снейк не посмел помыслить о том, что тебе неприятен подарок от «такого, как он». Тот же, видя, с каким трепетом ты принимаешь его маленький подарок, вмиг приободрится, пригласив тебя погулять по Риджентс-парку и сполна насладиться красотами Лондона до того, как цирк вновь сменит место локации. И пусть вся ваша прогулка будет казаться сплошной идиллией, молодой человек не будет разделять твоего мнения, тщетно пытаясь унять разбушевавшееся сердце и вздрагивая всем телом каждый раз, когда ты невзначай коснешься его. Да и можно ли вести себя по-другому, когда его божество, не страшащееся ни змей, ни их хозяина, как ни в чем не бывало шествует рядом с легкой улыбкой на лице и достаточно лишь одного движения, дабы взять его за руку? Однако вопреки страстному желанию, Снейк этого не сделает, ибо еще слишком боится даже намекнуть на свои робкие чувства. Молодому человеку все время кажется, что ты оттолкнешь или высмеешь его, и, хотя у тебя сего и в мыслях не было, почву для своего признания он подготавливает очень осторожно зорко следя за тем, дабы ты ничего не узнала раньше положенного времени и чтоб никто другой не вздумал подбивать к тебе клинья. То-то по территории цирка все чаще стали разноситься возмущенные крики Джокера, в очередной раз обнаружившего змею…Не сказать, что «повелителю змей» не жаль ссориться с названным братом, но будучи все же готовым бороться за свою любовь, Снейк понимает, что этот шаг неизбежен/
Даггер: /Он не знает, какой подарок приготовил тебе Джокер, однако уже давно заметил, как тот на тебя смотрит, что дало молодому человеку повод вздохнуть с облегчением. Ведь раз Том, которого Даггер втайне, но иногда все же считал соперником за внимание Бист, увлечен совсем другой девушкой, то для самого метателя ножей, стало быть, появилось больше возможностей завоевать укротительницу. Что он и бросится с удесятеренной силой исполнять, не возвращаясь более к размышлениям о том, каковы твои отношения с его другом/
Долл: - Ну, как все прошло? – уже по вашему возвращению в «Ноев Ковчег» спрашивала Долл у Снейка. – Брались за руки? Обнимались? Боже, не говори мне, что вы даже не целовались? Ох-хо…Право же, Снейк, ты слишком стеснителен…Так (Твое имя) никогда не поймет, чего ты от нее хочешь…/Посчитав, что Бист и Венди – не лучшие кандидатуры, к которым стоит обратиться по части дел сердечных, повелитель змей решил спросить совета у добродушной канатоходки, водившей вдобавок с тобой близкое знакомство. Та и посоветовала ему подарить тебе заколку и позвать прогуляться – ведь «наивной», как она считает, подруге ни за что не придет в голову, что это свидание. Правда, она была уверена, что юноша за время прогулки по парку признается тебе, но ее ждало горькое разочарование…/
Уильям Ти Спирс: Ну и к чему все эти глупости наподобие праздников? – спросил сам себя Уильям, глядя на копошащиеся перед твоей палаткой фигуры – сперва Джокера, затем Снейка и, разумеется, тебя самой.- Стоит ли так отчаянно их совершать, если в итоге всех ждет одна судьба? /Давно умершему, жнецу уже не понять всех прелестей жизни, а оттого времяпрепровождение­ циркачей его не больно заботит/
Своими впечатлениями можно поделиться здесь: http://eliameribel.­beon.ru/0-29-my-test­s-you-re-welcome.zht­ml
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-454.html
Источник: http://ball1998g.be­on.ru/44243-170-test­-quot-den-prekrasnyi­-den-volshebnyi-praz­dnik-schast-ja-i-chu­des.zhtml

Категории: Темный дворецкий
Прoкoммeнтировaть
Тест: |В объятиях Дьявола [Сборник... Пандуся Сюся 21:00:27
­Тест: |В объятиях Дьявола [Сборник]
belfegor;


вызывающая страсть;

­­

«Ши-ши-ши, ты совсем необыкновенная: строишь из себя недотрогу, но сама хочешь меня не меньше - я давно разгадал тебя. Все эти откровенные наряды и глубокие декольте - говоришь, чтобы я не осуждал твой стиль. Но я-то знаю настоящую причину их ношения...»

Завязываешь вьющиеся волосы в тугой хвост, некоторые непослушные пряди спадают на твое умиротворенное лицо, на прикрытые веки. Выдыхаешь, осматриваешь свое обнаженное отражение в зеркале - ничего необычного. Однако чувствуешь что-то непривычное, колющее изнутри. Дотрагиваешься холодными пальцами до лица, словно убеждаясь, что это - ты, и никто более. Убедившись, что последнее время тебе много кажется, отходишь от зеркала и открываешь краны с горячей и холодной водой. Кое-как отрегулировав необходимую температуру и мощность потока, залезаешь под теплый душ.

Струйки воды мягко обволакивают тебя, словно массажируя твое уставшее за день тело. Хороший вечер, никто не мешает, не нарушает идиллию. Иногда такие минуты сладкого одиночества были необходимы тебе, как воздух.

Пальцами проводишь по неглубокому, почти затянувшемуся порезу на ноге, так часто предоставляющему тебе сильные боли. Почти три недели назад на тебя напали среди бело дня, затащили в ближайшую подворотню и, ударив со всей силы, приказали подчиняться.

«Иначе хуже будет!»

Слова, словно клинок, вонзаются в твои уши.

«Закрой рот, дрянь!»

Зажмуриваешь глаза, а эта сцена вновь и вновь проносится в твоем сознании. Все обошлось, ты почти не пострадала (не считая пореза на ноге), но зрелище свалившегося замертво несостоявшегося насильника мешает тебе спать уже которую ночь. Странное хихиканье, смешивающееся с шипением змеи, эхом отдается в ушах.

«Бояться нечего, принцесса!»

Кто бы говорил - нечего!

«Ши-ши-ши, мне известно, что ты меня боишься. Но разве страх не порождает влечение? Я замечаю, как ты смотришь на меня, как размеренно поднимается твоя грудь от вздохов, как ты смущенно сводишь ноги... Как ты необдуманно сводишь меня с ума!..»

Подставляешь разгоряченное лицо под освежающую струю, умываешься и глубоко вздыхаешь свежий, сырой воздух. Ничего, все позади! Жизнь не кончается, но расширенные от ужаса глаза напавшего тебе вряд ли удастся когда-либо забыть. Может, этот человек и не заслуживал смерти? Может, он мог бы исправиться? Конечно, хорошенько вмазать - стоило, но убийства... Они все меняют.

Чувствуешь влагу на своих щеках, но воду ты уже выключила.

Что это? Страх? Нет, это решимость. Кольцо на среднем пальце правой руки заискрилось фиолетовым пламенем. Ты достаточно долго боялась, пора взять дело в свои руки. И начнешь ты с него, покажешь, чего стоишь, покажешь, что балом правишь ты.

Конечно, придется запихнуть куда подальше женскую гордость и притворяться смиренной и послушной (или, скорее, обольстительной?), но это явно того стоит. Ты понимала, что это может зайти слишком далеко, но не жалела и не раздумывала. Идея - рискованная, но этот блондин королевских кровей (или, скорее, с завышенным чсв?) давно уже подбивал к тебе клинья. Постоянно находится рядом, докучал, однажды порезал тебя своим клинком, а потом, обаятельно, но совершенно не добро рассмеявшись, слизнул кровь с твоей щеки. Ты оттолкнула его и, стараясь держаться ровно и уверенно, послала куда подальше. Это относится к домогательству? (или, скорее, к безумству?)

Он давно приметил тебя, еще с того времени, когда ты была под руководством Мармона, который по достоинству оценил твои экономические способности. Вы не говорили, вас, конечно, не представляли друг другу, тебя просто поставили перед фактом, что, по причине побега твоего начальника, теперь тобой "владеет" хранитель Урагана.

«Чёртова девчонка! Чистое обольщение во плоти. Прекрати же отталкивать меня, мы оба этого хотим, ши-ши-ши. Все самое прекрасное должно принадлежать только принцу, так ведь? Тогда не сопротивляйся, раз твоя учесть предначертана судьбой!..»

- Ваше Величество, - губы расплываются в наигранной приторной улыбке, а глаза излучают поддельный восторг. Безусловно, он заметил это, и ему нравится играть по таким правилам. - Вы меня звали?

Тебя никто не звал, но ты уже придумала отговорку - тебя якобы подставили младшие офицеры, уверяя, что тебя позвал твой непосредственный начальник. Они однажды делали такое, поэтому новость бы не удивила блондина.
Но он сделал свой ход.

- Нет, но разве это важно? - он характерно захихикал, - Присаживайся же, нам есть что обсудить, - легким движением руки он указывает тебе на роскошное кресло подле себя. Узкое платье неприятно сдавливает все тело, но ни одна мышцы не показывает твоих неудобств, а длинные аккуратные ноги ступают ровно, словно модель по подиуму. О чем он? Вам серьезно есть о чем поговорить, или он давно раскусил твой план и хочет взять командование в свои руки? Ты не сомневалась, что это так, но делала вид, что не подозреваешь, что он хочет обсудить.

- Ты - видная девушка, (Имя), - комплимент, собственно, обыденный, но от такого человека ты явно не ожидала его услышать. От приятного удивления ты забыла поблагодарить принца, но тот и не требовал твоей реплики, - А я - видный мужчина, не так ли?

Ты готова рассмеяться, чувствуя, как розовеет собственное лицо.

- Безусловно, Ваше Величество.

- Ну, к чему эта фамильярность! На одну ночь я могу стать для тебя просто Бельфегором, - его невесомый поцелуй в шею волной отдается по всему телу. Беззвучно вздыхаешь, отводя взгляд в сторону.
Но он не позволит. Сейчас и всегда ты будешь смотреть только на него.

Любовь не длится одну ночь, и вскоре ты в этом убедишься. Когда, спустя шесть лет, получишь собственную диадему и привилегии в виде толпы прислуги и роскошного свадебного платья. А взгляды влюбленного видного мужчина полагаются, как приятное дополнение.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-440.html

Категории: Реборн
Прoкoммeнтировaть
Взято: Тест: &quot;День прекрасный, день волшебный, праздник счастья и чудес... Пандуся Сюся 20:44:19
­vfif1234 22 марта 2017 г. 09:44:19 написала в своём дневнике ­Сад кровавых шипов
Cinq
­­
Эрен Джагер: /Весь сияя от гордости и явно напрашиваясь своим видом на похвалу, Джагер ранним утром подлетит к женской казарме и, дождавшись, пока ты выйдешь, сперва крепко тебя обнимет, а потом всунет в руки небольшую, песочного цвета коробочку, наспех перевязанную сплетенной в подобие косицы бечевкой. Впрочем, парню еще можно простить его маленькую неуклюжесть – ему ведь до смешного редко доводилось дарить подарки тем, кто ему дорог, а тем более если этот человек занимает очень и очень особое место в его сердце и при этом юноша не знает, как в его присутствие себя лучше вести. А уж открыв коробку, будь готова и вовсе забыть о такой мелочи, как оформление, ибо то, что лежит в ней, нынче можно счесть одним из самых изысканных подарков. Да, ты поняла совершенно верно: вчера Эрен с раннего утра оббегал все черные рынки в Тросте и его окрестностях, чтобы добыть заветный деликатес, шоколадные конфеты. И это не какой-нибудь грубый армейский шоколад с добавлением спирта, ни в коем случае! Это самый на что ни есть дефицит: маленький шарики из тающего во рту молочного шоколада с начинкой из орехового пралине с притягательной ноткой вишневого ликера. И юноша не замедлит доказать тебе это, почти сразу же выбрав один и, приблизив его к твоим губам, предложит попробовать. И, провожая горящим взглядом исчезнувшую между приоткрытых губ сладость, Джагер сам в это время будет находиться на седьмом небе – еще бы, наконец-то ему удалось вызвать у своей возлюбленной улыбку и не попасть при этом впросак! Уже небывалый успех, верно? А уж если учесть, что даже зная о его «особенности» ты общаешься с ним без опаски, то не значит ли это, что у молодого человека есть шанс пробудить в тебе ответные чувства? Однако в любом случае Эрен, будучи в делах сердечных личностью неопытной, ухаживать за тобой собирается долго и упорно, стараясь разнести все преграды и даже увеличившиеся ни с того ни с сего наряды от капрала не сумеют охладить его пыл. Юношеская страсть, бурлящая в сердце Джагера, неуклонно толкает его вперед, а оттого он едва ли уверен, что не сможет раньше положенного времени не прижать объект своего обожания к груди. А оттого – берегись! Стоит тебе дать Эрену хоть малейший знак – и он просто сожжет тебя в огне своих чувств/
- (Твое имя), что же это ты и не угощаешься больше? Ну же, попробуй еще одну. А то я обижусь! – наигранно дуется полутитан, выбирая из коробки очередную конфету.
­­
Леви Аккерман: Никогда бы не подумал, что когда-нибудь опущусь до того, чтоб творить такие же глупости, как и те мелкие отродья.../«С каких это пор в разведке завели моду что-то праздновать?» - спрашивал себя капрал, слушая, как Саша возбужденно вещает остальным о дне рождения лучшей подруги. «Когда я стал интересоваться подобной ерундой?» - с удивлением отмечал он про себя, невольно вслушиваясь в беседу новобранцев, подтрунивающих над влюбленным в тебя Джагером. «Как я оказался вовлечен в это?» недоумевал он, когда уже стоял в помещении одного из ателье Троста и, игнорируя изумление швеи, просил ее вышить на кипенно белом шейном платке инициалы сослуживицы. Слишком много вопросов, на которые у сурового мужчины пока не предвидится ответов. Быть может, они кроются во всех тех моментах, когда ты обрабатывала его раны после неудачных вылазок? Или в том решительном блеске глаз, с которым ты, не взирая на толки о жесткости капрала, заставляла его пропускать тренировки, пока он полностью не восстановится, отпаивая чаем с добавлением дефицитного малинового варенья? А, может быть, в том упорстве, с которым твоя личность пыталась разговорить Аккермана во время таких вот «чаепитий»? Впервые в жизни Леви просто не находит логического объяснения происходящему, но при этом мужчина с содроганием осознает, что энергичная девушка давно перестала быть для него простой подчиненной. «Ну нет, я слишком стар для подобных глупостей!» - твердит себе капрал, в очередной раз принимая из аккуратных ладошек чашку или поймав себя на мысли, что ему хотелось бы поговорить с тобой не только о предстоящих вылазках. - Молодые должны быть с молодыми…». Впрочем, даже такое самовнушение не останавливает его от чисто детской ревности, проявляющейся в назначении огромного количества нарядов Эрену, стоит тому очутиться рядом с тобой или в приказах разбирать отчеты в его кабинете тебе, в то время как сам Леви исподтишка наблюдает за тобой. И, тем не менее, открыто намекать тебе на проснувшиеся чувства он не собирается, а оттого и подарок тебе он не отдаст лично в руки, а тихонько оставит его на твоей койке в казарме. Однако напускать тайну не имело смысла, ведь с любопытством открыв маленькую коробочку и выудив оттуда тонкую ткань, ты, памятуя, кто в легионе питает слабость к шейным платкам, догадаешься обо всем сама, а оттого и несказанно обрадуешься: неужели ты добилась своего и капрал вспомнил, что он – не бездушная машина? Знала бы ты, как оказалась права…/
Армин Арлерт: Эрен буквально расцветает рядом с (Твое имя). Мне кажется, что с некоторых пор она стала для него еще одной причиной, по которой он хочет уничтожить гигантов…Хотя сейчас, наверное, еще рано что-то загадывать наперед, ведь он даже не сделал попытки признаться ей в своих чувствах. Ох, поторопился бы – а то Микаса меня изъест своими подозрениями…/Кому же, как не ему, лучше всего знать о том урагане, бушующем в душе Джагера, если тот сам взахлеб рассказывал ему о том, как тобой восхищается? В общем-то, Армин рад за друга, хоть иногда он и ловит себя на мысли, что слишком уж тот тормозит с признанием. В самом-то деле, сколько почву прощупывать можно? А тут еще и Микаса, почуявшая симпатию сводного брата к другой девушке, грозится «серьезно с ней поговорить, дабы узнать, серьезные ли их намерения» - что ты тут будешь делать? Поэтому Арлерт чуть ли не грудью встает на защиту вашей с Эреном идиллии, про себя молясь, дабы Джагер окончательно разобрался в том, что чувствует к тебе/
Зоэ Ханджи: Леееви, какая встреча! Позволь узнать, что ты забыл в женских казармах, аа? Как это, я только что видела, как ты оттуда выходил, и не отнекивайся, извращенец! Нууу, и кто же та несчастная, на которую ты положил глаз? /К несчастью для капрала, ученая наткнулась на него в тот момент, когда тот, оставив на твоей кровати свой подарок, собирался по-тихому покинуть «место преступления». Стоит ли говорить, что этого она без внимания не оставила, тут же найдя прекрасную возможность подтрунить над мужчиной? И даже низкий рык «Не твое дело, дура очкастая» не омрачит ее веселья. А так-то Ханджи поражена, что Аккерман вдруг проявил интерес к женскому полу, пусть и таким…кхм…необычным­ образом/
Эрвин Смит: /Он никогда не интересовался тем, кто и кому в Разведотряде нравится, однако участившиеся между Ханджи и Леви перепалки ему ой как не по душе, а оттого он был вынужден на пару дней отправить капрала в Митрас, дабы легион наконец сумел обрести такую необходимую тишину. Хорошо еще, что сам с ним не поехал, а не то узнал бы о себе много интересного – ведь как только Леви не распекал командора, будучи не в силах избавиться от мысли, что в его отсутствие Эрен полностью приберет тебя к рукам/
Своими впечатлениями можно поделиться здесь: http://eliameribel.­beon.ru/0-29-my-test­s-you-re-welcome.zht­ml
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-454.html
Источник: http://ball1998g.be­on.ru/44243-171-test­-quot-den-prekrasnyi­-den-volshebnyi-praz­dnik-schast-ja-i-chu­des.zhtml

Категории: Атака титанов
Прoкoммeнтировaть
Взято: Тест: &quot;День прекрасный, день волшебный, праздник счастья и чудес... Пандуся Сюся 20:44:04
­vfif1234 22 марта 2017 г. 09:44:42 написала в своём дневнике ­Сад кровавых шипов
Quatre
­­
Джузо Сузуя: /Выросший среди гулей, Джузо отродясь не был знаком с таким понятием, как чей-то день рождения, включая свой собственный. Обо всех его тонкостях ему рассказывал уже Шинохара – это случилось после того, как ты, вычислив, когда примерно должен был родиться твой сослуживец, преподнесла ему в качестве подарка новый альбом для рисования и купила торт. Это обескуражило не привыкшего к заботе Сузую, но чувство, ощущаемое в груди, было слишком приятным, чтобы просто так о нем забыть. И уже этого было достаточно, дабы взглянуть на ассистентку Кишо Аримы с совершенно иной стороны. А брошенная Шинохарой фраза «День рождения – это когда ты напоминаешь особенному для тебя человеку, что рад тому, что он есть, и даришь ему что-нибудь» все не выходила из головы мальчишки, и наконец, поле долгого и упорного (насколько это было возможно для него) шевеления мозгами, Джузо решил: «Получается, я особенный для (Твое имя)-сан, да? Если так, то, наверное, ей тоже надо что-нибудь подарить на этот…день рождения». Но скажите на милость, что же дарить, если в карманах неделями напролет гуляет ветер? Тут-то и пришла на помощь логика каждого мужчины, больше напоминающая инстинкт: раз девушка – значит, любит цветы. «А раз так – то лучше подарка и не найти!» - радостно подумал Джузо и отправился в рейд по всем городским клумбам. И хотя в некоторые газеты Токио после поместили заметку о том, что неизвестный невесть зачем дочиста опустошил клумбы в самых красивых местах города, молодой человек не будет испытывать ни малейших угрызений совести, ведь тот благодарный взгляд, с которым ты примешь его подарок, заворожит Сузую настолько, что он забудет и думать о том, откуда брал цветы. В итоге весь день ты проведешь за плетением венков, выбирая «украшения» из огромной охапки, которую Джузо водрузил тебе на стол. Сам же мальчишка, не сводя с тебя заинтересованного взгляда, во второй раз задумается: «Стало быть, (Твое имя) теперь тоже особенная для меня? А как тогда это называется? Кажется, в телевизоре говорили о чем-то подобном, жаль, что я забыл это слово…». Джузо не знакомы понятия «любовь» или «симпатия», однако он жаждет понять, что за странное тепло заставляет его сердце стучать быстрее, стоит тебе пригласить его на кофе, и что за ярость заставляет парня сживать кулаки при виде болтающего с тобой Сейдо. И для того, чтобы сделать это, он готов на любой «эксперимент» - вплоть до того странного поведения парня и девушки на экране телевизора, последовавшего вслед за странными словами «Я люблю тебя»/
- (Твое имя)-сан, а разве цветы не нужно ставить в воду? – тянет мальчишка, сверля алыми глазами венок на твоих волосах. – А ты вот из них веревочки на голову плетешь…Если хочешь, я могу принести вазу – Маруде-сан не обеднеет, если я ее на время позаимствую…
­­
Сейдо Такизава: О, как я и ожидал, (Твое имя), тебе очень идет! – радостно заявляет Такизава, в то время как ты вертишься перед зеркалом, разглядывая свою личность. /Не преминув возмутиться по поводу того, что «из-за Джузо весь коридор на третьем этаже теперь в земле», Сейдо затем милейше улыбнется и, зайдя тебе за спину, попросит закрыть на миг глаза. В следующую секунду вокруг твоей шеи обовьется нечто тонкое и прохладное, а когда ты подорвешься со стула, обратив свой взор в зеркало, то обнаружишь, что молодой человек приготовил тебе небольшой сюрприз – золотую подвеску в виде бабочки с аметистовыми камешками на крыльях. Шатен же тем временем незаметно для тебя бросит торжествующий взгляд на нахмурившегося Сузую – смотри, мол, и учись: вот что девушкам дарят. Однако стоит заметить, что на этом-то познания Сейдо о девушках и заканчиваются, что делает его немногим лучше наивного Джузо. К слову, и общение-то ваше завязалось с тех пор, как ты стала тем единственным, кто еще прилагал хоть какие-то усилия, дабы прекратить перепалки между этими двумя. Тогда Сейдо впервые отметил, что ему нравится наблюдать за тем, как одна эмоция на его лице сменяет другую, пока ты их отчитываешь, а затем поощряешь чем-то сладким. Именно после одной из таких ситуаций Такизаву стала преследовать навязчивая мысль, что Джузо плохо на тебя влияет, и что компания самого шатена тебе бы подошла больше. Но он до сих пор не может объяснить, когда стремление оградить тебя от обладателя «Джейсона» переросло в желание просто находиться рядом, слышать твой голос или наблюдать, как ты управляешься с отчетами Аримы. Со стороны может показаться, что юноша всего лишь пытается хоть в чем-то превзойти Акиру, устроив личную жизнь раньше нее, но на самом деле его намерения куда чище и возвышеннее. Хотя в пересудах коллег есть и доля правды: превзойти кое-кого Сейдо и правда хочет. Но отнюдь не Акиру, а девятнадцатилетнего­ парнишку, конкурирующего с ним за твое внимание. И ради этого он готов пойти на многое, стараясь быть честнее как с объектом обожания, так и с самим собой/
Юкинори Шинохара: Ками-сама, как же я только оказался вовлеченным в это…Только бы все прошло гладко и никто ничего не заподозрил…/Мужчину­ чуть не хватил инфаркт, когда сияющий Джузо протащил через упомянутый Сейдо третий этаж штаб-квартиры огромную охапку цветов, вырванных, как есть, с корнем. Шинохара, между прочим, до сих пор не может поверить, что тогда, выслушав напарника, он не отругал мальчишку, а охая и вздыхая, принялся помогать ему очищать «награбленное» от шипов и комьев земли, ибо перечить загоревшемуся желанием угодить тебе {censored} опасно. А сам в то время твердо решил в самом скором времени поговорить с Джузо на тему «Как себя вести с девушками и что лучше им дарить». Пусть впредь парнишка использует менее рискованные методы…/
Акира Мадо: /Как ни странно, в большинстве своем эта девушка ощущает по отношению к тебе сильнейшее сочувствие. Ведь Акира, по секрету скажем, даже врагу бы не пожелала стать объектом обожания таких разгильдяев, как Сузуя и Такизава. «Чай неприятно думать о том, что за тебя ругаются, как дети за лопатку в песочнице», - думает Мадо, а потому, считая, что сама ты думаешь аналогично, по окончанию рабочей смены она пригласит тебя к себе домой на девичник. Тогда, разливая чай и раскладывая по блюдечкам торт, купленный вами по дороге из штаба, она настоятельно посоветует тебе не вестись на уловки молодых людей, а все время держать их на расстоянии вытянутой руки. Довольно своеобразная забота, но иначе Акира свое желание подружиться пока что не может/
- Помяни мое слово, рядом с такими надо держать ухо востро… - заметит девушка, досадливо вздохнув, когда ты беззаботно махнешь рукой, давая понять, что опасаться нечего. – Эх, какой же ты все-таки еще ребёнок… - добавит она про себя, уже не в состоянии, впрочем, скрыть едва заметной полуулыбки.
Кишо Арима: Благодарю за твой труд. Можешь быть свободна. /В благодарность за проделанную в рекордные сроки работу по сортировке отчетов CCG за прошедший месяц мужчина расщедрится настолько, что даст тебе отгул на последующие два дня – это, учитывая его характер, пожалуй, уже можно счесть за подарок ко дню рождения/
Своими впечатлениями можно поделиться здесь: http://eliameribel.­beon.ru/0-29-my-test­s-you-re-welcome.zht­ml
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-454.html
Источник: http://ball1998g.be­on.ru/44243-172-test­-quot-den-prekrasnyi­-den-volshebnyi-praz­dnik-schast-ja-i-chu­des.zhtml

Категории: Токийский гуль
Прoкoммeнтировaть
Взято: Тест: Весенний бал Результат первый Огромный зал, сияющий точно... Пандуся Сюся 20:28:42
­Monsieur Carla 18 апреля 2017 г. 05:55:37 написал в своём дневнике ­Vampire's Note
Результат первый
Огромный зал, сияющий точно начищенная монетка. Золотые стены украшают фрески из голубых, зеленовато – синих, рыжих и красных узоров. Высокие, разрисованные ликами святых потолки, со свисающей масштабной люстрой, сделанной из золота, серебра и хрустальных капелек. Приятные запахи духов, и роз, что разбросаны по всей зале. Слышимый шелест пышных пестрых юбок дам, звонкое щелканье мужских каблуков, и хор негромких голосов. Ловкие, и незаметные лакеи снуют по всей бальной комнате, раздавая бокалы с шипящим внутри шампанским.
Все одеты в яркие, пылающие всеми цветами радуги платья и костюмы. И на всех большие, украшенные пушистыми перьями и разноцветными камнями, маски. И теперь никого не узнать, словно весь зал и его гости преобразились, став пугающе чужими и восхитительно прекрасными. И теперь нельзя сказать, кто есть кто. Кто та девушка в светло-зеленом платье, стоящая у ваз с цветами? Кто тот юноша в синем мундире и пестрой маске? И все гости, пользуясь этим случаем, стали вести себя по-другому, открыто и радостно выражая свои чувства, словно надев картонные маски, они, меж тем, сбросили другие, те, что были всегда на них, те, что прикрывали их душу.
Ты стоишь у стены, разглядывая причудливые узоры. И тут звонко ударил оркестр, тем самым, предупреждая о наступающем вальсе. Юноши, вняв этому призыву, подходят к дамам и протягивают им руку. Леди хихикают, размахивая веерами, и позволяют себя увести на танец. Ты наблюдаешь, как они идут, продолжая хихикать, а сами постоянно оборачиваются, и видно, как на их припудренных щечках блестит радостный румянец.
- Позвольте пригласить вас на танец, – произносит молодой человек, подошедший к тебе. Пытаешься его разглядеть, тем самым, желая угадать, кто прячется под этой простенькой белой маске. Но лицо (вернее, пол лица) кажется незнакомым, и только сияющие золотом, как и все в округе, волосы дают маленькую подсказку.
- Конечно, - отвечаешь ты, протягивая ему руку. Он аккуратно берет ее, чуть пожимая, и ведет в самую середину бального зала. Снова ударил оркестр, и начался бал. Уверенно кружа тебя в танце, твой партнер мягко улыбается тебе. От него пахнет чем-то приятным и сладким. А может это перемешавшееся амбре женских духов и цветов, что впитался в каждый кусочек ткани.
Вы продолжаете танцевать, пока музыка не прекращается. Как только стихли последние ноты, твой партнер, отпускает тебя, при этом, продолжая держать за руку. Ты молчишь, не зная, что ему сказать. Он начинает разговор сам:
- Не желаете продолжить общение, юная мисс (ваша фамилия)? Я был бы очень рад и дальше танцевать с такой милой девушкой как вы!
- Ну, что вы! – смущенно отвечаете вы, - я буду рада.
Он смеется, и, наклонившись к твоему лицу произносит: Джотто Примо.
- (Имя Фамилия) – отвечаете вы, и Примо снова начинает кружить вас под музыку вновь заигравшего оркестра.
Мнения:
Джи: Эта девушка очень милая./Увидел, как ты танцуешь, и был тем самым восхищен тобой. Узнав о симпатии своего босса, огорчится, но решит, что счастлива ты будешь только с его другом. Незаметно за тобой приглядывает.
Накл/ Его здесь не было. Увы, он был занят.
Асари: Эта милая девушка очень добра, позаботься о ней Примо./Твой хороший знакомый. Вы встретились тогда, когда он играл на флейте, а ты просто гуляла рядом. Беспокоиться за тебя и постоянно лезет с советами к Примо.
Алауди: Примо плохо танцует./Еще один влюбленный. Вы с ним виделись довольно часто, так как он друг твоего отца. Облако Вонголы Примо, можно сказать, полюбил тебя с первого взгляда. И теперь ему не нравиться, что рядом с тобой вечно находиться Джотто.
Деймон: ничего не скажет, лишь коварно улыбнётся, и будет следить за твоей персоной.
­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-785.html
Источник: http://midnighthist­ory.beon.ru/0-887-te­st-vesennii-bal-rezu­l-tat-pervyi-ogromny­i-zal-sijajuschii-to­chno.zhtml

Категории: Реборн
Прoкoммeнтировaть
Тест: Трилогия любви Война Белой и... Пандуся Сюся 20:27:42
­Тест: Трилогия любви
Война Белой и Синей Розы


­­
Премьер-министр - Два бриллианта


Вздыхая сладкий и ненавязчивый аромат белых роз, принесенных с утра, ты гладила нежные, точно шелк, лепестки, наслаждаясь этим занятием. В маленькой фарфоровой чашке с золотистым ободком дымился зеленый чай. Исходящий аромат свежих цитрусов, зеленых листьев и проливных дождей, частых гостей плантаций, откуда прибыл сам напиток, успокаивал душу, уже давно не знавшую безмолвного затишья. Город гудел, как улей, в который забросили камни. Он тоже не знал покоя. Покоя, что царил в нем всегда, пока его невидимый порог не пересекли две пары ног. Взбаламутив эту тихую обитель, спугнув всю его безмятежность, они смогли устроить настоящий, пусть и не масштабный, хаос, который толстым осадком осел в твоей душе.
Ты была дочерью одного богатого, пусть и малоизвестного графа. Будучи состоятельной наследницей, ты занималась своим любимым делом – цветоводством. Выращивая эти тонкие, прекрасные и хрупкие ростки, грея их своим дыханием и душевными разговорами, ты чувствовала себя в своей стихии. Ну что может быть прекраснее цветов? Ничего! Блестящие в солнечных лучах, камни никогда не будут нежными и мягкими, матовые жемчужины никогда не заменят ту хрупкость и гармоничность, присущее милым бутонам, и даже самые роскошные платья не сравнятся с теми волшебными оттенками, коей есть у цветов.
Сначала ты только выращивала цветы, пересаживая и поливая их, а затем, по подсказке заботливой тетушки, ты открыла свой маленький, но уютный цветочный магазин. И вот яркая, красная вывеска с золотыми буковками покачивается на ветру, блестящая от чистоты витрина украшена гирляндами с лепестками, бантиками, розочками, цветной мишурой, деревянными масками и прочими изделиями из ленточек. На иголках важно покачиваются хрустальные игрушки: мышки в шляпках и барабанах, лисички с пышными веерами, кавалерия, состоящая из лошадей с взметающейся гривой и бравых воинов с поднятой кверху шпагой. А в самой середине витрины маленький и чудесный деревянный домик, тоже украшенный гирляндами из цветов. Возле него причудливой голубой лентой растекается ручеек, сделанные из папье-маше певчие птички и девушка-крестьянка в косынке стоят у входа в домик. А дорожка к самому дому посыпана светлым розовым песком, по бокам которой растут пионы, ромашки, обрезанные наголо кусты магнолии, и разбросаны, наподобие виноградных гроз, бутоны сирени.
« Добро пожаловать!» гласит вывеска – большие буквы голубого цвета на светло-фиолетовой ленте, служившей когда-то юбкой к детскому платью. На лакированной мебели малинового оттенка расставлены ряды горшков самых разных цветов и рисунков. Возле них сидят плюшевые игрушки, держащие открытки с названиями цветов. В самих горшках, помимо растений, ты разбросала жемчужины и бисер, а также ярко-покрашенные деревянные фигурки. Большие плетеные корзины, шелковые мешочки с золотистыми кушачками стоят в углу, ожидая пока их наполнят. А в середине магазина – большой стол с хрупкими вазами, привезенными твоим отцом из самого Китая. И все это творенье – выполнено твоим нехитрым трудом.
И вот молодая, но полная амбиций, ты мигом пришлась ко двору торговой промышленности «Улицы Персиков», где расположился твой магазин. И вскоре ты твоя лавка цветов стала известна. Вот тогда ты и познакомилась с двумя персонами, изменившими твою судьбу.
Его звали Джотто Примо. Высокий и улыбчивый, он сразу расположил твое внимание в себе. Светловолосый, с такими пронзительными глазами небесного цвета, Джотто, безусловно, был тем самым эталоном очаровательного принца, в которого влюблялись с первого взгляда. Он мягко улыбнулся тебе, впервые оказавшись в твоем маленьком царстве природных ароматов и парящих в воздухе цветов, и попросил тебя собрать ему небольшой букет для своего друга, с которым он не виделся несколько лет. И ты, прекрасно разбираясь в языке цветов, быстро собрала, по своему усмотрению, его заказ. Желтые, точно первые солнечные зайчики, розы, окутанные листьями сливовых веток и обмотанные красно-лиловыми ленточками, к которым ты прикрепила маленький деревянный значок зеленого листка, означающего в твоем понимании мир.
Он поблагодарил тебя, а затем, видимо, чувствуя себя неловко, спросил твое имя. Так вы и познакомились. Джотто приходил в твой магазин каждый раз, то за каким-либо подарком, то просто так. Ты мило беседовала с ним, всегда приветливо улыбаясь ему. И он, как тебе казалось, немного краснел, видя твою сияющую от радости улыбку. Порой вы часто гуляли с ним у побережья реки, расположенной рядом с городом. Глядя на хмурое и обездвиженное течение, ты часто думала о том, какая же у тебя жизнь, и что будет с тобой дальше.
Примо казался тебе красивым принцем на белом коне. Благородный и вежливый, он обращался с тобой, точно хрустальной куколкой, оберегая от себя. Такой добрый и яркий юноша, которого ты часто сравнивала с белой розой – цветком, олицетворяющем чистоту и благородство
Вместе с тобой в цветочной лавке работала твоя подруга – Кэтрин, девушка простого и незнатного происхождения, с которой ты общалась как с равной собой по положению. Она помогала тебе украшать витрину, плести корзины и красить горшки, девушка уважала тебя и любила по-своему, и поэтому она всегда просила у тебя советы, а ты ей помогала. И вот однажды Кэтрин заболела – не пришла на работу. Удивившись, ты решила пойти после обеденного времени к ней, узнать, что случилось. Однако, к твоему удивлению и непониманию, девушка не пустила тебя на порог своего дома, когда ты пришла к ней. Обиженно пожав плечами и покачав головой, ты ушла, решив, что Кэти тоже имеет свое право на молчание и секреты. Правда, в глубине души, ты чувствовала странный, неопределенный тебе страх.
И вот тогда, расстроенная и оставшаяся в догадках, ты вернулась в свою лавку, и обнаружила там непрошеного гостя, что рассматривал твою витрину, нагло трогая и качая гирлянду. Промолчав про такое неучтивое поведение покупателя, ты улыбнулась ему и спросила, чем можешь ему помочь.
- О, mademoiselle, не беспокойтесь, я пришел не за цветами, - ответил тот, чем удивил тебя.
- Тогда зачем, вы, пришли сюда? – спросила ты, рассматривая своего гостя. Невысокий, стройный в длинном и темном плаще с такими же длинными и темными волосами – он тоже был неким эталоном «принца на черном коне», как выразилась одна твоя знакомая, говоря про таинственных и прекрасных юношей.
- Я пришел узнать на счет вашей помощницы Кэтрин, кажется. Она ведь работает у вас?
- Да, но сейчас она совсем плоха, и ей, видно, нужен доктор.
- И давно вы с ней виделись?
– он подался вперед, жадно вглядываясь в твои глаза, словно поверяя твои ощущения. От такого прямого и внимательного взора ты немного покраснела, но ответила:
- Недавно, буквально несколько часов назад, до вашего прихода, я ходила к ней справиться о ее здоровье, но Кэти, бедняжка, видно совсем болеет, она не пустила меня даже на порог, попросив уйти.
- Вот как, - он задумчиво посмотрел на горшки с цветами и сказал, - будьте осторожны! Если ваша Кэти заявится сюда, то обязательно пошлите за мной!
- Но я даже имени вашего не знаю!
– беспомощно и непонимающе воскликнула ты.
- Ванитас, так и скажите, пришлите за доктором Ванитасом, - с этими словами он удалился, оставив за собой смуту в твоей душе.
- Ванитас, - повторила ты, сжимая листок, что лежал на столе, возле тебя. Там, аккуратным почерком были выведены буквы, адрес его дома.
После странного доктора, пришел Джотто. Заметив, что ты была не, в самом располагающем для разговора, духе, он молча помогал тебе с заказами, не задавая никаких вопросов и не пытаясь тебя разговорить, за что ты была ему благодарна. Лишь потом, уходя, он сказал:
- Если тебе нужна моя помощь, я всегда буду готов прийти к тебе, ты только попроси.
- Я попрошу, - пообещала ты, прощаясь с ним. Он ушел, несколько раз оборачиваясь в твою сторону. Было заметно, как он волнуется о тебе, но, то ли издержки хорошего воспитания, то ли природное чувство, шепчущее ему не лезть в твою душу, не позволяли ему подойти к тебе с вопросами.
На следующей день снова заявился тот самый доктор. Придирчиво осматривая твои цветы, словно проверяя их на цвет и запах, он обошел весь магазин, а затем спросил про твою помощницу. Ты лишь покачала головой, говоря, что Кэти так и не пришла. Он цокнул языком, и долгое время, промолчав, спросил:
- Как вы думаете, какие цветы понравятся женщинам?
- Разные. Смотря, какая сама женщина, и что она любит, - ответила ты, даже не удивляясь. Ванитас – если это было его настоящее имя – производил впечатление человека, любящего говорить странные вещи. К тому же он был доктором, а доктора, как думала ты, всегда плыли на особом течении жизни, чей поток понятен только им.
- А вам? Какие бы предпочли вы? – он прищурил глаза. Ты пожала плечами, и ответила, что розы, при том, совсем неважно какие. Ты предпочитала всех видов и расцветок.
- Банально, - ответил тот, снова издавая тот же щелчок, а затем принялся за свое дело: обнюхивать каждый цветок, стоявший в горшке. Ты решила пропустить его замечание о своем вкусе, и вообще, ни обращать внимание на присутствие этой странной персоны. Ванитас еще немного побыл у тебя, но потом ушел, обещая, что скоро придет.
- Как будто я буду скучать, - подумала ты, услышав громкое «скоро приду!», и скрип входной двери. После Ванитаса пришли покупатели, и ты, оставив свои размышления о чудной (ударение на «у») натуре новоявленного знакомого, погрузилась в свой привычный график работы. Однако, каково же было твое удивление, когда после последнего покупателя – миловидного старичка – пришла Кэти, закутанная в старую, порванную шаль. Она зябко куталась в нее, дрожа всем своим истощенным телом, и ты, мигом позабыв обо всех обидах, принялась обхаживать свою помощницу, усаживая ее и заваривая ей теплый чай. Правда, о поручении доктора ты не забыла, и потому, выйдя из магазина и свистнув дворовым мальчишкам, околачивающимся у мостовой, ты попросила их сбегать по адресу, вручив им несколько шиллингов. Радостно улыбаясь, они побежали исполнять поручение, по пути переругиваясь между собой.
Кэти все это время сидела на табуретке. К чаю, приготовленному тобой, она не притронулась, нервно сжимая уголки своей шали.
- Что, с тобой случилось, Кэти? – спросила ты, присаживаясь рядом. Она ничего не ответила. Ты заметила, что она сильно исхудала, под ее глазами образовались синяки, а глаза были красными. Покусанные до крови, губы дрожали, Кэти явно сдерживала себя. Она долго, мучительно долго молчала, а затем произнесла странным, охрипшим голосом:
- Хочу пить.
И прежде чем ты успела среагировать, девушка набросилась на тебя, яростно сжимая в смертельной, удушающей хватке. Ты попыталась оттолкнуть ее, но ничего не получалось. В этом хилом, истощенном теле сил было немерено. Блеснули острые клыки, сверкнули в полумраке магазина глаза – два сияющих огонька винного цвета. Ты испуганно закричала. Вампир – а это было он, вернее она – попытался укусить тебя, но вовремя вырвавшись, ты сумела избежать этого. Тогда монстр снова предпринял попытку. Ты хотела было схватить одну из ваз, стоявших на столе, но Кэти, или то, что от нее осталось, схватила тебя мертвой хваткой, и уже точно не отпуская.
- Помогите! – закричала ты, беспомощно болтая ногами, и стуча кулачками по рукам вампира. И вот смертельные клыки оказались у твоей шеи. Вспыхнул синий, поглощающий все, огонек. Вампир отпустил тебя, и ты упала, мгновенно потеряв сознание.
- Очнитесь, (Твое Имя), я не могу сидеть с вами, - кто-то бесцеремонно бил тебя по щекам, желая, чтобы ты очнулась. Открыв глаза, ты увидела глаза насыщенного синего цвета.
- Как морские глубины! - восхищенно подумала ты, с интересом рассматривая их. Ванитас – а это был – улыбнулся, заметив, что с тобой все в порядке.
- Что с Кэти? – спросила ты, резко вставая, едва не ударяясь об него. Он пожал плечами, и кивнул в сторону девушки, беспомощно лежавшей на полу магазина.
- Кэти! – воскликнула ты, подбежав к девушке, и переворачивая ее на спину. Она выглядела довольно бледной и уставшей, но ты, поняв, что ее жизни больше ничего не угрожает, обняла ее. Ванитас, ставший свидетелем этой картины, удивленно склонил голову набок. Ему твое поведение показалось странным, однако юноша воздержался от комментариев, и, кивнув тебе на прощание, ушел.
- Спасибо! – крикнула ты, а он только засмеялся в ответ, произнеся: я же доктор. Прошло несколько дней, Кэти окрепла, и снова помогала тебе, а ты, в свою очередь, приглядывала за ней. Ванитас стал частым гостем в твоей цветочной лавке. Порой он долго сидел, смотря то на цветы, то на испуганную вампиршу, то на тебя. Его, признаться, удивляло то, с какой легкостью ты простила Кэти ее поступок, и более того, приняла ее, обращаясь с ней, как с сестрой. Он тебе так и заявил: ты чудная!
- Она мой друг! – только и ответила ты, щуря от недовольства глаза, и, тем самым, показывая доктору, что ему не стоит лезть в твою душу, и обсуждать то, как ты живешь. Тот снова цокнул языком.
Так проходили дни, а с ними и недели. Ты и сама не заметила, как привязалась к синеглазому юноше. Привыкла, что он всегда раскачивается на стуле, предоставленном тобой, привыкла, как он придирчиво смотрит на цветы, пытаясь найти хоть один изъян. Он и сам казался тебе невиданным и притягательным цветком – синей розой, означающей таинство и благородство.
Вы часто беседовали, обсуждали мир, политику и доктрину. Кэти, сначала боявшаяся юношу, тоже привыкла к нему, и даже стала поддерживать разговор с ним.
- Мы, как семья! – однажды заявил восхищенный ребенок, после одной дружеской и теплой беседы с Ванитасом.
- Полно, Кэти, - со смехом сказала ты ей, однако в душе медленно загорелось приятное, но неизведанное тобой, чувство. То, что Ванитас становится своим, родным человеком пугало и радовало тебя одновременно. Радовало, так как юноша тебе симпатизировал, а пугало то, что он все- таки был со странностями, особенно, касающимся его работы.
Увлекшись Ванитасом, и заботясь о Кэти, ты вскоре позабыла Джотто, словно его и не было. Но вот только Вонгола Примо тебя забыть не смог. Мучаясь от горящего внутри пламени любви, которое разожгла ты, он каждый день шел к тебе, желая поговорить с тобой, увидеть твою светлую улыбку и лучистые от радости глаза. Но вскоре он заметил, что ты изменилась. Стала растерянной с ним, мало говорила, реже смеялась, и твои глаза уже не светились той яркой, точно солнечный луч, радостью. Ты полностью погрузилась в свои заботы о магазине и Кэти, а ведь скоро намечался бал у одной твоей знакомой графини, и ей, конечно, нужны были твои цветы.
Узнав про бал, Примо воодушевился, и тот час, выслал тебе открытку с приглашением, надеясь, что, таким образом, он сможет побыть с тобой, а самое главное сделать то, что он хотел уже давно – признаться тебе (и сделать предложение, разумеется). Однако гробовое молчание с твоей стороны поселило в его душе тревогу. Он долго ждал, придет ли долгожданный ответ, но ты так и ничего ему не написала. Лишь потом, ты нашла порванные обрывки цветной и душистой бумаги, которую кто-то разорвал и выбросил. Пожав плечами, ты стала заниматься своим делом: плести венки и украшать кушаки и маленькие, блестящие диадемы цветами.
На, долгожданный для Примо, бал ты не пошла. Кэти снова чувствовала себя плохо, и поэтому ты просидела с ней весь вечер, контролируя ее. Ванитас тоже был с тобой, сидя рядом, и наблюдая за маленькой вампиршей. А утром, возле своего порога ты обнаружила букет восхитетельных белых роз, рядом с ними прилагалась открытка со словами:
« Милая (Твое Имя).
Я долго думал, как мне обратиться к тебе и донести свои чувства. Когда я впервые встретил тебя, то понял, что сердце мое потеряно. Ты смогла зажечь в моей мертвой, застоявшейся душе, и я благодарен тебе. Понимаю, что знакомы мы совсем не долго, но я все же готов взять на себя ответственность сказать тебе о своей любви. Я, пусть буден сказано это из самых нежных слов, люблю тебя и буду всегда любить. Я готов отдать тебе свое сердце, лишь бы ты приняла этот дар. Прошу только ответь
Джотто Примо.».

Читая это признание, ты удивилась. Право, ты так мало уделяла Джотто времени, что и не заметила его чувств.
- Что это такое? Любовное послание? – спросил Ванитас, когда ты вернулась обратно, да еще с букетом роз. От глаз проницательного юноши не укрылась открытка с большим и размашистым «люблю».
- Ну, надо же. Любовные послания. Как банально. – Язвительно произнес тот, стараясь вложить в эти слова, как можно больше равнодушия и цинизма.
- Если бы я тебя не знала, то предположила бы, что ты ревнуешь, - сказала ты, медленно отрывая порванные листья. Ванитас ничего не произнес, чем удивил тебя. Он был не из тех людей, что оставляют любой вопрос без ответа. Внезапно, ты почувствовала какое-то движение, исходящее со стороны юноши. Он резко схватил тебя, повалив на пол, но приобняв, чтобы ты не ударилась головой. Испугавшись такого действия со стороны своего друга, ты не знала, что и сказать. Он сам начал разговор:
- Знаешь, а ты привлекла к себе мое внимание. – Он странно улыбнулся. - Такая спокойная и таинственная. На тебя дважды напал вампир, а ты все равно, как ни в чем не бывало, так же невозмутимо продолжала общаться с Кэти, зная, кто она. Ты всегда улыбалась, хотя половина твоих покупателей – тоже не простые люди (а некоторые и вовсе не они) – смотрели на меня презренно, убеждая тебя, что общение со мной ни к чему хорошему не приведет. Я все время задавал себе вопрос, что же с тобой не так? Почему ты протягиваешь руку помощи тем, кто нагло плюет тебе в лицо? Почему прощаешь своих обидчиков, когда они готовы снова нанести тебя удар? И тогда я понял – ты сильная! Пусть и не физически, но в тебе, о, я это чую, в тебе горит настоящее пламя жизни. Ты очень сильна духом, и мне… это нравится.
С этими словами, он аккуратно взял твое лицо в свои ладони, впервые не обтянутые перчатками. От них исходило приятное и манящее тепло, что для тебя был странностью – ты считала, что его руки должны быть холодными и костлявыми, а не такими нежными. Он осторожно прикоснулся к тебе, мягко целуя в губы. Почувствовав их тепло, ты неосознанно подалась вперед, подчиняясь ему. Он улыбнулся сквозь поцелуй.
- (Твое имя)? Что здесь происходит? – воскликнул знакомый голос, принадлежавший Джотто. Он схватил за шкирку Ванитаса и отшвырнул прочь, поднимая тебя. Весь его разозленный вид говорил, что еще немного, и наглый юноша пострадает. Однако Ванитас встал, и как ни в чем не бывало, улыбнулся.
- А вот и достойный соперник, - ответил он, прищурив глаза. Ты с испугом наблюдала, как переменился Примо: горящий на лбу огонек, такие же глаза, и пылающая решительность. Он готов сражаться за тебя, и сражение это будет долгим. Ванитас тоже переменился. Его улыбка стала шире и злее, а глаза безумно взирали на Джотто, испепеляя его. Затем его взор перешел на тебя - испуганную и немощную - и тогда он изменился, в нем появилась нежность.
- Похоже, моя милая леди, это будет очень долгий для нас всех разговор, - ответил доктор. Джотто, понимая, что тот больше не будет приближаться к тебе, кивнул. Они разом посотрели на тебя.
- И каков же будет твой шаг, моя милая леди? – с нежностью, никогда ранее невиданной тобой, спросил синеглазый юноша.
- Что же ты предпочтешь? – тихо и мягко произнес Джотто, смотря на тебя с безграничной любовью. Ты стушевалась. Дело приняло совсем неприятный оборот.
Один – сумасброд. Независимый и смелый на решительные поступки, он внес в твою жизнь радость и забавы. Он принес теплоту и уют в твой магазин, поглотив всю его холодную элегантность и чопорность. Рядом с ним мир стал ярче, интереснее. И он обещает тебе – эта сказка будет длиться с ним вечно.
Другой – принц. Красивый и добрый, готовый протянуть тебе руку помощи. Он вежлив и мил, он всегда будет делать так, как тебе угодно. Он будет любить тебя, даже если ты его не любишь.
Так что же решила ты?

­­­­­Темница рыжих ворон
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-912.html

Категории: Реборн
Прoкoммeнтировaть
Тест: Любить или быть любимой? (Сборник) Быть возлюбленной Мукуро... Пандуся Сюся 19:54:14
­Тест: Любить или быть любимой? (Сборник)
Быть возлюбленной Мукуро


­­
Ветер врывался сквозь трещины в окне, гладил шершавой рукой по лицу. Капли дождя разбивались о стекло, и стремительно падали вниз, оставляя за собой мутные дорожки. Он сидел на подоконнике, ни о чем не думая. Просто сидел и смотрел, как покрывается белесой пеленой от его дыхания стекло старого кинотеатра. Сердце его, несомненно, было разбито.
Он снова вздохнул, и устало прикрыл глаза. Как же так получилось, чтобы он, Рокудо Мукуро, малолетний преступник, сыскавший себе репутацию самого ужасного человека среди мафиози, смог влюбиться. Да еще влюбиться в такую наивную и невидящую ничего девчонку.
Мукуро улыбнулся, вспомнив ее такой, какой он увидел ее впервые. Худая, бледная девочка с шелковистыми длинными волосами и большими выразительными глазами, такого примечательного цвета. Она смотрела на него, и он легко читал ее чувства, понимая, что испытывает она при виде его. Он – высокий, красивый, с удивительной внешностью и загадочной аурой. Точно паук, Мукуро ловко плел паутину интриг, ловко дергая за каждую ниточку. Привыкнув к тому, что все люди его игрушки, ничего не стоящие в этой жизни, он игрался с их душами, не церемонясь о том, как рушит их судьбы. И с этой девочкой, казалось бы, должно было быть то же самое, что и с остальными.
Но все вдруг пошло прахом. Она усмехнулась и взглянула теперь уже прямо в его душу: ну, что играешься, милый? Ради кого или чего?
А он и вправду игрался. Притворялся, менял маску за маской, точно артист, отыгрывающий свои роли. И вскоре он настолько заигрался в эту игру, под название «жизнь», что окончательно потерял самого себя, настоящего Мукуро, которым он когда-то был, до того злополучного дня пока семья Эстранео, семья в которой он жил, не начала проводить над ним эксперименты.
С тех пор он возненавидел мафию, а вместе с ней и весь мир, считая его бессмысленным. После. Устроив настоящий беспорядок в мафии, сбежав из тюрьмы и, тем самым, освободив себя от оков Виндиче, он встретил ее. Она была хорошей знакомой Хром, такой же доброй и милой, но более проницательной и стойкой. Мукуро был вежлив с ней, он всегда улыбался, сыпал пышными фразами, что были у него всегда наготове, и был, надо сказать, очень обаятелен и мил. Однако, все его попытки не оправдались. (Твое имя) лишь смущалась от частых комплиментов, но ближе к себе не подпускала, сохраняя дистанцию. Маленькая яма, что всегда была между ними, постепенно разрослась, став трещиной, через которую еще было можно перешагнуть. Пока что.
Он снова вздохнул, припомнив момент, когда сказал ей, что она ему симпатична. Мукуро ожидал, что (Твое Имя) покраснеет, вздрогнет и неуверенно, но тепло посмотрит на него. Но нет! Она лишь покачала головой и попросила его больше не нести глупостей. После этого их отношение поменялось.
(Твое Имя) перестала навещать Кокуе-ленд, предпочитая гулять вместе с Хром по городу, нежели в старом, потрепанном от времени и природных испытаний, кинотеатре, под наблюдением двух разноцветных глаз. Когда они виделись, она лишь сухо кивала ему, больше не краснея и не смущаясь, если он начинал позволять себе вольностей. И Мукуро, это только радовало. Ее отчуждение и холод по отношению к нему, будоражили в нем азарт и желание по скорее получить норовистую девчонку в свои цепкие и жадные руки. Однако она снова удивила его – эта девочка с большими и выразительными глазами.
- Я не умею любить, увы. Только мои родители и некоторые друзья достойны этого чувства. И никто более – сказала как-то она, когда ему удалось вызвать ее на откровение. А после этого разговора, когда он был ранен, она приходила к нему, заботилась, меняла повязки и на свои деньги покупала продукты и лекарства. За все это время, что (Твое имя) приходила, они разговаривали о многом. О мире, о людях, о добре и зле, не касаясь таких тем, как чувства и прочее. И он привязался к ней, стал скучать, если ее не было рядом, мучаясь от незнания того, где она и что сейчас делает.
-Мукуро-сан, вам помочь? – неуверенно произнесла Хром, наблюдая за страданиями своего учителя. Она тоже по-своему была привязана к (Твое имя), но ее чувства были, разумеется, далеки от чувств Мукуро.
- Нет, милая Хром, можешь идти, - устало произнес он. С тех пор как в его жизни белым лучом на черном фоне замелькала ее тоненькая фигура, все остальные люди перешли на самый отдаленный план. Все девушки, с которыми он когда-то заигрывал, потеряли свои краски интереса для него. Важной персоной стала (Твое имя), которая не желает быть его.
Он постоянно следит за ней. Наблюдает: с кем она разговаривает, кто к ней подходит, кому она улыбается, махает рукой, желая привлечь внимание. Точно жадный сыщик, желающий узнать все подробности своего преступления, он ходит за ней, скрываясь. Она многим улыбается, со многими здоровается, и самое главное, общается с Вонголой, особенно с Хибари Кеей – его давним врагом. Мукуро пытался вмешаться в ее жизнь, разворошить ее на части, заставив колесики жизнь сменить свой такт. Но у него получалось, она с легкостью избегала его ловушек и жалких попыток быть с ней. Он понял, что теперь их роли сменились. Из доминирующего хищника, привыкшего к тому, что жертва сама идет к нему в руки, он стал зависимым, точно наркоман, жалким мальчишкой, следующего за ней. Но неужели судьба настолько жестока? Неужели она не может дать ему хотя бы малейшего шанса?
Он взывал к судьбе каждый раз, хотя раньше не верил в такие вещи. Раньше, он вообще в ничего не верил, деля мир на то, что можно использовать, и что можно выбросить. Она вошла в его жизнь легко и неощутимо, мигом преобразив его, исправив, и показав, что мир и его обитатели – тоже живые и прекрасные существа. Он слегка улыбнулся, вспоминая тот момент, когда они так долго спорили на что делятся люди…
- Помогите! Кто-нибудь, помогите! – закричал голос. Внутри него все похолодело – этот голос он узнал из тысячи других.
- Помогите! – снова закричала (Твое Имя). Ринувшись в низ, Мукуро быстро оказался на улице, в маленьком парке, расположенном перед заброшенным зданием, где он расположился. Рокудо был прав: кричала действительно (Твое Имя). Несколько высоких парней самого отвратительного вида держали ее, злобно смеясь. Рассердившись, Мукуро почувствовал, как гудят от нетерпения руки. Захотелось не просто убить этих мерзавцев, а взять и растерзать их на части, так чтобы они кричали и стонали от боли. Единственное, что его останавливало, так это то, что могла увидеть (Твое имя).
Использовав свою силу, он при помощи иллюзий показал этим нахалам самые страшные ужасы всего Голливуда. Те бросили девушку и убежали, крича что-то нечленораздельное. (Твое имя) сидела на земле, холодные капли стекали за шиворот ее куртки, но она этого не замечала, продолжая смотреть в одну точку.
- Все в порядке? – спросил он, не понимая ее реакции. Ему показалось будто бы из (Твое имя) высосали всю душу, все эмоции – так бледна была она.
- В порядке – медленно, практически по слогам, выдохнула она, а затем, резко вскочив, бросилась ему на шею, обнимая. Мукуро охнул от неожиданности, но обнял ее в ответ, крепко прижав к себе.
Может быть, судьба решила дать ему второй шанс? Он не знал, но решил, что теперь он попробует быть другим. Тем решительным и заботливым Мукуро, которым он когда-то был.

­­
­Темница рыжих ворон
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-851.html

Категории: Реборн
Прoкoммeнтировaть
Тест: Без особого смысла.[Сборный... Пандуся Сюся 19:10:04
­Тест: Без особого смысла.[Сборный]
...


­­
Сухие губы обхватили зажженную сигарету, сделав небольшую затяжку, на пару секунд осветив ее красными искрами тлеющей бумаги. Задержав едкий дым в легких до не сильного жжения, с облегченных выдохом он вырывается серыми клубами, растворившись в тесной комнате освещенной тусклым светом восковых свечей.
Немного хмуришься, от резкого запаха сигаретного дыма, мысленно задаваясь, вопрос, почему до сих пор не привыкла, ведь почти каждый в городе курит и не всегда табак. Ноги уже порядком устали, от стоячего положения, но сказать об этом язык как-то не поворачивался. Заводишь руки за спину, начиная заламывать пальцы, что кажется, не скрывается от, всевидящих очей человека сидящего за столом напротив тебя.
Рука с недокуренной сигаретой вытягивается, чтобы потушить ее в стеклянной пепельнице заваленной окурками. Какое-то время от туда исходят струйки дыма, и тебе кажется это до невообразимости увлекательным или же чем-то завораживающим.
Парень облокачивается на спинку деревянного стула и устало трет глаза, а за тем переносицу. Оторвав свой взгляд, переводишь его на брюнета в белоснежной рубашке. Бледное лицо выражает умиротворение и некое безразличие ко всему, что творится вокруг него, прикрытые веки подрагивают, будто он хотел уснуть, но всячески пытался этого избежать. Неожиданно карие глаза уставились прямо на тебя, от чего ты ощутила сконфуженность и нервно пошатнулась.
Брюнет уперся локтем в стол, положив на ладонь подбородок, другой рукой недолго покопошившись в карманах он вытащил новую пачку сигарет и, открыв, прихватил одну губами. Вновь пристально посмотрев тебе в глаза, он закурил, сделав глубокою затяжку.
- Будешь? - ты даже толком сначала не поняла вопроса лишь, когда он указал глазами на сигареты, получилось осознать сказанное им.
- Я не курю, - неловко мешкаешь, наблюдая за тем, как ты сама же ковыряешь носком сапога паркет из красного дерева.
Мерное тиканье настенных часов, стало уже постепенно раздражать и наверно окончательно вывело бы, если хотя б не прерывалось громкими выдохами. В пол глаза смотришь на то, как парень открывает бутылку, а за тем наливает янтарную жидкость в граненый стакан.
- Выпьешь? - его рука уже тянется за вторым, но ты жестом его останавливаешь и за тем говоришь.
- Я не пью, - удивленно смотришь на него, когда его губы растягиваются в странной улыбке, но она исчезает также быстро, как появилась.
Осушив стакан в несколько глотков, он докурил сигарету, выдохнув дым в район твоего лица. Недовольно хмуришься, стараясь не закашляется, но замечаешь ехидство на его лице, которое тебе непонятно.
- Такая правильная для...
- Убийцы? - договариваешь за него и ехидство сменяется пониманием, буквально на секунду прикрыв глаза он вновь возвращает прежнее безразличие - В наше время, господин Бруно, никогда не знаешь, от чего умрешь, возможно это будет страшная болезнь или шальная пуля. Но точно знаю, что от паленого алкоголя и дешевых сигарет с нарk0тиkами я помирать не хочу, - услышав от него хмык, решаешь продолжить - Похоже, господин Бруно, на вас, сказывается бессонница, раз вы стали настолько разговорчивым. Или вы перебрали?
- У тебя есть семья? - приподнимаешь левую бровь, не понимая сути вопроса и как он хоть немного связан с твоим, но распознав серьезность в его голосе все же отвечаешь.
- Была, - потупляешь взгляд, стараясь сосредоточиться, не давая воспоминаниям накатить с головой - Испанский грипп. Мать, отец, брат - пришлось их всех убить, - пожимаешь плечами, пытаясь придать голосу более пофигистичный оттенок.
Легким движением руки Авилио слегка растрепал волосы и из-под полу прикрытых век наблюдал за тобой. "И это лучший снайпер в округе?" пронеслось в него в голове. Конечно, в твоих навыках ему не приходилось, сомневается, ты не раз работала на семью Ванети устраняя некоторых ненужных пешек или крупных шишек. Но почему-то он никак не мог поверить, что ты убийца и уже начал размышлять, что это может как-нибудь стоить ему жизни.
- И все же, господин Бруно, я советую вам лечь поспать.
- А ты ляжешь со мной?
- Чего? - от такого вопроса глаза округляются, такого ты точно не ожидала, в голове мигом прилетают тысячи мыслей, и ты даже не знаешь, стоит ли отвечать.
Парень отодвинул стул и, обойдя стол, прошел мимо, будто тебя и не было в комнате и этого вопроса тоже не было. В нос тут же ударил запах одеколона смешанного с табаком, спиртным и чем-то сладко дурманящим.
- Позволите спросить? - останавливаешь вопросом ты его возле самой двери, Авилио повернул голову впившись взглядом в твою спину.
- Ну?
- Для чего все эти ненужные вопросы? Вроде раньше вас это мало интересовало. Да и это, не имеет не какого отношения к делу.
- На все свои причины, - не ожидав услышать его голос возле самого уха, непроизвольно ступаешь вперед. И как ты не услышала, что он подошел?
Рука кареглазого легка к тебе на талию, плавным движением переместившись на живот. Надавив грудной клеткой тебе на спину, он заставил опереться руками о край стола и стоять в весьма неприличной позе.
- Быть может, я сошел с ума? - горячее дыхание опаляет шею пуская мурашки, нервно сглатываешь, не понимая таких резких выпадов со стороны парня, вроде всегда тихим был спокойным - Хотя, считай это минутной слабостью, так всем будет проще.
- Кому проще?! - шипить ты, пытаясь скинуть его, но твои попытки были остановлены, и вот ты уже лежишь животом на столе, а внутри начинает нарастать паника, ближний бой никогда не был твоим коньком тем более без оружия.
Брюнет нависает сверху, утыкаясь острым подбородком в плече и глубоко вздохнув, также медленно выдыхает, плотно соприкасаясь с твоим телом идеально повторяя изгибы, но не надавливая своим весом.
- Ляжешь со мной? - повторяет он свой вопрос, проводя шершавым языком по мочке уха.
Громко хмыкаешь и поворачиваешь голову, задорно улыбнувшись, вглядываешься в затуманенные глаза.
- Похоже, господин Бруно, у меня нет другого выбора. Вам стоит проспаться, а то мало ли, что вы еще можете натворить.

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-722.html
Прoкoммeнтировaть
четверг, 27 апреля 2017 г.
Тест: "Где-то там в туманной... Пандуся Сюся 19:44:33
­Тест: "Где-то там в туманной Англии, где живет м-р Холмс" | Sherlock Holmes | BBC and CCCP
Англия, XIX ~


­­


Шерлок Холмс: Мисс (В.Ф) просто удивительна! Единственная в своем роде женщина, кто не падка на лесть, а также обладает холодным ясным разумом. Что ж, должен признаться, она обыграла меня один раз в моей же игре! Восхитительно, чрезвычайно! Жизнь она видит все в черно-белом формате шахмат. Мне помниться ее фраза: «Простите, мистер Холмс, но жизнь – игра. Шахматы без правил. Если вы замешкаетесь, то лишитесь жизни, а я, как вы смогли уже понять, всегда рискую. Где логика, там и риск». Эта сумасбродная девчонка выпила яд! Яд, мистер Ватсон, ни капельки не замешкавшись! Она – не ограненный алмаз. Жаль, что этот дилетант не может этого понять /Если Адлер для него «Женщина с большой буквы», чей портрет он взял себе на память, как равного соперника, в вас он видит не только «дуэлянта». Пожалуй, вы смогли вызвать со стороны Шерлока Холмса романтический интерес, из-за чего получивший укор от Холмса Ватсон о его женитьбе, не понимает его логики. Чего только стоят ваши партии в шахматы, наполненные сарказмом, перемежающиеся с ароматом табака из трубки Холмса и запахом мятных леденцов, шубуршанием. А когда вы направляете шпагу на Холмса, то легкого погрома не избежать. Да, у вас вполне «своеобразная любовь», точнее по крайней мере с его. Сантиментов от него уж точно не дождешься, но вот новое приключение – да/

Доктор Ватсон: Теперь и вы мистер Холмс понимаете, что, разум, не властен над сердцем, что бы вы не делали, и как бы ваш разум не пытался отрицать. /Улыбается, видя вашу парочку – вас и Холмса вместе, считая увлекательным наблюдать за вашими спорами. Все ваши разговоры похожи на бойкую интеллектуальную игру. Тем более, Джон хочет посмотреть на то, как детектив, а по совместительству его друг, будет добиваться вас. К вам же испытывает только уважение и многовековую преданность (вы для него еще один друг, нашедшийся так неожиданно). К тому же, вы неплохо разбираетесь в искусстве. Любит пробовать выпечку, которую вы часто печете, порядком увлекаясь. Ватсон считает, что вас все равно понять намного легче, чем Холмса, хотя признает, что вы – гений./

Миссис Хадсон: А, милая мисс. Сразу видно, что наш мистером Холмс проникся к ней теплым интересом. К слову, у нее прекрасная выпечка, но, думаю, что если они будут жить вместе – все зарастет пылью. Знаете, они оба не переносят, когда трогают их вещи, чем только множат пыль, которую никто убирать из них не собирается. Издержки профессии. /Хоть и ворчит, но любит вас. Особенно, ей нравиться наблюдать за вами, когда Холмс предлагает сесть за стол, тем самым отведав наивкуснейшего жаркое на обед, а вы принимаете его предложение с самым невозмутимым видом, отпуская шуточки на счет его слишком прилизанного вида/

Майкрофт Холмс: /Увы, вам пришлось пересекаться.. Ну, не понравились вы друг другу. Что здесь поделаешь? Майкрофт упрямо не желает разговаривать с вами, а вы с ним. Ты считаешь, что для молчуна она слишком много знает, к тому же не использует данный для него свыше дар, а он считает, что женщинам не пристало работать на такой «черной» работе, совершенно не признавая ваш интеллект. Не нравиться ему, что вы завладели вниманием его брата/

Мистер Лестрейд: Пф, девчонка, да и только. Только что и может, что поливать грязью меня и весь Скотленд-Ярд. Как ее еще не выгнали, вот скажите мне? И слышать ничего не хочу, что только с ее помощью мы совсем недавно вышли на преступника! Плевать, что она хорошо фехтует. Она не стоит того, чтобы о ней вообще говорили! /Знаешь почему он так реагирует на вас? Вы отказали ему, когда он «вежливо» попросил провести с ним время. Пожалуй, мистер Лестрейд напал на человека, который выше его на голову в интеллекте. Негодует, что какая-то девчонка провела его, считая зазнайкой и выскочкой. (Даже мистеру Холмсу не снилось). Но как не странно, все же держит вас, боясь гнева свыше/

Тобиас Грегсон: /В этот раз он поддерживает его врага Лестрейда, хотя и признает, что вы, несомненно, талантливы и обладаете подвижным умом. Не любит вас только потому, что завидует. Увы, снисхождение свыше, а также уважение Холмса добиться может не каждый/

Этелни Джонс: /Вам еще не приходилось работать вместе. Но это же замечательно! Хоть на одного человека, не обладающего мозгами, меньше/

Себастьян Моран: /Знает о вас из рассказов Мориарти, поэтому приглядывается к вам, думая, как бы лучше к вам поступиться. Докладывает о каждом вашем шаге/

Профессор Мориарти: /Вам не приходилось встречаться, но вы находитесь в небольшом списке его потенциальных угроз. Но пока вы не вышли на его след, а, значит, марать руки раньше времени не нужно. Пока, он только наблюдает за вами пристальным взглядом, когда же вы – часто пересекаетесь с ним, бросая немного прищуренные взгляды. Каждый из вас чувствует исходящую для себя опасность от каждого. Но в последнее время Мориарти все чаще и чаще задумывается, а не перетащить ли вас на свою сторону. У него неплохой доход, который мог бы «претерпеть» работающего на него следователя и блюстителя закона в одном лице. Его связи – тонкая паутина, которую может заметить только вы, да Холмс. Поэтому, если бы на его стороне был еще один человек, обладающий высокоразвитым интеллектом, было бы, несомненно, легче (Моран не в счет, а Огюст неимоверно прост)/
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-688.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: По Уайльду [Uta no... Пандуся Сюся 19:09:31
­Тест: По Уайльду [Uta no Prince-sama]
Щенок – Лорд Генри Уоттон


­­
А жизнь идёт по замкнутому кругу, вырваться из которого позволит лишь появление чего-то яркого, из ряда вон выходящего.

Чем больше чувствуешь желание сделать всё идеально, тем больше разочаровываешься в своей несовершенной душонке, со временем и вовсе переставая за что-либо приниматься. А зачем, если всё равно ничего не выйдет? И тогда ты становишься объектом многочисленных претензий и упрёков в несуществующей лени
.
Ещё хуже приходится, когда на хрупкие плечи ложится ноша в виде чьей-то жизни. Именно этим и руководствовались родители [В.И], когда заявили ей, что на окончание курса ей будет подарен не новый ноутбук, а животное. И вот, в один не особо прекрасный день, несмотря на желание девушки получить в подарок какую-нибудь неприхотливую и тихую черепашку, ей торжественно вручили щенка.


***

Хронически боящаяся брать ответственность, она прослыла бестолковой лентяйкой. На деле же всё было куда сложнее: девушке просто не было житья от желания сделать всё идеально и никак иначе, но, увы, добиться идеала хоть в чём-то – задача невыполнимая. Поэтому любые попытки приняться за разного рода деятельность пресекались внутренним голосом, твердящим о её бесталантливости.

Но зачем же раскрывать каждому недовольному душу, если можно нацепить маску безразличия и открещиваться стандартным «мне лень»? Жаль, от подарка, по-хозяйски устроившегося в кресле, так просто не отговориться, а это значит, что жизнь животного теперь в её руках. И, ох, как горько пожалели об этом родители, услышав присвоенную питомцу кличку, выбор которой был чуть ли не первым её самостоятельным решением.


***

Герр Отто фон Уэллс Двадцать Первый, для простых смертных просто Генри, оказался на редкость предприимчивым: то сам лежанку перетащит, то, опять же сам, упаковку с кормом на пол опрокинет, чтобы ради какого-то «поесть» драгоценную хозяйку не будить, то ещё что-нибудь эдакое выделает. А ещё он был единственным существом на свете, способным отодрать безразличную ко всему девушку от дивана и в буквальном смысле заставить её любоваться природой. Да, минут десять, да, во время выгуливания, но зато удавалось.

Особенно он любил бегать по грязи, прыгая во все попадающиеся по пути лужи, ведь тогда юная хозяйка будет его мыть, что тоже событие. Не то что бы она плевала на состояние зверушки совсем… Просто в этот раз щенок пробудет под струями воды чуть больше, чем обычно. И, конечно, леди ещё долгое время после окончания процедуры не будет спускать его с рук, что и придаёт моменту долгожданности.


***

— Ох, какое же чудо ваш Генри! Того и гляди, из [В.И] человека сделает, – восторженно провизжала соседка, вызывая недовольное цоканье услышавшей высказывание девушки. Мало того, объект разговора, до сего момента почивавший в полюбившемся с первого дня кресле, гордо спрыгнул с нагретого места, вильнул коротким хвостиком и пошёл куда-то по направлению к кухне. – А что я такого сказала?


***

Очередной день, подтвердивший, что инициатива наказуема. Последовав заведомо провальному совету матери попробовать с кем-нибудь подружиться, начав разговор первой, леди получила в ответ лишь заливистый смех и совет проваливать. Таким же провалом закончилось и предложение помочь дежурным: окрылённая возможностью быть чем-то полезной группе, юная леди и не заметила, как у ведра с водой, предназначенного для мытья пола в аудитории, треснула и до того не внушавщая особого доверия пластиковая ручка. Вода разлилась по полу, ведро было безнадёжно испорчено, ибо проходящая мимо второкурсница не удержалась на ногах и с треском – и жутким матом на итальянском, кстати, тоже - упала на предмет.

— Чтоб ещё раз в жизни я с кем-то заговорила! – процедила девушка, с силой кидая сумку куда-то в угол комнаты. Благо, родители уехали на свадьбу к троюродной кому-то там в соседний город, так что можно было вдоволь пошвыряться вещами в порыве праведного гнева и поорать на стены.

Как ни странно, гавкающий комок шерсти на шум не прибежал, что само по себе уже феномен. Обычно маленькому чуду хватало пары секунд, чтобы домчаться из одного конца квартиры в другой и успокоить непривычно нервную хозяйку одним лишь взглядом. На самом деле, взгляд Отто и впрямь был каким-то магическим. Во-первых, он заставлял делать хозяйку то, на что у родителей ушли бы месяцы уговоров. Во-вторых, если смотреть в эти голубые глаза примерно с полминуты, напрочь забываешь, что сидишь сейчас на корточках перед щенком: перед тобой взгляд человека, причём весьма смышлёного, и ничей больше.

Падает лицом в подушку, матеря весь мир и себя в первую очередь.

— Ой, как самокритично. Не соглашусь ни с чем из перечисленного, – раздаётся откуда-то из-за спины мужской, пусть и не очень низкий голос. Так как квартира по определению должна быть пустой, в голову приходит два варианта развития событий: швырнуть в мужчину, гипотетически являющегося вором-залезшим-чере­з-балкон, так кстати стоящую на прикроватной тумбочке настольную лампу или же по-тихому набрать сообщение в службу спасения, или как её там. Конечно, также промелькнула мысль, что это Герр Отто фон Уэллс Двадцать Первый, он же Генри, вдруг ни с того ни с сего решил обернуться человеком, чтобы высказать хозяйке всё, что о ней думает, но это порождение больной фантазии было откинуто сразу.

Только девушка кинула взгляд в сторону прикроватной тумбочки, на которой находились оба варианта спасения от вора-возможно-манья­ка, как по комнате вновь разнёсся голос знакомца:

— Да ладно тебе, лампой-то зачем? Лучше объясни, почему Герр Отто фон… Господи, я так и не запомнил, – окончена реплика была звонким смехом. Не оборачиваясь, юная леди удивлённо распахнула глаза. Полную кличку собаки знала лишь она, родители и, собственно, само животное. А судя по последней фразе, этот вор-возможно-всё-же­-маньяк, теперь подозреваемый ещё и в сталкерстве, имел достаточно времени, чтобы выучить непроизносимое имя.

— Ну… Отто, как и частица фон, в честь Железного Канцлера – Отто фон Бисмарка, который был объектом моей курсовой. Уэллс в честь любимого писателя – Герберта Уэллса. А под двадцать первым номером играет мой любимый футболист – капитан мюнхенской «Баварии» Филипп Лам, – примерно в этот момент пришло осознание, как странно называть собаку подобным образом. Ещё прибавить к кличке какой-нибудь химический элемент, название самой продаваемой марки машины в Зимбабве и инициалы ректора – и вот вам идеальное имя. Пока позовёшь его на кухню кушать, два режима правления в стране сменятся.
Ответом был