Бешеный хомяк

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Бешеный хомякПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »


воскресенье, 2 сентября 2018 г.
Тест: M Y L O V E [Far Cry 5] . Joseph Seed music: hammock - the world... Пандуся Сюся 14:57:08
­Тест: M Y L O V E [Far Cry 5]
.


­­­­

Joseph Seed

­­

music: hammock - the world is gonna end tonight (reinterpretation)


Шум вертолета отчетливо слышен даже сейчас, в специальных наушниках, и, чтобы действительно что-то услышать от диспетчера, приходилось очень внимательно вслушиваться, не отвлекаясь на посторонние вещи. Пратт и шериф отпускает забавные шутки, в надежде разбавить напряжение в вертолете, но Бёрк всё такой же грубый хам, а слова помощника шерифа ничего не весят, хоть и по лицу парня видно, что он верит предостережениям Уайтхорса. Вы сидели напротив старика Эрла, пытаясь понять почему оказались тут: в вертолете наполненным полицейскими. В памяти еще свежи картины того ужаса, произошедшего в вашем доме - кровь, мертвые тела, и звериные глаза нападавшего. Вам едва удалось вспомнить всё, и всё же, возможно, не стоило этого делать. Представшие в воображении тела родных вызвали в первую очередь приступ тошноты. Удалось сдержать его, с трудом, что не ускользнуло от взгляда Маршала. Мужчина гордо повел носом вверх, фыркая настолько громко, что даже гул лопастей вертолета не смогли заглушить этот звук. На душе стало совсем неспокойно и больно, некому больше было вас защищать от таких личностей. Был бы сейчас тут младший брат, он бы кинулся парой колких, возможно не совсем цензурных фраз, после чего оппонент выпал в осадок на долго.
- Шериф Уайтхорс, - голос был сиплым и слабым, но по обратившемуся к вам заботливому взгляду старика, понимаете, что он услышал.
- Да [и], я слушаю, - кажется, он уже знает вопрос, но всё равно интересуется.
- Зачем вы взяли меня с собой? - глаза слезятся, непонятно, от холодного ли это воздуха или от боли в груди, - Разве я не должна быть в участке?
Эрл и Кэмерон переглядываются, маршал смотрит с вызовом.
- У тебя не плохо получаются переговоры, - губы мужчины едва вздрагивают в неловкой улыбке, - Я понимаю, момент не подходящий, но твоя помощь нам действительно нужна.
Откидываетесь на сидение, коротко усмехнувшись своим мыслям. Какой абсурд, сейчас вам нужна помощь, все её виды - психологическая и физическая. Дыра в груди была сродни выстрелу, пронизывающему ваш бок. Нападавший чудом не задел ни одного органа, что казалось нереальным, но задел вашу душу. Уайтхорс сам был не рад видеть вас на борту вертолета, понимая в насколько шатком состоянии сейчас ваше сознание. Так или иначе ему пришлось, ведь все просто забыли о том, что вам нужна помощь.
- Прибыли, - констатирует Стейси, несколько дрожащим голосом.
Всё это походило на какое-то кино: огнеметы, прихожане какой-то секты, вооруженные до зубов, враждебные взгляды и осторожность в движениях. Накатывает паника, когда в незнакомых лицах вы узнаете убийцу своей семьи. Дрожащей руки касается помощник шерифа, на его губах ободряющая улыбка, которой хочется поверить. Отвечаете немного робко, но искренне, что трогает юношу. Проходите в небольшую церквушку, где во всю идет служба. Прихожане опасливо встают, готовые вот-вот кинуться защищать своего Отца.
Джозеф Сид сразу заприметил незваных гостей, но продолжил свою проповедь, не запнувшись. Голос маршалла оглушает лучше, чем рев вертолета, на котором они прибыли. Эдемщики начинают зло рокотать, и вы понимаете, для чего вас сюда позвали. Пока Бёрк предъявлял обвинения мужчине, вы всеми силами стараетесь утихомирить сектантов, однако эффект не оказывается долгосрочным. Помощник на мгновение оборачивается к вам, проследив за взглядом проповедника, и с ужасом уткнулся в ваш силуэт, у которого столпились прихожане. Нехотя накинув на руки мужчины наручники, ваш немногочисленный отряд спешит покинуть округ, пока обстановка не стала слишком горячей. Вы то и дело ловите взгляд Джозефа на себе, а когда сектанты начинают напрыгивать на ваш транспорт, то приходиться самолично охранять Сида. Касаться оголенной кожи взрослого мужчины слишком для вас - это смущает, сковывает и нервирует. Тонкие губы Отца двигаются, но в общей какофонии криков и механического шума вы не слышите, что он говорит. Сквозь желтые стекла очков ощущаете тепло, которого так не хватает сейчас, сильнее цепляетесь за его руку, понимая, что падаете.
Приземление оказывается ужасно громким и вы чувствуете, как правый бок начинает гореть. Джозеф на секунду замирает, наблюдая, как расползается кровавое пятно по белой рубашке, а, и без того бледное лицо, белеет еще сильнее. Почти бессознательный, но такой тревожный взгляд помощника подталкивает Сида к действиям, и мужчина, подхватив ваше хрупкое тело на руки, выбирается из горящего вертолета.

Помощник Шерифа: Юноша не мог поверить в то, что так просто отпустил вас, что не смог дать отпор Джозефу тогда, когда это действительно нужно было сделать, превозмогая сильную боль. Он боялся, что сектанты могут что-то сделать с вами, особенно после рассказов шерифа. Да и после первого взгляда на общую обстановку, становилось как-то боязно за столь нежное создание, и в тоже время помощник злился на Сида, за то, что он позволял себе так любовно смотреть на вас - человека, нет, девушку, которая запала в самое сердце. Не может расстаться с тем заботливо-обеспокое­нным взглядом, которым вы на него смотрели, в момент осознания, что вертолет падает, он помнит, как вы потянули к нему руки, но были схвачены цепкими лапами Отца. Помощник мог бы убежать из округа,с легкостью, ведь ему так везет. Однако, он продолжает идти вперед, лишь бы еще раз увидеть вас и убедиться в том, что с вами всё хорошо. И даже когда разум был вот-вот готов съехать с катушек, он лишь повторял про себя заветное имя.
- [и], - на выдохе срывается парень, заключая вас в крепкие объятья, - Ты цела, это действительно ты.
Прильнув к юношеской груди, вызываете у помощника целый шквал эмоций, которые он едва может контролировать. Не может отвести от вас взгляда, когда вы дремлете рядом с ним, на диванчике в баре "Крылья любви". Лениво касается губами вашего прохладного лба, запечатлевая на нем поцелуй полный нежности и любви. Рад таким минутам спокойствия, хоть и понимает, что это лишь начало его войны с "Вратами Эдема" и особенно с Джозефом Сидом.

Шериф Эрл Уайтхорс: Ему было страшно брать вас с собой, но еще страшнее оставлять одну, на съедение собственным демонам, в одиночестве и боли, которую не мог унять уже никто. Ну, пока старина Эрл не заметил повышенную активность своего Помощника, стоило вам оказаться в пределах его видимости. Это сыграло на руку, когда сопротивленцам нужно было проникнуть в пристанище сектантов. Юнец был слишком настойчивым, стоило ему объяснить, что на кону ваше освобождение. И хоть это и был блеф, как кстати вас держали под охраной именно в том самом регионе, обман не вскрылся, а помощник остался доволен. В целом, Уайтхорс относиться к вам с заботой, хоть и не всегда согласен с тем, что эти чувства в нем не наигранны.

Джоуи Хадсон: Была одной из тех, кто пытался откупиться вами ради свободы. Не понимает, зачем нужно было прибегать к помощи столь ослабленного человека. В целом относиться нейтрально, возможно с некой, чисто женской, завистью. Наблюдая за тем, как нежен с вами помощник, ей хотелось бы, чтобы кто-то относился к ней так же.

Стейси Пратт: Стейси знался с вашим братом, и, честно говоря, вы не редко ловили себя на мысли, что Пратт похож на него. За долгие годы их дружбы, хоть они и имели весомую разницу в возрасте, заместитель шерифа перенял некоторые повадки вашего дорого братца, что не могло не резать ножом по сердцу. Одного взгляда на мужчину хватает, чтобы вернуться в ту злополучную ночь, в тот дом, и окунуться взглядом в безжизненные глаза юноши, лежащего с перерезанным горлом. Как бы вам не хотелось, но этот факт всё больше отдаляет вас друг от друга. Пратт боится нанести вам еще большую травму, а вы не готовы переживать случившее из раза в раз, предпочитая избегать его даже взглядом.

Маршал Кэмерон Бёрк: Вот кого вы поистине раздражает. Собственно, сам он не божий одуванчик, и любое его слово, с самой первой встречи, раздражала настолько, что иногда вам хотелось просто вытолкнуть Кэмерона из вертолета. Первое время его плена у Сидов, Джозеф ошибочно полагал, что вам будет уютнее, если под боком будет кто-то знакомый, и, о Боже, как же он ошибался! В память присматривающих за вами прихожан, наверное, надолго засядет тот вечер, когда отец впервые за долгое время был настолько взбешен. Его драгоценный дар, имя которому [и], обливалась слезами на крыльце дома, заботливо укутанная в теплый плед, тогда как Бёрк чуть ли не срывая горло вопил на вас, что есть мочи: о слабости, о глупости и бесполезности существования таких, как вы. Взаимная неприязнь переросла в ненависть.

Мери Мей Фэйгрейв: Видела вас издалека, в основном помощник никого не подпускает к вам, так как никто, даже из сопротивления, не внушает ему доверия. Нередко видит вас в баре и получает необходимую помощь, но по большому счету вас почти никто не видит, ведь помощник прячет вас от Джозефа. Она одна из немногих, кто знает, что вы прячетесь в бункере у Датча. Посчитала вас слишком слабой для того, чтобы находиться на поле военных действий, но не может сказать, что вы бесполезны, хотя бы потому, что за вами охотиться сам Джозеф Сид, да и для оказания первой помощи вы очень эффективны.

Джером Джеффрис: Он был тем, кто подсказал помощнику о том, что его милую [и] можно спрятать в бункере у Датча, только вот корень был в том, что Сиды, якобы, не знали о его существовании, что ложь, о которой юноша узнает позже, но теперь уже ничего нельзя исправить. К вам отнесся с отцовской теплотой и заботой, по которой вы успели порядком соскучиться, пока находились в округе Хоуп.

Джейкоб Сид: Послушно следовал по вашим следам, по приказу Отца. С трудом, но выведал ваше местонахождение, вдобавок еще и подтвердил слухи о существовании бункера у Рузвельта. К вам относился скептично, а при задержании так вообще не обратил внимание. За тот короткий промежуток времени, что вы познакомились, координально сменил мнение. Возможно, Джейкобы этого не хватало - тепла и нежности, которой вы его одарили. Непривыкшая кидаться на людей, вы постарались разговаривать с Сидами мирно, что возымело эффект. Если бы помощник своевременно не выкрал вас, то Джозеф отправил бы вас к старшему брату, которому мог доверить защиту самого своего дорогого человека. Джейкоб испытывает к вам братскую любовь, чувствует потребность защищать и оберегать, зная, что в замен вы не продешевите его, и отнесетесь с уважением и пониманием.

Джон Сид: Успел вас окрестить, обозвать "сестричкой" и принести много боли. Не можете забыть ту темноту, в которой младший из братьев Сид выводил буквы на вашей коже. А вам оставалось лишь безмолвно рыдать, лишь бы не разозлить излишне вспыльчивого Джона. Мужчина понимает, что брат очень серьезно вами увлекся, и он старается приглядываться к вам со всей строгостью, лишь бы вы не сделали больно Джозефу. С настороженностью принял чувства брата, ведь ясно видит, что вы того боитесь, и о любви тут и речи идти не может.

Фейт Сид: Она вас пугает. С виду меловидная и дружелюбная, вы замечаете за Фейт фразы, которые не свойственны обычным девушкам. Слышите фальш в её голосе, от чего старались ограничить своего общение с ней до минимума. Это было очень сложно, особенно учитывая тот факт, что никто и не спрашивает, хотите вы встретиться с Фейт или нет. Ей нет особого дела до вас, но девушка из раза в раз приходила навестить новую гостью в "Вратах Эдема", ведь знала о повышенном к вам внимании Отца.

Джозеф Сид | Отец: Ему стоило лишь взглянуть в ваши глаза, чтобы понять - вы дар божий. Влюбился резко и бесповоротно, готовый ходить за вами на цыпочках, Джозеф всеми силами пытался вызвать у вас лишь положительные эмоции о его пастве. И хоть к эдемщикам вы относились с настороженностью, сам Сид словно очаровал вас, дотронулся до тех уголков вашей души, которые никто прежде не замечал. В какой-то момент вы поняли, что не возможно игнорировать его теплый взгляд, направленный прямиком в ваше сердце, согревая его и излечивая. Почти боготворит вас, первый день даже не нашел в себе силы уснуть, пришел к вам, и тихо наблюдал за вашим сном, охраняя.
- [и], ты само воплощение света, - осторожно подхватывая ваши ручки своими, шепчет мужчина, прикрывая глаза, - Я не могу отвести от тебя взгляда.
Краснеете пуще прежнего, впервые слыша комплимент в свою сторону, еще и от симпатичного мужчины. Пожалуй, если бы на третий день вашего пребывания в плену у Сидов, помощник бы вас не вызволил, то Отец окончательно очаровал бы вас.
Ваше похищение послужило выходу его гнева, праведного, как уверял его Джон, ведь это паства недосмотрела, и они должны понести наказание. Сид был безутешен, почти каждую минуту вспоминая о тех робких взглядах, когда вы смущенно отводили взгляд в сторону, о неуверенном голосе, когда вы сидели с мужчиной за столом и разговаривали по душам, о том, насколько мягка кожа ваших щек, в чем он убедился, ловя пальчиками скатывающиеся по ним слезы. Ему нравилось всё, и в тоже время он трезво рассуждал о том, происходит вокруг. И всё же, в конце истории Джозеф был вынужден тащить помощника в бункер Датча, уже не надеясь на то, что вы встретитесь вновь.
- [и], - одними губами шепчет он, опуская на металлический пол тело юноши.
- Помощник! - бросаетесь к парню, осматривая его бессознательное тело.
Отец злиться, ревность охватывает его, и он готов кинуться к вам, как возникает перепалка с Рузвельтом, оканчивающая смертью старика. Вам страшно, и вы стрясетесь под взглядом Сида. Отец безмолвно приковывает помощника к металлическим прутьям кровати, а сам связывает свою левую руку с вашей правой, делая вас практически беспомощной.
- Джозеф, - с мольбой смотрите на темноволосого мужчину, - прошу, это лишнее.
Сид в один рывок загоняет вас в свои объятья.
- Ты предпочитаешь его? А знаешь ли ты, что он сделал? Какую боль причинил мне и моим людям? - его тон уверенный, и даже томный, из-за чего по коже бегут мурашки, - Он не достоин такой, как ты [и]. Нет, не достоин.
Его влажные горячие губы настойчиво мнут ваши, неторопливо спускаясь к шее, кусая и сминая кожу на ней. Джозеф на секунду отстраняется, лишь для того, чтобы затуманенным взглядом посмотреть на ваше лицо, и убедиться, что в этот раз это не сон и не галлюцинация. И когда он убеждается в реальности происходящего, на его губах возникает самая искренняя и любящая улыбка, от которой вы рвано вдыхаете воздух ртом.
- Прошу, не надо. Помощник!
- Он не проснется, милая [и]. Он не спасет тебя... Лишь я могу это сделать.

Все мои тесты находятся здесь: http://waatu.beon.r­u/tag/%cc%ee%e8%20%f­2%e5%f1%f2%fb/
Отзывы можно оставлять тут:http://waatu.be­on.ru/0-23-tema-dlja­-otzyvov-i-predlozhe­nii.zhtml#e108

­­­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-305.html
Прoкoммeнтировaть
пятница, 31 августа 2018 г.
Тест: Ведьма <Сборник> меня вдохновил фильм "Ведьма" 2015-ого года... Пандуся Сюся 01:35:37
­Тест: Ведьма <Сборник>
меня вдохновил фильм "Ведьма" 2015-ого года


если ты всё ещё здесь. значит, тебя не пугают результаты по ссылкам.

Вперёд, в бесконечное путешествие:

Эхей, пока ещё жива,
Эхей, пока горит трава,
Эхей, огонь тебе к лицу.
Танцуй, ведьма!


пятидесятая жизнь - https://ficbook.net­/readfic/7159860/183­29213#part_content

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-374.html

Настроение: Грустный рассказ
Категории: Реборн
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 20 августа 2018 г.
Тест: | Запах осени| Запах костра и... Пандуся Сюся 13:46:32
­Тест: | Запах осени|
Запах костра и звон колокола|


Over The Garden Wall


­­


Нет ничего лучше историй, рассказанных ветреной ночью, когда люди находят тёплое укрытие в холодном мире.

Стивен Кинг. Тёмная башня VIII: Ветер сквозь замочную скважину(с)



[I]Ваше Имя - Забытая Мария. Ваши родители покинули Вас ещё в глубоком детстве по неизвестной причине,а Вы же,оставшись одна посреди Неизведанного,были вынуждены брать хоть какую-то работу на свои хрупкие маленькие плечи,дабы выжить.
Вы работали в лавке у Сапожника подмастерьем,гримёр­ом и канатоходкой в Цирке,а уж потом,пройдя такой долгий и тернистый путь,Вам удалось открыть свою небольшую,но такую уютную Чайную посреди леса.
Вы хорошо разбирайтесь в биологии и химии,любите науку и по-настоящему преданны своему делу. Что Вы делаете? Собираете травы для целебных зелий и душистого чая. Также Вы любите плести крючком,и,порой вслушиваясь в ночную тишину,напевать давно забытые песни. Они - Ваше личное расслабление.

И вот,однажды холодным сырым вечером,когда Ваша Чайная почти опустела,а огни свечей начали гаснуть,дверь тихо приоткрылась - в проёме показался маленький мальчик и его спутники - Птица по имени Беатрис и его старший брат Вирт,который уговаривал коня Фрэда войти в Чайную хотя бы на минуту,чтобы не мёрзнуть в стойле.

Признаться честно,а они это и сделали,у них совсем не было денег - замёрзшие и уставшие,они протянули Вам одну маленькую монетку,которую Вы отказались брать,чем вызвали у них большое удивление. Мило улыбнувшись и войдя в их ситуацию,Вы предложили ночлег и ужин за счёт заведения,провожая гостей в свою маленькую комнату с большим окном,на котором стояли небольшие растения,тяжёлым деревянным шкафом и мягкой ,пушистой постелью.
Сердечно Вас поблагодарив,герои уселись на нее,а после,услышав приглашение к ужину,спустились,а затем,после трапезы,рассказали почему они здесь.
Покачав головой,Вы лишь громко вздохнули,сказав что тоже бы хотели вернуться. Но не знаете куда. И не знаете откуда. Вечный блудный ребенок,что искал свое место под солнцем,нашел ту самую нить надежды,в которой он так отчаянно нуждался. Вы проверили в то,что сможете найти своих родителей во что бы то ни стало. Наконец-то и у Вас появится дом,в котором Вас будут приветствовать и ждать.

Вы решили отправиться на поиски Дома вместе с Виртом и Грегом,закрыв свою Чайную и оставив свои травы всем тем,кто в них нуждался.
Ребята не были против Вашей компании,и посему Вы решительно присоединились к удивительному квартету - Птице по Имени Беатрис,Коню..,кото­рый в конце концов нашел работу себе по душе,непоседе Грэгу и к своему,кхем,в итоге лучшему другу - необыкновенному мальчику Вирту,что являлся Вашей поддержкой в те времена поисков дома и Вашей семьи.


[U]Вирт: А это?Двулистник Грея? Он всегда прозрачный или только после дождя?
/Очень привязался к Вам,считает хорошим другом. Часто поражается Вашим знаниям в разных,казалось бы,и несовместимых областях,именно благодаря Вам обрёл уверенность в себе и своих силах. Он рассказал Вам о Саре,той девочке,которая ему нравится,и обо всей ситуации в целом - а Вы лишь ободряюще улыбнулись и сказали во что бы то ни стало начать действовать. Жизнь - одна,а значит нет смысла боятся что-то сделать не так: будь то признание в любви человеку или же выбор зонтика - всё рано или поздно встанет на свои места. Юноша очень долго думал над Вашими словами и они сломали его клетку из неуверенности и страха. Очень благодарен Вам./

Грэг: Джейсен Фандербергер! Это имя моего лягушенка,привет!/Л­юбит рассказывать Вам обо всем на свете,а когда сильно волнуется - хватает Вас за руку. Считает старшей сестрой и часто поет с Вами./

Беатрис: Пф,только не говори что ты собираешься это делать. Ах ... Ты уже это сделала. Боже,никакого спокойствия./ Порой Вы раздражали Беатрис своим позитивным настроем - слишком уж оптимистические взгляды на жизнь у Вас,как думает она,поэтому иногда не прочь бросить в Вашу сторону едкий комментарий или шутку,чем расстраивала Вас. Но Вы не сдавались - все равно шли на контакт с этой непростой птичкой. Сначала она не понимала Ваших намерений,но после вздохнула спокойно - Вы просто хотели с ней подружиться. Чувствует себя очень неловко,но благодарна Вам за Вашу заботу о ней. Просила множество раз у Вас прощения за свое поведение,а Вы же принимали ее такой,какая она есть - только и всего./

Дровосек: Остерегайтесь его. Он где-то там,напевает свои песни. Я видел его./ Видел Вас до того,как встретил двух братьев. Вы чем-то напомнили ему его дочь. Наставляет Вас и Ваших друзей на безопасный путь,не желая Ваших смертей./

Хозяйка Таверны: Ох,милочка,да ты травница! Господа,у нас травница! Травница!/ Была удивлена Вашему появлению,узнавала у Вас умеете ли Вы гадать на картах Таро. Угостила Вас бесплатным пирогом с черникой./

Куинси Эндикотт: Моя компания цветет и процветает,господа!­ Кому чашечку чая? Ох,как я рад вашему появлению!/ Вы представились как дворецкая его "родственников", но почему-то мужчина сразу же нашел в Вас советника! Все спрашивал у Вас какие чашки лучше поставить,какую скатерть лучше постелить,нравится ли дамам больше розы или тюльпаны,может ли чай вдохновлять того,кто его создал? Бесконечное число вопросов и ответов. Нашел в Вас интересную собеседницу,удивилс­я тому,где ребята нашли такую умную служанку. Но после,узнав что Вы не являетесь ею,пожмет Вам руку и даст золотой пятяк на прощание - так поразила его Ваша мудрость./

Маргарет Грей: До свидания,берегите себя!/ Подметила,что у Вас очень милое платье для слуги. Ей понравился Ваш образ,для нее Вы так и останетесь загадочной девочкой с милой улыбкой,что стоит позади родственников Куинси. Вы вдохновили ее на создание новой марки чая./

Лорна: Простити меня,Мария. Прости! Я никогда не забуду твоей доброты! Никогда!/ Хотя Вы были знакомы с Лорной один день,ей не забыть того,как Вы защитили братьев от ее атаки,подставив ей свое плечо и ранив себя,упав в обморок от болевого шока. После того,как Грэг и Вирт изгнали из нее злого духа,не переставая извинялась перед Вами,перевязывая Вашу рану. Так как Ваше платье было разодрано в клочья - подарила Вам одно из своих. Все ещё винит себя за то,что причинила Вам сильную физическую боль./

Тетя Шепот: Моя сестрица не простая постушка - оберегайтесь ее! Не давайте ей залезть в Вашу голову,иначе беды не миновать!/ Она дала Вам чудесную мазь,которая исцелила Вашу рану,а также она спасла Вас от Длины во время того,как та была одержима злым духом. Дала Вам амулет на удачу и наставления по поводу своей сестрицы./

Фред: Воровство... С чего бы это плохо? Я бы своровал,а ты? Как нет?/ Уговаривал Вас своровать и расстроился,когда Вы не захотели этого делать. В целом относился хорошо,ему нравилась Ваша компания./

Мисс Лэнгтри: Юная мисс,сядте прямо. Ах,он тоже не всегда держал осанку..Мой милый Джимми Браун..Однако мое сердце тебе удалось удержать.../ Осталось впечатление как о способной,но не совсем следующей правилам этикета ученице. Довольна Вами./

Джимми Браун: /Видел до этого в Цирке,когда Вы работали канатоходкой - поражался Вашему умению и смелости./

Мастер Игрушек: Найти свой дом - можно без труда,вот не найти себя - вот это вот беда!/ Рекомендовал Вам чаще улыбаться и не бояться идти вперёд - ведь Вы сильны и непоколебимы,хотя на первый взгляд слабы./

Вор:/ Ничего не подумал о Вас. Запомнил как очередного посетителя Таверны./

Лягушка Грэга:/ Любит лежать у Вас на коленях,ему нравится Ваш голос,пел на корабле с Вами в дуэте. Думает что Вам бы подошёл розовый цвет./

Аделаида: Дрянная девчонка! Дряянь!/ Хотела убить Вас за цвет Ваших глаз - ей он ужасно не понравился,да увы,у нее не вышло. Вам пришлось всадить ей нож в колено в целях самозащиты,в то время как Вирт искал что-то,что может поразить ее. А после того,как Биатрис открыла окно,сбежали с братьями./

Королева Облаков: /Навещала Вас во снах в детстве - уверена в том,что у Вас все будет хорошо. Молиться за Вас./

Энох: А ты...О,спасибо,это было неожиданно./ Вы протянули существу на прощание небольшую тыковку с изображением милой мордашки - ему понравилось./

Зверь: Твоя душа...Сколько боли она почувствовала? Хочешь найти свой дом? Давай же заключим сделку - души твоих родных будут жить в фонаре,а все,что тебе нужно будет делать - поддерживать огонь в нем. Заманчиво,не так ли?/ Видел в Вас очередного контактера и почти уговорил Вас это сделать,но Вас вовремя остановил Вирт - Вы поставили фонарь на землю со слезами на глазах,не в силах сдержать их. Ваш друг взяв Вас за плечо и сказал что Вы со всем справитесь вместе,чем взбесили Зверя ещё больше. Он навевал на Вас воспоминания,но благодаря Вирту Вы не поддались - Зверь кричал от боли./

Мистер Лэнгтри: /Ещё сильнее верит,что в Мире есть добро./





Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-361.html
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 19 августа 2018 г.
Тест: Любовь на троих [Bungou Stray... Пандуся Сюся 12:05:02
­Тест: Любовь на троих [Bungou Stray Dogs]
Чуя Накахара/ты/Юмено Кюсаку


Ты с сочувствием смотрела на совсем тоненькие руки юного эспера, которые были покрыты красными полосами после ржавых цепей, которые удерживали его возле виноградной лозы. Ты наплевала на законы мафии и, вопреки предостережениям лидера, освободила его из оков и утащила на своём плече до старого, заброшенного, но вполне приличного дома с обшарпанными стенами. Юмено лежал уже несколько часов без сознания, а ты, руководствуясь сердечными переживаниями, делаал всё возможное, чтобы смыть раздражение на его коже и привести его чувство. Лёгкое касание пальцев, похожее на неосторожное порхание невесомой бабочки, заставило его медленно и поочерёдно приоткрыть глаза, словно налитые свинцом. Ты обрадовалась и на эмоциях обхватила руками его голову, заставила мальчишку подняться и прижала его к своему сердцу. Ошеломлённый, Кюсаку застыл, словно мраморная статуя, и несколько минут просто пялился в пустоту, пытаясь определить свои ощущения. Что-то горячее шевелилось в груди, и это начало пугать его. Но оттолкнуть тебя не было сил; далеко не потому, что он был физически истощён, а потому, что в какой-то степени от тянулся к этому, как ночной мотылёк к свету лампы.

- (Твоё имя)...? - уточнил он своим тонким, ещё несломленным голоском.

- Да, это я, - подтвердила твоя персона, крепче прижав к себе юношу, о котором ты, несмотря на наказы босса и Чуи, заботилась, как о собственном брате. - Теперь всё будет хорошо. Рядом с тобой больше нет тех злых людей. Я защищу тебя.

Он чуть отстранился, вороша архивы памяти, где слабыми проблесками появлялись лица Стейнбека и отвратительного Лавкрафта, который вселил в него первобытный ужас.

- Правда защитишь? - жалобно пропищал он, точно брошеный птенец, и вновь прижался к тебе.

- Конечно. Я не подпущу к тебе никого, - твёрдо пообещала ты.

Юмено становится значительно легче. Но воспоминания продолжают настойчиво лезть в голову. Ему снова стало страшно. Казалось, он падает в бездонную пропасть, где не за что ухватиться, а борьба бессмысленна.

- Я всего лишь хотел быть счастливым... Почему со мной вечно случается что-то плохое? Неужели я заслужил всё это? - бессвязно вопрошал Кью, отчаянно ища у тебя поддержку и заливаясь слезами.

- Не заслужил. Так получилось. Если бы я только пришла вовремя... - ты остервенело сжала кулаки. - Прости...

- Они сказали, что Бог не любит меня, поэтому так издевается надо мной, - навзрыд прошептал Юмено, сильнее вцепившись в твоё плечо; кажется, на твоей коже останутся ярко-фиолетовые синяки, но это волновало тебя в самую последнюю очередь.

- Они врут. Но даже если это так... у тебя есть я, - помедлив, мягко сказала ты, поглаживая его чёрно-белоснежные взъерошенные волосы.

- Ты... любишь меня? - Юмено отпрянул, заглянул тебе в глаза и шмыгнул носом, чувствуя в области щёк жар под неправильным толкованием твоих слов.

- Люблю, - уверенно отвечаешь ты, не углубляясь в подробности природы своих сестринских чувств, улыбаешься краешком губ, заставляя цвести и одинокого мальчика.

- И ты никогда не оставишь меня? Всегда будешь со мной? Даже если весь мир обернётся против меня? - бесконечно и возбуждённо задавал вопросы воспрянувший духом юноша, мечтая услышать только положительные ответы - другие он бы ни за что не принял.

- Да, я всегда буду рядом с тобой. Я буду защищать тебя от всех невзгод.

- Ты не такая, как все они, (Твоё имя). Все желают мне зла, кроме тебя. А ты особенная... - как в бреду лепетал под наплывом чувств мальчик. - Я тоже буду защищать тебя! Теперь все эти ничтожества ополчатся против тебя после твоего поступка. Но я буду на твоей стороне! Я убью их всех ради тебя, слышишь?!

- Юмено... - обеспокоенно позвала ты Кью, когда он вошёл в раж и начал мыслить в неправильную сторону.

- Давай убьём их вместе, чтобы они не разрушили наше счастье?! - с безумно горящими глазами предложил окончательно отошедший от прошлых событий маленький эспер.

Только что приобретя оплот своей безграничной радости, Кюсаку был готов повергнуть мир в хаос, лишь бы только обустроить дом для вас двоих. Даже не предполагая о том, что в голову мальчика снова вернулись жуткие планы, ужас которых он не осознавал по своей неопытности, ты просто сжала в руках его миниатюрную ладонь и посмотрела ему в глаза; уже от этого мимолётного взора Юмено был готов растаять, как блестящий иней на безжалостном солнце.

- Не нужно ничего этого, Юмено. Сейчас тебе нужно только отдыхать. Поднимайся наверх, а я пока приготовлю нам ужин. Завтра на рассвете найдём себе новое пристанище, пока не утихнут пересуды в мафии, а дальше я приложу все усилия, чтобы тебя снова вернули туда или хотя бы нашли лучшее место для проживания.

- Но я не хочу, чтобы ты покидала меня хоть на минуту, (Твоё имя)! - капризно застонал он.

- Я никуда от тебя не уйду. Возьми свою куклу, только обещай мне не использовать её не по назначению. Сейчас нам нужно скрывать свои способности. Я верю тебе, - сказала ты, передав владельцу законную уродливую вещицу, которую он любовно прижал к своей груди, чувствуя на ней головокружащий запах твоего парфюма. Всё это казалось Кюсаку чудесным сном с хорошим концом. Он обязательно наступит в его жизни, потому что он и без того пережил достаточно страданий.

Кюсаку послушно кивнул и двинулся в сторону приготовленной для него комнаты, напоследок провожая тебя томным взглядом. Ты устало вздохнула, попутно размышляя о том, как будут дальше обстоять дела, пока вы находитесь в бегах. Кто-то из мафии обязательно пойдёт за вами, они так просто не прощают предательств...

Кто-то постучал в дверь. Ты вздрогнула, как от удара молнии, и подошла ближе к ней, мысленно сетуя на то, что в ней нет глазка. Поколебавшись ещё мгновение, ты открыла дверь, сжимая рукоять пистолета за спиной. Увиденное поразило твою персону: перед твоим взором неожиданно вырос букет алых роз, что заставило тебя опешить, а затем по инерции вытащить из-за спины пистолет. Чуя выдавил из себя слабую улыбку, превозмогая внутреннее волнение и сомнения, чтобы не спугнуть тебя, и отвёл в сторону душистые цветы, чтобы узреть твою реакцию. Его глаза расширились от удивления, когда перед ним предстал "Глок", направленный точно ему в лоб. Зажмурив глаза, ты решительно собралась нажать на курок, но в последний момент Чуя, предвидя твоё механическое движение, выбил пистолет из твоих рук. Цветы благоухающей горкой рухнули на пол вместе с покатившейся в сторону пушкой. Всё ещё ослеплённая страхом за свою жизнь, ты по рефлексу замахнулась кулаком в сторону противника, но Накахара, прекрасно ориентирующийся в бою, с лёгкостью увернулся от удара и одним рывком схватил тебя за запястье. Оказавшись совершенно беспомощной, ты нашла в себе силы открыть глаза. Увидев перед собой Чую, ты опешила и открыла рот от удивления, пытаясь подобрать подходящие слова, но язык предательски не поворачивался и ты лишь бессвязно мычала.

Вам казалось, что время остановилось, и, повинуясь его власти, вы тоже замерли, смотря друг другу в глаза. Чуя, до этого уверенно настроенный на встречу, совершенно растерялся. Парень не знал, что испытывал на данный момент; ошеломлённый неожиданным нападением, он не понимал, как реагировать на твою персону. Внутри появился целый вихрь непонятных чувств: радость при виде возлюбленной после долгой разлуки, желание обнять тебя, и одновременно смятение в виде недоверия и непонимания. Он перевёл взгляд на свою руку и только сейчас осознал, что ты находишься в его власти и больше никуда не уйдёшь от него, он сможет спросить у тебя то, что хранилось в душе, и сказать то, что прятало сердце. Но ситуация, в которую вы попали, выбила его из калеи, и молодой человек буквально потерял дар речи и умение здраво мыслить. Его настрой передался и тебе; ты и сама не знала, что должна сказать и сделать. Ты лишь чувствовала, как нервно сжимается его рука на запястье, доставляя чувство слабой, но ощутимой боли. И, несмотря на его грубость, по твоему телу прошёлся жар нетерпения. Изумление и страх заставили гореть твою кожу, чувство адреналина запульсировало в венах, в мыслях ты готова была признаться, что данная опасность заставила тебя испытать приятное волнение. Смятение чувств выбило из твоей головы все светлые мысли, поневоле в голове всплыли обрывки прошлого, поцелуи и объятья с этим человеком, который даже в такой раскалённой обстановке заставлял твоё нутро трепетать от переизбытка ощущений. Но, когда кадры в голове остановились, как в кинотеатре, на моменте его предательства, твой разум вернулся на место. Ты испытала на себе то первобытное чувство ненависти и горькой обиды, словно бы это происходило прямо сейчас. Тебе показалось, что ты с новой силой возненавидела Чую и, решив поддаться этому порыву, ты дёрнулась, попытавшись вырвать свою руку из его хватки. Твоё действие словно привело мир в привычное движение, и Чуя смог с поразительное скоростью войти в него, предвидев попытку сопротивления. Отбросив в сторону лишние сантименты, оставив на их месте лишь инстинкт самосохранения, он завёл твою руку за спину и, войдя в дом, прижал твоё тело к стене, вынуждая тебя упереться грудью в преграду, а сам встал вплотную к твоему позвоночнику, чтобы у тебя не было никакой возможности снова выкручиваться.

- Отпусти меня сейчас же, {censored}! - взвизгнула ты, дёрнувшись под его напором. Чувство уязвимости вынуждало тебя действовать подобно взведённой пружине: ты стала извиваться, как угорь, надеясь выбраться, но Накахара был гораздо сильнее. И чем больше ты сопротивлялась, тем сильнее он вдавливал тебя в стену, причиняя дискомфорт и чувство неимоверной боли. Скрипя зубами, ты перестала дёргаться для своего же блага и позволила своему напряжённому телу немного расслабиться. - Пусти меня, кому говорю!

- После того, как ты наставила на меня дуло пистолета? Я не такой идиот, как ты думаешь.

- Ох, ну да! Я и совсем забыла, что ты самый умный человек, которого я когда-либо встречала в своей жизни. Даже Осаму с тобой не сравнится!

- Правда? - совершенно наивно и как-то по-детски с долей надежды спросил Чуя, мгновенно забыв об опасности.

Ты совсем забыла о том, насколько доверчив Накахара, когда дело касается похвалы или его превосходства над Дазаем. Воспользовавшись моментом, когда он чуть ослабил свою хватку, ты резко вывернулась с риском сломать себе руку. Рыжеволосый не сразу сумел отреагировать на твоё действие, что дало фору твоей персоне. Одним рывком ты оказалась возле лежащей на полу пушки и, схватив её, снова наставила на молодого человека, заставив того замереть на месте.

- Знаешь, что в тебе так и никогда не изменится? Твоё неумение распознавать сарказм. Столько лет работаешь на мафию, а веришь всему, что тебе говорят, словно маленький ребёнок, - заметив, как Чуя нахмурился от твоих слов, в твоей душе поселилось небольшое ликование. Но ты понимала, что вы не сможете обойтись одной лишь словесной перепалкой, поэтому решила перейти сразу к делу. - Полагаю, ты пришёл сюда, чтобы убить меня?

- Для такого дела я бы взял с собой пушки, а не цветы, - мрачно ответил он. - Я пришёл сюда, чтобы поговорить. Но, как вижу, ты совсем не настроена на разговоры.

- А как может быть иначе, когда ты буквально ворвался в мой дом и припечатал к стене?! Знаешь, я не намерена доверять мафиози, которые объявили на меня охоту!

- Ты предала нас! Ты освободила Кью и спрятала его в этом чёртовом доме! - яростно закричал он.

- А ты предал меня, когда пытался убить! - не выдержав его несправедливых упрёков, ты также повысила тон. Чуя замолк, прекрасно понимая, что ему нечем парировать. Воспользовавшись его молчанием, ты выровняла тон. - Я предала мафию по веской причине. Поверь мне, если бы я этого не сделала, то у вас ни осталось бы и шанса одержать победу над гильдией.

- Что за мания величия, будто бы вся жизнь мафии зависит от твоих решений? - фыркнул рыжеволосый, иронично приподняв бровь. - Так и скажи, что этот мерзавец Дазай повесил тебе лапшу на уши и ты решила последовать его примеру, сбежав от нас. Только для чего тогда было разыгрывать весь этот спектакль, основанный на твоей преданности мафии?

- И ты пришёл сюда только для этого? Только для того, чтобы обвинить меня в собственной параное?! - ты развела в возмущении руками и картинно закатила глаза. - Поверить не могу, что ты настолько глуп!

- Ну конечно, я ведь не сравнюсь с гением твоего чёртового суицидника! Надо было с самого начала догадаться, что ты всего лишь используешь меня. Чего ещё стоило ожидать от избалованной девчонки, которой захотелось из скуки поиграть с чужими чувствами? Надеюсь, ты также обведёшь вокруг пальца и Дазая. Если бы у меня не было должка перед тобой, когда ты спасла меня от Гильдии, то я бы обоих вас раздавил гравитацией, потому что я не выношу предателей и лгунов вроде вас!

Ты побледнела от такого заявления. Ярость прошлась дрожью по всему телу. Не задумываясь о своих действиях, ведомая лишь собственной незаслуженной обидой, тебе захотелось также разозлить Чую, надавить на его больное место.

- А знаешь, ты прав, - ты натянула на лицо ехидную улыбку. - Ты настолько наивный, что мне не составило труда обвести тебя вокруг пальца.

Лицо парня напряглось, лазурные глаза загорелись и, казалось бы, стали совсем чёрные от злобы, что таилась в его душе к к твоей персоне. И ещё ужасней было для него, что эти проклятые слова вылетели из уст девушки, которой принадлежало его сердце. Он был готов поклясться, что после твоих слов он в мгновение охладел к тебе и пропитался лишь одной слепой ненавистью, какую он испытывал лишь к Осаму. Твои слова, насквозь пропитанные ядом, оказались для него сродни предательству, которого он не смог простить.

- Ты... - он задрожал от гнева и замолк, не в силах подобрать слова, которыми он хотел бы ответно ранить тебя. Не выдержав, его нервы сдали, и он быстро зашагал к тебе и грубо схватил тебя за запястье, сжав его с такой силой, что из твоей груди непроизвольно вырвался стон.

- Отпусти, нервная скотина, ты делаешь мне больно! - завопила ты и дёрнулась, но Чуя даже не шелохнулся от твоего действия - он неподвижно стоял, как каменное изваяние. - Да тебе лечиться надо, больной {censored}!

- А тебя давно усыпить пора, дура психованная! - рыжеволосый порывисто притянул тебя к себе и, когда ваши лица оказались слишком близки к друг другу, он едва сдержал себя, чтобы не вцепиться зубами в твои губы, которые он когда-то был готов целовать с желанием, оставив на их месте лишь кровавое месиво. Твли глаза неистово горели, как и его, и это ещё больше возбуждало в нём желание свернуть тебе шею или залепить звонкую пощёчину. Но Накахара не смог лукавить сам себе, когда подметил, что твой злой взгляд манил его, как чёртовым магнитом, который бы он сейчас с радостью раздавил собственными ногами. Собрав остатки тающей на глазах воли в кулак, он напомнил себе о твоём жестоком обмане, тем самым сбросив с себя силу твоих чар, и в нём с новой силой заиграло презрение к твоей персоне.

Не выдержав его упрёков, ты замахнулась и отвесила ему звонкую пощёчину. Чуя отшатнулся и приложил ладонь к горящему месту, обескураженно глядя на тебя. Не ожидая от тебя подобных действий, он совершенно растерялся. Накахара знал, что тебе присущи вспышки гнева, но он не мог поверить в то, что девушка могла так холоднокровно ударить его. Ты же, переполненная злобой, ринулась к парню и начала яростно колотить его кулаками. Рыжеволосый не успел отреагировать на твоё быстрое нападение и ты с успехом смогла совершить серию ударов по его корпусу, пока Чуя, не отойдя от оцепенения, не блокировал твои удары, после чего перехватил чужие руки, вынудив тебя лишь беспомощно рычать. Несмотря на изящность, хрупкость и принадлежность к типичным избалованным принцессам, Чуя сумел подметить, что ты отличаешься от других девиц тем, что можешь постоять за себя. Он был подготовленным бойцом и мало что могло вывести его из равновесия, но даже его поразила внезапная смена твоего настроения и резкое преображение из леди в взбешёную фурию, чья физическая сила как для особи женского пола впечатлила его. Чувство адреналина разлилось по венам неразбавленным кипятком и инстинкт самосохранения особенно резко взыграл от мысли, что эта девушка отличается непредсказуемостью и в любой момент может удивить его своими действиями. Но даже образ воительницы будоражил его: частое и неровное дыхание, пылкие ругательства в его адрес и упрямое сопротивление - всё это волновало его и заставляло сердце быстрее колотиться. Хотя Чуя даже не знал, по какой причине его тело так странно реагировало на твои изменения: то ли от риска, когда ты находилась так близко и в любой момент могла применить на нём нечестные приёмы, то ли от внезапного восхищения твоей красотой. И когда он окончательно потерял счёт времени, залюбовавшись тобою, ты вырвала руки из его хватки и подняла ногу, нацелив её между ног парня.

- Сумасшедшая! - взревел Чуя, в миг пробудившись, когда его важному органу начала угрожать опасность, и быстро увернулся от твоего удара.

- Они тебе не понадобятся!

Не дав ему и минуты оправиться после потрясения, ты снова налетела на него и, крутанувшись, занесла ногу над его головой. Парень выругался, вовремя успев присесть, избежав встречи с твоей ступнёй. И, тут же встав на ноги, он одним рывком оказался возле тебя. Ты снова предприняла попытку ударить его коленом, но на этот раз Чуя успел перехватить твою ногу и повалил твою персону на диван, оказавшись сверху. Ты взвыла и начала бить ладонями его по груди, затем вцепилась ногтями в его плечи и предприняла уверенную попытку укусить его. Такого ожесточённого и фанатичного сопротивления он не встречал даже на битве с Гильдией, сейчас прошлая драка казалась ему всего лишь детской и невинной перепалкой по сравнению с неравным боем с этой девушкой. Но, несмотря на принципы не причинять вреда девушкам, Накахара не мог долго отбиваться от твоих укусов и попытки расцарапать ему руки. Поэтому он схватил одной рукой тебя за волосы и, задрав твою голову, придавил чужое тело к дивану так, что у тебя больше ни осталось возможности и пошевелиться. Ты заёрзала под ним, и даже сквозь одежду парень смог почувствовать, как плотно прижалась твоя грудь к его, как твои бёдра соприкасались с его. Его ничуть не смущали твои растрёпанные волосы, стиснутые зубы и бешено вращающиеся глаза. Сейчас ты ничем не отличалась от тех скандальных и грубых девушек, которые дрались не хуже мужчин, но даже такой образ придавал тебе особое очарование. Он ощутил неуместное физическое возбуждение, чувствуя свою власть над тобой и соприкосновения ваших тел. "Вот же ведьма!" - подумал про себя Чуя, пытаясь перекласть свое неисчезающее влечение на твои возможные колдовские способности. Он искренне не понимал, почему в душе сейчас крутится целый ураган из противоречивых чувств. Ему хотелось уничтожить тебя и одновременно впиться в твои губы, терзая их страстным поцелуем, пока те не онемеют. Чувствуя себя совершенно уязвлённой, ты даже не могла позволить себе и думать о его привлекательности, хотя мурашки по коже и сладкая {censored} живота говорили об обратном. Но гордость и оскорблённость его прошлыми словами оказались сильнее перед спектром совершенно других эмоций, поэтому, всё ещё продолжая упираться руками в его плечи, ты со всей силы сжала их, пытаясь проникнуть ногтями сквозь ткань одежды и вогнать их поглубже в кожу рыжеволосого. Чувство боли моментально отрезвило Накахару и, попытавшись усмирить тебя, он не рассчитал твои возможности, и ты, столкнув его на пол, уселась на его бёдра и начала поочерёдно влеплять пощёчины мафиози.

- Угомонись, одержимая! - рыкнул он на, успев перехватить твои руку тогда, когда ты занесла её для очередного удара. И Чуе действительно сейчас казалось, что твоим телом завладел дьявол, потому что он никак не ожидал, что именно такая девушка, как ты, сможет дать ему ожесточённый бой, который почти смог выбить его из колеи.

- Я тебя сейчас угомоню, скотина! - взревела ты и ударила его свободной рукой по другой щеке, оставив малиновый отпечаток ладони на коже. - Не позволю тебе говорить обо мне такие отвратительные вещи, грязный клеветник!

Получив очередной удар, Чуя остервенело вцепился в воротник твоего платья, желая притянуть к себе строптивицу, чтобы заключить в кольцо своих рук. Но материя оказалась настолько хрупкой, что ткань с треском сорвалась с твоего тела, чуть обнажив вершинку груди. Ещё несколько секунд ты в недоумении смотрела на кусок ткани в руках узумлённого мафиози, затем вскрикнула и поднялась с его тела, лихорадочно прикрыв предмет его внимательного осмотра.

- Извращенец! - завопила ты, залившись стыдливым румянцем. - Животное! Не прощу тебе этого!

- Кто же знал, что ты носишь такую дешёвку, которая рвётся от малейшего прикосновения, - презрительно фыркнул он, поднявшись с пола и отряхивая костюм от собранной пыли, делая вид, что его совершенно не заботит, какой соблазнительный вид открылся для его взора.

- Негодяй, я убью тебя!

Решив использовать новую тактику, Чуя перестал осторожничать и позволил тебе максимально приблизиться к себе. Как только ты замахнулась, чтобы дать ему очередную пощёчину, парень перехватил твою руку. Зарычав, как дикий зверь, ты замахнулась другой конечностью. Проскрипев зубами, мафиози сердито скривился, но стерпел удар. Уже подготовившись к ещё одному, Чуя со скоростью света перехватил и вторую твою руку, зажав пальцами запястья. Ты застонала от боли и попыталась ударить его ногой, но парень, ожидая такой выпада, толкнул тебя вперёд, оборвав попытку, и снова впечатал в стену, поставив своё колено между твоих ног. Ты проскрипела зубами в возмущении, но сопротивляться у тебя уже не было возможности - ты была полностью во власти Накахары и это чувство сводило тебя с ума.

- Сволочь! Как же я тебя ненавижу, ты мне жизнь испортил! - прорычала ты, впившись в него горящим взглядом.

- Это я тебя ненавижу, ты, мужское наказание! Прямо сейчас бы тебя придушил!

- Так чего же не сделаешь этого? С радостью бы отмучилась, чтобы больше не смотреть в твои глаза и не слышать твой ужасный голос! Всё в тебе раздражает, абсолютно всё!

Ты сорвала голос, крича на него, старалась выдавить из себя всю ярость и ненависть к нему, желая и самой себе доказать, оскорбляя его, что он на самом деле тебе настолько противен, как и в твоих словах, которые ты старалась буквально выплюнуть, как змея свой яд. Но взгляд предательски падал на его чуть приоткрытые губы, а перед глазами всплывала картина, где ты припадала жадно к его устам, как он сминал их в ответ, распаляя жар в твоём теле. Это зрелище взволновало тебя, от одной мысли, что его губы, из которых вырывалось тяжёлое и частое дыхание, могли бы снова припасть со страстью к твоим, по твоей коже прокатился приятный спазм, опасно приблизивший рубеж, за которым уже не властвовал спасительный рассудок. Тебя будто с размаху ударили по голове, и вот ты уже как ума лишённая готова отказаться от чувства минутного гнева, уступив место всепоглощающей и необъятной страсти. Твоё дыхание участилось, а вместе с ним и усилилось ощущение нарастающей опасности, когда ты можешь выйти за грань своих принципов и вот-вот набросится на Чую, как дикое животное.

- Бесишь... Всё в тебе бесит... Твои глаза, лицо, губы, голос, одежда, рост и эта чёртова шляпа... Боже, как мне хочется тебя убить... Ты моё личное наказание, Чуя... Убила бы тебя, убила, убила...

Ты бездумно повторяла свои слова, как мантру, уже не вкладывая в них никаких эмоций. Голос задрожал и перешёл на шёпот. Грудь часто вздымалась, глаза затуманились, взгляд уже без смущения был прикован к устам Накахары и ты с трудом сдерживалась из последних сил, чтобы не закусить собственные губы. Пульс зашкаливал. Загипнотизированная­, ты словно сквозь марево сгущающегося тумана фиксировала стук крови в голове. И Чуя почти физически ощутил на себе твоё волнение и собственный страх перед атакой внутренних противоречий, которые подчасту стёрли его хвалённую выдержку и пылавшее до этого чувство негодования.

- Разбивательница сердец, обманщица, ненормальная! - повторял он, пытаясь вернуть себе прежний настрой, когда он готов был рвать и метать.

- Ты так до сих пор и не научился правильно оскорблять? - издевательски усмехнулась ты, почувствовав странное ощущение безмятежности, больше не ощущая на себе его несправедливые, насквозь пронизывающие слова.

Он стиснул зубы, пытаясь отогнать от себя наваждение, навеянное твоим шармом, с которым он с трудом мог бороться. Но всё было без толку: не осознавая собственных действий, он постепенно начал приближаться к твоему лицу и, как только твоё тёплое дыхание коснулось его губ, Чуе показалось, что это странное и необъяснимое безумие окончательно завладело его разумом. Ему уже было плевать на обстоятельства, даже вероятность того, что ты сейчас воспользуешься его слабостью и ударишь его в челюсть, совершенно не напугала его и не погасила стремления завладеть запретным плодом. Поначалу он даже не уловил собственных движений, руки, освободившие твои запястья, двигались сами по себе, поглаживая твой стан. И, не встретив на своём пути возражений, он продолжил более смелей исследовать твоё тело. Ты готова была простонать от удовольствия, от этих раскаляющих прикосновений, но в последний миг рассудок щёлкнул в голове и ты вышла из опьянённого состояния. Осознав, что ты позволяешь лишнего человеку, который совсем недавно тебя оскорбил, ты ударила Накахару по щеке, отрезвляя и его.

- Что ты творишь?! - сердито рыкнул он, уже не в силах терпеть эти безжалостные пощёчины, жгущие обе щеки, и, поймав твои руки, припечатал их к стене.

- Это ты что вытворяешь?! - нахмурившись, спросила на полном серьёзе твоя персона. - Минуту назад хотел меня убить, а сейчас позволяешь себе трогать меня своими грязными ручонками! Если бы я хоть могла пошевелиться, я бы тебе голову снесла! Не смей ко мне прикасаться!

- Ты предала мафию, сбежала с Дазаем и Юмено, наставила на меня дуло пистолета, побила, покусала, посягнулась на святое, а теперь ещё и ставишь условия? Это я тебя уже давно должен был убить!

- И что же тебе мешает это сделать?!

Чуя на миг задумался, пытаясь найти оправдание своему поведению, но в голову так ничего и не приходило. Он мысленно четырхался по поводу своего неумения врать, но ещё больше его возмутило, что он опять вернулся к мыслям о твоей дьявольской привлекательности. Он проклинал всё вокруг себя, мечтал что-нибудь разрушить или разбить, только бы отвлечь себя от мыслей о тебе. Что это за ужасная потребность в человеке на грани постоянной нехватки? Если уж в человеческом мире и существуют суккубы, то один из них стоял прямо перед ним.

- Заткнись, не то убью раньше времени! - пригрозил он, пытаясь хоть как-то собраться с мыслями и взять себя в руки.

- Ты только и умеешь угрожать, - фыркнула с презрением ты.

- Хочешь, чтобы я доказал тебе делом? - его глаза сверкнули от злости.

- Да сделай уже что-нибудь! Докажи мне, что ты умеешь разбрасываться не только словами! Давай, задуши меня, убей так, как пылко ты об этом говорил! Если не сделаешь этого, то ты просто отброс и слабак, которого во всём обходит Дазай! - с вызовом бросила ты.

- Ах ты!

Придя в ярость от твоих фраз, Чуя в порыве эмоций схватил тебя за горло. Ты охнула от неожиданности и недомоганий, которые начали постепенно усиливаться, как только его пальцы начали неспешно сдавливать твоё горло. Несмотря на внутренний страх и панику, которые охватили всё твоё сознание, ты не издала ни единого звука, а лишь смиренно закрыла глаза, молясь, чтобы он сделал всё поскорее. Но внезапное чувство лёгкости и свободы, когда в грудь снова стал поступать необходимый воздух, заставил тебя распахнуть в изумлении глаза, не веря в происходящее. И в этот миг твоими губами почти отчаянно завладели, ненасытно смакуя и сминая их нежность. Ладони Чуи переместились на твоё лицо и, обхватив его, он притянул твоё тело к себе, углубив поцелуй. Первое время ты чувствовала воодушевление и окрылённость, но стоило тебе вспомнить о происходящем, как тело принялось отторгать мафиози. Уперевшись руками о его грудь, ты со всей силы оттолкнула от себя Чую и отступила на шаг назад, пока снова не оказалась у преграды.

- Что мы творим? - схватившись за голову, спросила в отчаянии ты у самой себя. - Мы столько натворили ошибок, столько причинили друг другу боли, а теперь снова берёмся за старое... Боже, должно быть, мы мазохисты!

- Я не хочу с тобой драться, чёрт возьми. И убивать тебя тоже, даже несмотря на то, что ты меня просто дико раздражаешь. Это не выход, - пытаясь взять себя в руки, сказал Чуя. - (Твоё имя), мы должны обо всём адекватно поговорить. В конце концов поссориться мы всегда потом сможем, но сейчас... Чёрт, я сам не знаю, что со мной происходит! - он топнул ногой от злости на самого себя и на всю безысходность, в которую поставила вас эта ситуация и смятение его чувств.

- Да к чёрту! - к его неожиданно, выпалила на эмоциях ты, перестав хвататься за спасительный трос.

Спустя минуту неравной борьбы ты уже возвращала с вожделением и ненасытностью его поцелуй. На грани неверия и безумия ты вцепилась в ворот его пиджака и притянула к себе, углубляя поцелуй. Ты отдавалась его требованию с таким необузданным рвением, что его сердце бешено заколотилось в такт с твоим. Каждой клеткой Чуя ощущал твоё страдание, основанное на неделях агонии и безысходности, которым он подверг тебя своими сомнениями и грубостью, и каждой клеткой жаждал ощутить твоё прощение. Мир вокруг снова перестал касаться вашего восприятия, поэтому, поглощённые мгновением, вы полностью отдавались этой невероятной, дикой и безумной страсти, с головой охватившей вас. Накахара захватил устами выступ твоих губ, потянул его и снова раздвинул языком твой рот, просунув одну руку под подколенную ямку и подняв её до уровня своего бедра, а другой - сжал твои ягодицы, негрубо сминая их. Ты провела влажным языком по мочке его уха, захватила её зубами и слегка надавила, заставив рыжеволосого поморщиться и загореться желанием отмщения. Он чуть толкнул тебя, вынудив запрокинуть голову, и впился губами в обнажившуюся шею, покрывая её кусачими поцелуями и рдеющими засосами.

- Накахара-сан... - воцарившуюся идиллию прервал голос неожиданно появившегося, как призрак, Юмено.

Вы оба оторвались друг от друга, словно вас разняли магической силой, и ты, тяжело дыша, стыдливо поправила лямку порванного платья.

- Что вы делаете с (Твоё имя)? - недоумённо спросил он, склонив голову набок, точно филин, отказываясь принимать картину, которая развернулась перед ним.

- Это тебя не касается, сопляк! - рявкнул на него Чуя, указав дрожащим пальцем на мальчишку. - Из-за тебя началась вся эта ерунду! Босс сказал принести тебя живым, но я думаю иначе.

- Чуя, не надо! - вступилась ты за юношу, когда рыжеволосый начал решительно надвигаться к причине своих погибших подчинённых, но тот грубо оттолкнул твою руку.

Страдальческое выражение твоих глаз, которые подёрнулись влажной пеленой, словно разрушили привычный мир Кюсаку, который только пришёл в норму. Внутри него всё оборвалось, как только он увидел причинённый тебе вред. Зрачки мальчика недобро расширились, взгляд приобрёл оттенок безумия.

- Никто не смеет причинять боль (Твоё имя)! - заверещал он во всё горло, на миг оглушив ошарашенного Чую; тот закрыл уши ладонями, упустив момент, когда мальчишка приблизился к нему и оставил на нём свой зловещий след.

- Чёрт...! - только и успел выругнуть Чуя, прежде чем проклятие начало действовать.

Накахара ощутил, как в его разум влезли потусторонние силы, выталкивая из него остатки адекватности. Глаза накрыло тьмой, словно он в миг перестал видеть. Ты с ужасом смотрела на то, как молодой человек борется с чужим влиянием, вымученно пытаясь выпрямить собственные руки, которые неконтролируемо потянулись к его горлу. В его склеру будто брызнули чернила, взгляд стал пустым, отчуждённым, почти мёртвым, из них полилась густая чёрная жидкость, смешанная с кровью. Юмено же, громко хохоча, мрачно радовался своим трудам. Ты с паническим страхом наблюдала за тем, как твой возлюбленный медленно задыхается от удушения. Первое время ты не могла совладать со своими реакциями, а потом в мозгу что-то щёлкнуло, толкнув тебя со всей дури остановить это сумасшествие. Ринувшись к Кюсаку, ты обхватила плечи мальчика руками и взмолилась:

- Пожалуйста, Юмено, остановись! Он ничего тебе не сделает, я защищу тебя, как и обещала! Только останови это, тебе же будет хуже!

- А кто защитит тебя, (Твоё имя)? - насмешливо спросил он, повергнув тебя в шок; только несколько минут назад он походил на всеми брошеного и забитого щенка, а теперь в нём снова процветало безумие. - Я сделаю всё, чтобы ты была в безопасности! Мы всегда будем вместе!

Ты сидела на коленях, поэтому он наклонился и подарил тебе невесомый поцелуй в уголок губ, хитро блеснув чёрными глазами. Не зная, что ещё сделать, ты зарыдала и плотнее прижалась к мальчику, по-прежнему умоляя его прекратить это. Кюсаку не знал, что с ним случилось в этот момент, но сердце неожиданно сжалось и облилось кровью. Руки мелко задрожали, уже не в силах управлять проклятием. Он опустил страшную куклу на пол, а вместе с ней опустился и едва дышащий Чуя. Не медля, ты ринулась на помощь к возлюбленному.

- Куда ты, (Твоё имя)?! - истерично завопил опомнившийся Юмено. - Ты обещала всегда быть со мной! Почему ты идёшь к нему? Я же убью его! Я убью всех, чтобы ты оставалась со мной!

- Не... не слушай его... - промямлил Накахара, заходясь сухим кашлем. - Я сам... выпотрошу эту мелочь, чтобы он не тронул тебя...

- Как Вы смеете думать обо мне так, Накахара-сан?! Я никогда не обижу (Твоё имя), потому что она любит меня!

Рыжеволосому даже хватило сил нагло рассмеяться в лицо взбешёному Кью. А ты, находясь меж двух огней, панически искала взглядом выход из ситуации. Ты не могла позволить Чуе оставаться раненным, но и Юмено, в несчастье которого ты сейчас винила саму себя, не могла бросить. Крепко держа в руке ладонь мафиози, ты возвела очи к небу и моляла Всевышние силы дать тебе подсказку для решения этой задачи, потому что треугольник, в который ты попала, обещал высосать силы из каждого, кто попытался бы из него выбраться живым...


­­



­­


http://phasetoleon.­beon.ru/0-1-moi-test­y.zhtml - комментарии прошу сюда.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-217.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: Школьные шалости [сборник... Пандуся Сюся 12:02:57
­Тест: Школьные шалости [сборник]
Чеслок


Стоишь у доски, парализованная буравящим взглядом учителя, и усердно пытаешься вспомнить, в каком году в Лондоне был создан Биг Бен. Чувство было такое, будто в твоей голове поселились маленькие человечки, которые в панике ворошили архивы памяти, разбрасывая и сжигая от безысходности бумаги, производя торможение механизма мозга. Нужные шестерёнки, жалобно скрипнув и пустив несколько прощальных искр, остановились. Если бы это было реально, то из твоих ушей давно бы вышел густой и едкий дым, смердящий горьким провалом. Преподаватель не взирал на то, как ты, стесняясь признаться в ухудшевшейся памяти, стыдливо переминаешься с ноги на ногу, почёсываешь носком туфли на невысоком каблуке соседнюю щиколотку, прячешь вспотевшие ладони за спиной и не смотришь ему в глаза, пряча свои за ниспадающей чёлкой. Атмосфера нагнеталась, воздух давил на лёгкие, напряжение росло с каждой секундой, норовя окончательно расплющить тебя и твой покой. Учитель расхаживает вокруг тебя, как голодная акула возле лодки с пассажирами, и начинает читать нелестные нотации при всём классе о твоей вопиющей безответственности,­ заставляя тебя сгорать от стыда. Хочется провалиться сквозь землю, даже просто сесть за последнюю парту и прикрыться учебниками будет божественным подарком, но он провокационно заставляет тебя неподвижно стоять на месте и выносить тяжёлые, порицательные взгляды одноклассников. В области лба появляется испарина пота. Глаза начали увлажняться, но меньше всего тебе хотелось показать при ком-то свою слабость, поэтому, сжав кулаки, ты сказала себе строгое "нет", забив его гвоздями в своём нутре, чтобы смотреть и не забывать. Не забыть хотя бы такую элементарную вещь для своего же блага, потому что одного позора за день тебе было достаточно.

Чеслок, учащийся в паралелльном классе, стал случайным наблюдателем этой сцены и, спрятавшись за дверью, неотрывно наблюдал за разворачивающимся конфузом. Заметив, как привычно ты начинаешь дрожать, когда тебе хочется плакать, он невольно складывает ладони в крепко сжатые кулаки, от которых начинают ныть костяшки и кожа, пока ногти вдавливаются внутрь. Широкий оскал обнажает миниатюрные, как у маленького вампира, клыки, глаза презрительно сужаются, а щёки вспыхивают от гнева. Ему хочется вытащить тебя из этой чёртовой дыра, а лучше - прежде дать хорошенько кулаком по лицу этого дряхлого урода, чтобы тот знал своё место. Чеслок уловил себя на мимолётной мысли, что он становится похож на рыцаря, который спасает принцессу от злого дракона. Он криво усмехнулся, пытаясь сбросить с себя балласт этих сентиментальностей,­ но в глубине души всё же ощущает теплоту от таких представлений. Особенно на той части, где ты благодаришь его, и не тем глупым, уже использованным платком, как это написано в дуракцих сказках.

Когда ты садишься на место с уныло опущенной головой, чувствуешь, как тебя прожигает чей-то взгляд. Боязливо поднимаешь глаза и замечаешь за дверью Чесловека, который подманивал твою персону к себе рукой. Ты удивилась, покрылась ярким румянцем и, оглядев свой класс в поиске возможных свидетелей, робко и отрицательно помотала головой, губами безмолвно прошептав, что не можешь выйти с урока истории. Обладатель ирокеза презрительно фыркнул, но не оставил попыток и начал более настойчиво манить тебя пальцем, постепенно меняя выражение лица: от снисходительного до нетерпеливого, почти гневного. Поняв, что им завладело, видимо, что-то срочное, спрашиваешь разрешение у учителя выйти, на что-то неохотно соглашается, бросая тебе уже в спину нечто оскорбительное. Пропускаешь замечание мимо ушей, проявляя тактичность, а Вот Чеслок уже вовсю агрессивно скалится, почёсывая кулаки, как последний неотёсанный забияка. Впрочем, таковым он и являлся, но с тобой этот зверь поддавался укрощению.

- Что ты тут делаешь, Чес? - осторожно спрашиваешь ты. - Почему не на ?

- , {censored}адавай лишних вопросов! - устало отмахнулся от твоего любопытства парень, пренебрежительно махнув рукой, словно отгоняя повсюду летающую муху. - Пошли за мной!

Он неожиданно хватает тебя за руку, сжимая так крепко, что у тебя стынет в жилах кровь. Не успевая толком отреагировать на происходящее, машинально скачешь за ним, как молодая лань, но даёшь по тормозам уже где-то в середине коридора, заставляя Чеслока повернуться и обвести тебя недоумённым взглядом. Ловишь себя на мысли, что он ведёт себя неуместно так, будто всё идёт буднично, однако на самом деле он сейчас перевернул весь твой мир вверх тормашками, уведя прямо из-под носа у учителя, который, узнав о такой дерзости, обязательно накажет тебя.

- Чего медлишь, как черепаха? Долго тебя ещё ждать? - нетерпеливо спрашивает он, недовольно топая ногой. - Или намекаешь, чтобы я понёс тебя на руках? - войдя в некий раж, начал придираться Чеслок, хотя перспектива нагло утащить тебя подальше от того убл*дка вполне устраивала его, парень даже растянулся в нахальной улыбке от своих фантазий. И это при том, что он показал всем своим хмурым видом, что был бы не очень рад взваливать на свои плечи ношу вроде тебя.

- Н-ничего я не намекаю! - взволнованно отпираешься ты, чувствуя, как щёки лихорадочно горят при его пронзительном взгляде и некоторой холодности в чуть грубом баритоне. - Куда ты ведёшь меня? Учитель накажет за то, что я надолго отлучилась. Вдруг он и тебя заметил? Тогда и тебе достанется.

Чеслок небрежно фыркнул на твои слова и картинно закатил глаза, демонстративно показывая, что он думает об этом.

- Да плевал я на него с высокой колокольни! Я просто хочу тебе кое-что показать. Это не займёт много времени, так что пошевеливайся давай, не люблю ждать девчонок, - поторопил он тебя, насильно утягивая всё дальше от кабинета истории, и слишком приличное расстояние от него нагоняло на тебя ещё большую панику.

Тебе пришлось сдаться под напором Чеслока, хотя он бы всё равно ни за что не отказался от своей цели; если он чем-то загорится, то его уже не остановить, и если ты не с ним в деле, тогда он пойдёт один с гордо поднятой головой. Не желая провоцировать лишний раз ссору, ты безмолвно и покорно, как марионетка, следовала за своим владельцем, пока вы не очутились в пустующем музыкальном кабинете. Данную часть школы тебе пришлось лицезреть впервые: кабинет был довольно тесным и маленьким, больше похожий на какой-то подпольный закуток, и все его свободные углы были заняты пыльными инструментами. Чистотой сверкало только пианино, на котором Чеслок сразу же обозначил свои владения, вольготно расположившись на широком стуле, обтянутым чёрной кожей.

- Ну что, нравится? - поинтересовался молодой человек, осветлившись в этом укромном месте. На вопрос в твоих глазах он ответил: - Это Вайолет завербовал себе это место, чтобы рисовать в тишине. Я уговорил его перенести сюда музыкальные инструменты, чтобы я мог тренироваться без свидетелей, а то иногда надоедают писки этих фанаток, - шутливо сказал парень. - Правда, здесь ещё пригодится ремонт, но нам пока не до этого.

- Мне... нравится здесь, - несмело признаёшься ты, но говоришь от всего сердца, находя уединённый уголок привлекательным и уютным. - Тут даже ремонт не особо нужен.

- Шутишь что ли? - Чеслок в ироничной форме приподнял брови, чуть искривлённо поддёрнув один уголок губ. - Даже посадить задницу негде. Но я оставил тебе место рядом, так что садись, - он призывно похлопал ладонью по свободной часте мебели, на что ты слабо мотнула головой, не желая хоть как-то задеть его.

- Не могу, у меня урок. Давай увидимся здесь на перемене? - мягко предлагаешь, как компромисс, но парень находит это оскорбрительным отказом.

- Только не говори, что стала зубрилой, как твои тошнотворные одноклассники, иначе меня вырвет, - сердито ворчит он, проведя пальцами по чёрным клавишам, которые издали протяжные и довольно мрачные завывания, устойчивые в воздухе. - Хочешь и дальше слушать нотации этого злобного старикашки?

Тебя пробил холодный и нервический озноб, когда он сказал об этом. Значит, он видел это...

- Ты всё слышал, да? - потерянным голосом уточняешь ты, зябко поглаживая плечи и плотно поджимая дрожащие губы.

- Да, - кивает он с угрюмым видом и, встав со своего места, вплотную подошёл к твоей скукоженной персоне, вкрадчиво обхватив тёплыми и родными ладонями твои плечи. - И знаешь, что я думаю обо всём этом, (Твоё имя)? - ты невольно поднимаешь на него взгляд, встречаясь с глубинной твёрдостью и затухшим от злости цветом. - Что он давно не получал по своей гадкой морде! С радостью бы это исправил!

Чеслок рычит и, благоразумно отняв свои руки, снова остервенело сжимает кулаки. Глядя на возлюбленного, ты чувствовала, что полнишься к нему щенячьей благодарностью и глубоким чувством принадлежности. Он не являлся тем человеком, который напропалую воспевал о своей любви, бросаясь громкими словами. Он не был склонен к красноречию и вообще предпочитал избегать изысканных метафор, но проявлял свои чувства на действиях, и в этой сфере, как ты думала, ему не было равных. Никто ещё не защищал тебя с таким рвением, со звериной неистовостью, с какой безжалостно дерут глотки, не доказывал одним лишь мимолётным прикосновением длинных пальцев, что ты всегда будешь в безопасности и счастлива с ним. Впрочем, Чеслок не умел показывать, что он в ком-то нуждается, но ты всё равно чувствовала на подсознательном уровне, что он не отойдёт от тебя ни на шаг и сделает всё возможное, чтобы ты никогда не грустила. Непроизвольная и глуповатая улыбка расползлась по твоему лицу, а на щеках расцвели будто маки - ты была вся алой, но энергично благоухающей.

- Хочешь, я врежу ему и заставлю его взять все свои слова обратно? - не унимался Чеслок, продолжая упиваться гневной тирадой, но ты, забыв благодаря нему о прошлых и заживо пожирающих обидах, миролюбиво отказалась.

- Не нужно тратить на него своё время. Лучше сыграй что-нибудь, я люблю слушать твою музыку.

- А ты останешься со мной до звонка? - неохотно смирившись с твоим решением, парень переводит тему в нужное ему русло и хитро улыбается.

- Останусь, - киваешь с расслабленной улыбкой и в знак своего согласия садишься на стул, хлопая по ещё одному свободному месту, пародируя его манеру.

Чеслок одобрительно усмехается и присаживается, укладывая пальцы на нужные клавиши. Торжественно-мрачна­я, несравнимо прекрасная мелодия пламенно нарастала и летела, чудесно раскрывалась и разносилась пульсирующими аккордами по комнате, то мирно затухая, то преображаясь в бурную реку лихого темпа, под давлением которого сердце пылко сжималось в восхищении. Чарующая дымка отрыва от земли накрывала вас обоих, сделав невосприимчивыми к обстановке. Мотив приобрёл совершенство, благодаря которому необузданность эмоций и страстность растворились под безмятежностью. Теперь, когда Чеслок, выражающий умиротворение на лице, был в твоей досягаемости, ты не преминула скользнуть пальцами по его ладони - нежно, настойчиво, сокровенно. Парень вспыхнул, позволив последним нотам резко раствориться в воздухе. Он хоть и выражал грубую оболочку, но сам внутри был лёгок на подъём и его было запросто ввести в заблуждение незамысловатой лаской.

- Чес, спасибо тебе, - улыбаешься так тепло и искренне, что обладатель ирокеза ощутил дрожание своих губ и вибрацию по всему телу.

- За что? - недоумевал он, предательски вспыхивая, как последний влюблённый первоклассник, за что ему хотелось в смущении дать себе отрезвляющую пощёчину.

- За то, что защищаешь меня и не даёшь в обиду. Я очень ценю это.

- Ты про учителя? - осведомляется он с пересохшими губами и такой же сухостью во рту, торопливо сглатывая сразу несколько влажных комков, чтобы избавиться от внутренней засухи. - Да это пустяки! - демонстрирует он безучастность к твоим словам. - И вообще, это не совсем из-за тебя... Я просто сам по себе люблю почесать кулаки, так что не ищи в моих действиях ничего необычного. Я действовал по собственной прихоти, - раз за разом отмахивался он, но убедителеней новые попытки не казались - наоборот, его обычно уверенный голос звучал сломленно и неуверенно, будто придавленный осознанием факта, что ты являешься его главной причиной для мирских беспокойств.

Правильно не веришь его словам, наслаждаясь быстрым стуком понимающего сердца. Мысли Чеслока путались и метались со световой скоростью - бесполезно и хаотично. Внешне он онемел, а внутри стоял нестерпимый гул крови.

- Поцелуй меня, - к собственному удивлению, просишь решительно ты, ощущая мощный трепет в груди, который отчаянно требовал выхода.

Парень чуть ли не подпрыгивает на стуле, давясь горячим воздухом. Направляет на тебя обескураженный взгляд, как на чужака, совершенно не узнавая свою девушку. Обычно ему самому приходилось проявлять инициативу в нежности, иногда даже применять силу, чтобы ты перестала прятать лицо в ладонях, а тут ты сама выпрашиваешь у него поцелуй - это выбило Чеслока из колеи. На минуту подумал, что мольба в твоём взгляде иллюзорна, а его слух внял неправильную вещь. Колебался так, будто ему предстояло решить сложную задачу на экзамене, ответ к которой обещал открыть или закрыть ему двери в светлое будущее.

- Ч-что? - растерялся молодой человек с порозовевшими щеками. - А сама не можешь? - от переизбытка волнения повысил голос, чуть ли не перейдя на крик, но ты лишь приглушённо захихикала над его потрёпанными нервами, на что он злился ещё больше. - Что смешного?!

- Прости, - скромно извиняешься ты, застенчиво зажимаясь, хотя особой вины за собой не чувствуешь. - Просто иногда ты бываешь очень забавным.

- Звучит, как оскорбление! - уязвлённо бормочит раскрасневшийся парень, яро изображая отпечаток обиды. - Посмотри на меня: я не могу быть забавным! Я что, ботаник тебе какой-то, чтобы надо мной можно было глумиться? Врезать же могу! - угрожающе лепетал парень, по-детски пытаясь убедить тебя в своём авторитете.

- А ты докажи это, - легко парировала ты, введя ненаглядного в состояние ещё одного голого шока; да что это с тобой сегодня происходит?! Озорной блеск в глазах, лисья ухмылка, непривычная уверенность в себе - Чеслока напрягали такие изменения, они сбивали его с толку и оглушали. - Крутые парни ведь могут запросто целовать девушек.

Молодой человек, поверженный твоей безупречной тактикой, хочет поражённо выругнуться, но в рамках приличия сдерживает себя. Сам непроизвольно ощущает жажду улыбнуться в ответ на твоё бодрое настроение - это гораздо лучше, чем видеть тебя в слезах. И если в таком случае ты прекратишь показывать ему свою ранимую сторону, тогда он пойдёт на уступку и сделает это.

Стремительно прислоняется к тебе, смущённо зажмурив глаза, и касается губами губ, не так мужественно, как обычно, увлекая в осторожный, словно по-новому изучающий поцелуй, при котором только что образовавшаяся пара пытается разузнать о предпочтениях друг друга и темпе движений в попытках подстроиться и приспособиться. Чеслок впервые в жизни проявляет какую-то болезненную робость, даже не прикасаясь к твоему телу, а ты почему-то вдруг чувствуешь, как прежняя тихоня в {censored} под созревающим внутри желанием откровенного. Будто чувствуя, как в тебе зреет чужеродное пламя, парень отстраняется, чтобы убедиться в своих догадках. Он прочитал в твоём взгляде захмелевшее вожделение и сам едва ли не опьянел; музыканта остановила только мысль о том, что хоть кто-то здесь должен оставаться трезвым. И убеждается в этом, когда ты вероломно седлаешь его бёдра, вальяжно двигая своими, создавая напряжённое трение, от которого у Чеса всё затрепетало. Парню кажется, что воздух между вами разряжен настолько, что искрится и посылает разряды по нервным окончаниям. И ты явно решила его прикончить, вызвав разрыв сердца.

- Эй, что это с тобой? - рассеянно спрашивает он, чувствуя ошеломление до мозга костей. - В тебя будто демоны вселились.

- Ты сам говорил, что мне стоит раскрепоститься, - отбиваешься ты. - Так что получи и распишись.

Не владея собой, провокационно чувственно проводишь языком вдоль его уха, облизываешь мочку, заставив его судорожно дёрнуться, и прикусываешь несколько серебряных колец в его раковине. Твои глаза стали туманнымии, влажными, переполненными истомой, зрачки расширились, превращая их в колодцы ночи - ночи, в которой Чеслоку хотелось затеряться. Чертовка в твоём лице имитирует порочные движения, страстно двигая бёдрами вперёд-назад, задевая его упрятанную в штанах головку, и шаловливо притягивает его к себе за галстук. Он чувственно подхватывает тебя под ягодицы с дерзкой, вызывающей ухмылкой и одним резким рывком придвинул твоё тело к себе, оставив на коже бордовые следы пальцев. Чувствовать, как его затвердевший орган упирается в твою промежность, скрытую сейчас бесполезной юбкой и кружевом трусиков, было невыразимо приятно. Ты прижалась грудью к его груди и безотчётно застонала, даже сквозь нижнее бельё ощущая всё так, будто ты и вовсе находилась обнажённой. Слишком жарко, воздух во рту першит сухим песком. Чеслок чувствует, что, вопреки присутствию твоей формы, она уже расстёгнута и он может ощущать тебя голой кожей.

Чеслок в нетерпении срывает зубами пуговицы, не заботясь о том, что нитки могут порваться, а сам орудует руками на бёдрах, стискивая их и несильно царапая. Запрокидываешь от удовольствия голову и он принимает это как сигнал для внутреннего хищника - задевает кожу клыками, чуть прикусывает и жадно проводит языком по повреждённым участкам. Одна его ладонь, отодвинув часть рубашки, прикрывающую правую грудь, ложится на выпуклость и с силой сжимает её. Из твоей груди вырывается почти что всхлип, но ты терпишь сладостную пытку, ведь он всегда был немного диким в постели. Он оглаживает пальцами ореолу, зажимает между двумя твёрдый сосок и тянет вперёд, вытягивая из тебя стоны и ёрзанья, от которых хочется зарычать голодным медведем и скинуть тебя на пол, навалившись сверху. Он просовывает свободную руку под твою подколенную ямку и чуть поднимает ногу, устраивая её в одном положении на своём локте, и сам проскальзывает ладонью под юбку, играя пальцами с клитором. Звонок прозвенел уже давно, но вы не торопитесь отстраниться друг от друга...


­­


Сиэль Фантомхайв: категорически не понимает, что такая скромная и утончённая личность, как ты, смогла найти в эксцентричном Чеслоке, который так и притягивает к себе сотню пересудов. Изначально даже подумывал о том, что парень навязывает тебя своё общество, а то и держит в плену, насильно заставляя подчиняться ему - его специфичная внешность и грубые, животные повадки как раз говорят о возможных маниакальных наклонностях, как думает впечатлительный и нежный граф. Предполагает, что тебе в тягость посторонее внимание, потому что ваша пара и без того слишком шумит в школе, хотя ты не подаёшь виду. Уверен, что ваш союз продержится недолго, - Себастьян зачастую подшучивает над завистью мальчишки, - и будет даже этому рад: не против сделать несколько нерешительных шагов к тебе, намекнув о своей только зарождающейся симпатии, ибо негоже приличному джентльмену так быстро кричать о своих чувствах, смущая леди напористостью. Абсолютно убеждён в том, что составит тебе лучшую партию с учётом того, что вы подходите друг другу по характеру. Пока проявляет к тебе услужливость: подаёт руку на лестницах, интересуется самочувствием, подставляет локоть, чтобы провести через дорогу. Иногда пользуется своим актёрским мастерством, когда Чеслок нападет на него из ревности, строя из себя жертву, а после твоей заботы говоря жалобным тоном, что с ним всё в порядке и тебе не о чём беспокоиться, мол, благородство из него льётся фонтаном.

Грегори Вайолет: и рад за Чеслока, и частично сочувствует твоей персоне, потому что ты создаёшь вид человека, который не любит шум и навязчивое внимание. Видит, что тебе порой бывает сложно с его подопечным, но выражает своё понимание и состраданием безмолвием. К тебе его отношение вполне лояльное, но особых чувств у него ты не вызываешь. Вайолет является единственным человеком, с котором тебе позволено Чеслоком проводить время вместе и просто сидеть рядом, совершенно не ревнует к своему другу твою персону, потому что знает, что тот не заинтересован отношениями. Иногда Грегори рисует вас в свадебных нарядах, на что твой молодой человек улыбается во все тридцать два, а ты смущаешься и закрываешь глаза, намекая, что об этом ещё рано думать - Чес иногда обижается на тебя за это.

Джоан Харкрот: тот, с кем ты разделяешь свои интересы: он восхищается теми же книгами, что и ты, поэтому вас зачастую можно найти в библиотеке, обсуждающих какое-нибудь чтиво в стиле фанатиков. Чеслок крайне недоволен вашим общением, поэтому запрещает тебе общаться с юношей. Пару раз угрожал и ему рукоприкладством, о чём не сказал тебе, а сам Харкрот на твои вопросы отвечает уклончиво и неоднозначно, не желая выдавать парня. С тех пор вы начали незаметно отдаляться друг от друга; даже если ты пытаешься заговорить с ним, он отчуждённо улыбается и ссылается на другие важные дела. В глубине души расстроен сложившейся ситуацией, потому что считает тебя своей родственной душой и мечтает продлить вашу дружбу до скончания веков.

Клейтон: пожалуй, ещё одна личность, которая в наименьшей степени волнует Чеслока ввиду его ущербности, по мнению парня. Что ж, по ледяному взгляду Клейтона действительно можно мало чего заметить, в том числе и его искреннего преклонения перед твоей изысканностью и пониманием любой ситуации. Своё мнение он не скажет вслух, отдавая предпочтение молчаливому восхищению, поэтому вы можете спокойно проводить время за чашечкой чая и обсуждениями современных писателей и поэтов. По просьбе, точнее, приказу Чеслока помогает тебе подтянуть историю и другие проблемные предметы, испытывая от этого полнейшее удовольствие.


http://phasetoleon.­beon.ru/0-1-moi-test­y.zhtml#e429 - оставить своё мнение о тесте вы можете здесь.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-268.html

Категории: Темный дворецкий
Прoкoммeнтировaть
Тест: The last word.[Final Fantasy] Тебя На улице уже наступила... Пандуся Сюся 11:21:35
­Тест: The last word.[Final Fantasy]
Тебя


­­
На улице уже наступила глубокая ночь, открыв вид на яркие созвездия, но вместе со столь прекрасным зрелищем также пришел не выносимый холод и густой туман, застеливший землю, так что не было видно собственных ног. И из-за всего этого ты буквально чувствовала себя не выносимо в любой момент, готовясь начать проклинать все вокруг. Твои руки с силой сжимали собственные плечи в надежде хоть немного согреться от этого действия и перестать клацать зубами. Но толку от этого, честно говоря, было довольно мало. Во всем этом тебя больше всего удивляло то, что Кинг, идущий впереди, выглядел, как ни в чем не было, даже без тени усталости после стольких часов ходьбы.
- Э-эй, - ты попыталась позвать его, но, не увидев совершенно никакой реакции, несколько раз дернула за рукав мундира - Долго нам еще идти?
- Да, если будешь продолжать ныть.
Он отдернул руку, слегка ускорив свой шаг, а ты только саркастически закатила глаза, мысленно спрашивая, зачем вообще что-то спросила. Говорила же себе молчать на протяжении всего задания, чтобы не вызвать лишнего гнева. Хотя нельзя было сказать, что Кинг много злиться, скорее даже наоборот, просто иногда бывает раздражительным.
- Ладно, остановимся здесь.
Твой глаз нервно дернулся, стоило только взглянуть в сторону реки находящейся неподалеку.
- Издеваешься что ли? Здесь дубак не выносимый.
- Я ведь сказал, чтобы ты прекратила ныть.
- Ну, извини, что я не такая толстокожая как не которые!
Кинг неожиданно полностью обернулся к тебе, скрестив руки на груди. Его раздраженный взгляд буквально впился в тебя, только усиливая дрожь по всему телу. Ты рефлекторно отступила назад, когда парень сталь стремительно наступать, но он быстро схватив тебя за ворот куртки придвинув к себе вплотную.
- Когда-нибудь я тебе язык откушу, малявка.
В душу закралось щемящее чувство того, что сейчас тебе точно прилетит, поэтому глаза сами собой зажмурились, когда он сделал резкое движение рукой. Однако вместо какого-либо чувства боли ты только ощутила, как на плечи легло что-то теплое.
- Выдохни, - сказал он, слегка ухмыльнувшись, и натянул тебе капюшон по самые глаза - Лучше сходи хвороста набери.
Только сейчас слегка приоткрыв веко, пред глазами предстала ткань красного плаща, который судя по всему, принадлежал твоему товарищу. Такое поведение показалось слегка странным, но то, что действительно стало теплее, ты не могла не признать, поэтому все же решила его поблагодарить.
- Спасибо... что ли, - щеки тут же покрылись бледным румянцем, медленно переходящим на уши. Это приятный запах, исходящий от плаща, словно окутывал душу, заставляя трепетать все нутро и разливаясь приятной негой по всему телу. Он всегда так пах?
- Иди уже.
Не смея ему перечить, ты отбежала на несколько метров, стараясь убрать странный жар внутри живота. "Наверняка это из-за плаща, но без него холодно, так что лучше не снимать" это была первая мысль, что промелькнула голове и самое разумное объяснение сложившейся ситуации. Все же решив слишком не замачиваться, ты решила приступить к выданному заданию, которое оказалось сложнее, чем представлялось. Ведь туман все не уходил, а искать на ощупь особого желания не было. Так поле нескольких минут плутаний удалось найти лишь пару сухих палок небольшого размера. С такой добычи Кинг точно не будет в особом восторге.
"Не слишком ли далеко я зашла?'' ты обернулась за спину, вглядываясь в темноту леса и попыталась сосредоточить слух на звуке плещущейся реки, который звучал слишком отдаленно.
- Эх, ну, не убьет же он меня, в самом деле? - устало потерпев шею, твой взгляд вдруг приметил стремительно приближающийся свет, подозрительно похожий на огонь - Если конечно он не идет сжечь меня прямо сейчас вместо дров...
Сделав всего пару, шаг в его направлении до тебя вдруг дошло, что это явно не Кинг, а...
- Огненный Слизняк!
Но не успела ты достать оружие, как в голову двух метрового существа прилетело несколько пуль сразу валя того на повал. С губ сорвался тяжелый вздох обреченности. Сейчас тебе, какой никогда хотелось, чтобы это был не тринадцатый.
- Даже ничего не говори, - ты махнула рукой в сторону парня, уперевшись другой в свой бок - О, Великий Кинг, вы, как всегда были безупречный в убийстве монстра, а я в очередной раз оказалась полной дурой не сумевшей справиться с ним за одну секунду. Надеюсь, вы когда-нибудь простите мою безалаберность в данной ситуации и у меня получиться заслужить ваше прощение. Ну, как сойдёт?
- Вполне не плохо, - его тонкие губы дрогнули в еле заметной улыбке, пока он убирал пистолеты в кобуру - Но, я вообще-то молчал.
- Ага, как же. Словно мы с тобой первый день знакомы. Отличие только том, что твоя тирады была бы грубее.
Парень как-то странно сщурил свои алые глаз, подойдя в тебе на расстояние меньше полуметра. А ты все продолжала смотреть прямо в вперёд, то есть в его грудь, боясь поднять взгляд хотя бы до уровня шеи.
- Считаешь меня грубым?
Нервно сглотнув, ты попыталась что-то сказать, однако вовремя смекнула, что в данной ситуации лучше держать язык за зубами.
- Что ж я это учту, - и он развернулся, направившись в сторону вашего временного лагеря - Я постараюсь потом быть нежным с тобой в постели.
На мгновенье показалась, что твоя челюсть буквально свалилась на пол, а лицо приняло цвет ярче спелой клюквы. Ты недолго смотрела в спину уходящего Кинга и когда твоя речь вновь вернулась, просторы спящего леса огласил громкий крик.
- Что ты имел ввиду?!

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-365.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: •Что-то не так•|Сборный| Overlord|Демиург - Я, конечно, не... Пандуся Сюся 11:04:05
­Тест: •Что-то не так•|Сборный|
Overlord|Демиург


­­
- Я, конечно, не считаю подозрительным, то что ты пришел на мой этаж и без разъяснений куда-то потащил, - твой взгляд тут же переместился на свою ладонь, которую не сильно сжимал мужчина - Но может хоть какие-то ответы, я могу получить?
- Безусловно, однако, чуть позднее.
Демиург на секунду повернулся, показывает, половину своего лица с красовавшимся на нем оскалом. Тебе оставалось, лишь тяжело вздохнуть и закатить глаза, показывая свое недовольство по поводу этой ситуации. Только вот этот жест был либо жестоко проигнорирован, либо не замечен вовсе, так как, не сбавляя скорость, он все продолжал тащить тебя в свою обитель. Да, то что вы идете именно на его этаж, стало понятно, когда был пройден восьмой. А уж дальше то навряд ли.
Так пытаясь понять, что же все-таки происходит, ты едва не врезалась в резко затормозившего демона. Вы встали возле какой-то странной двери черного цвета, через которую проходил еще более странный трупный запах.
- Я туда не хочу, - резко отрезала ты, поступив на несколько шагов назад. Демиург на это заявление сдержанно просмеялся, и сверкнув очками сказал:
- Боишься?
- Мылась недавно.
Твой взгляд недовольно прошелся по обшарпанным стенам и через пару секунду, ты задала свой первый вопрос, на который вновь не услышала ответа. Вместо него мужчина, не убирая своей улыбки, открыл дверь перед собой, попросив тебя немного подождать. И всего через пару минут он уже вышел с коробкой в рукой. На первый взгляд она и правда, показалось обычной: среднего размера, из картона, зеленого цвета. Пока что-то с большим усилием не стало ее долбить изнутри.
- Угадаешь? - спросил Демиург, слегка встряхнув коробку, чтобы угомонить существо внутри.
- Даже не знаю. Бабочка?
- Бабочка?
- Ну, тогда лазурный дракон.
- Что ж, - поправив съехавшие очки, он продолжил - Тогда открой и посмотри.
Честно говоря, не особо уж и хотелось туда заглядывать. Не то чтобы ты боялась, просто, получить первый подарок за все время от своего коллеги, было... ладно это было очень подозрительно.
- Бери уже.
Демон буквально впихнул тебе коробку, давая понять по аромату, что живого там ничего нет. Ну, а крепость Назарик, то место, где опасаться нечисти явно не стоило, поэтому слегка помешкав, ты все же решила ее открыть.
- Это...
- Нравиться?
- ...Адская гончая?
- Щенок Адской гончей.
- Супер. Мне он зачем? Думаешь, мне своих тварей не хватает?
- Среди человеческих особей есть традиция дарить мелких животных в знак свое симпатии.
Что уж сказать, ты впала в легкий ступор, хотя это скорее можно описать как полное шокирование. И что вообще ему ответить? И как реагировать на полу сгнившего щенка?
- Мило, - поставив коробку на пол, твой подарок выбрался, наружу тряхнув шерстью и уронив тем самым свой кишечник, а еще кажется печень. Быстро развернувшись на пятках, ты уже было хотела уйти, но была остановлена рукой легшей на твое плече.
- Куда-то собралась? - горячий шепот донесся до твоей шей, вызвав внутри грудкой клетки приятное покалывающее ощущение, которое захотелось тут же убрать из-за неясности ситуации.
- Нет, - сказала ты и тут же сорвалась с места стараясь убежать подальше от этого места.
Демиург какое-то время смотрел тебе в след, удивленно приоткрыв рот, а затем задумчиво приложил палец к подбородку.
- Неужели нужно было начать с цветов? Где-то у меня были плотоядные гортензии.

­­

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-274.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: Профессия, которая ей не подходит [Bungou Stray Dogs] Тэттё... Пандуся Сюся 10:58:18
­Тест: Профессия, которая ей не подходит [Bungou Stray Dogs]
Тэттё Суэхиро


Тэттё ощутил лёгкие шлепки по щекам, - как ни странно, но удары были чересчур мягкие, будто кто-то несильно, в играючей манере бил его подушкой, хотя обычно Дзёно, который оставался с ним по приказу командира во время его реабелитации после битв ударял его нещадно и самозабвенно, - и резко втянул в себя воздух. Грудь после взрыва всё ещё жгло, но боли уже не было - он привык, поэтому впитывал всё в себя, как новая губка. Кровь не шумела в ушах и дыхание стало проще. Кажется, даже конечности вновь возвращали себе былую подвижность и наливались силой.
- Наконец-то Вы нашли в себе совесть проснуться, Тэттё-сан, а то я уже хотел было избавиться от такого мусора - лишний груз, который только и может что валяться без дела, не нужен "Ищейкам", - мрачно проговорил над ним смутный, возвысившийся образ недовольного Сайгику, который бы с радостью обратил свои угрозы в реальность.
- Не давите на него, - попыталась ты хмуро приструнить молодого человека, неспешно затягивая бинты на теле раненного. - Ему нужен покой после такой мощной встряски.
- Вы слишком добры к этому недоразумению, - испустил наигранный горестный вздох Дзёно, а после, иронично вскинув бровь, добавил: - Или же в Вашем вкусе подобные образцы позора?
Сведя вместе брови и бесшумно поскрипев зубами, ты пропустила мимо ушей замечание данного человека, который не понравился тебе буквально с первой секунды, однако румянец на щеках, плавно стекающий на шею и удачно спрятавшийся за белый воротник медицинского халата, тебе не удалось сдержать. Усиленно делая вид, что тебя не интересует наглый субъект за твоей спиной, ты, сдувая падающую на глаза чёлку, продолжала накладывать пластыри на мускулистое, натренированное тело мечника, испещрённое затягивающимися порезами, после которых оставался только ровный, розовый стежок. Открытые, кровоточащие раны ты закрывала белоснежными бинтами, как можно туже стягивая их, чтобы выжать остатки багровой жидкости, окропляющей ткань. Кровотечение прекратилось довольно быстро, что дало тебе повод выпустить облегчённый выдох, гордясь своими трудами. Но рассеянно бегающий взгляд молодого человека, который видел всё размыто, словно в вакууме с водой, не мог оставить тебя равнодушной - ты внимательно следила за каждым его дыханием, ловя себя на мысли, что сейчас тебя преследуют далеко не размышления о работе.
Угольные волосы мечника, которые были неряшливо разбросаны по всей подушке, образуя причудливую корону, невольно пробуждали в тебе странное желание прикоснуться к ним, пригладить, вдохнуть их аромат. Хотя, кажется, вся его плоть пропахла гарью после столкновения с Агентством, но тебя ничуть не смущал затхлый душок в отличие от Сайгику, который демонстративно морщил аристократично прямой нос. Три крупные родинки под левым глазом придавали ему особый шарм, их контуры тебе хотелось бережно обвести указательным пальцем, убедиться в том, что это чудо природы не детские рисунки, а настоящее творение искусства. Ты тряхнула головой, сгоняя с себя балласт ненужных мыслей на работе, в особенности в присутсвии таких личностей, как "Ищейки", которые не любили ждать. Дзёно, как тебе показалось, был готов силком отодрать напарника с постели и грубо выставить за дверь, но ты твёрдо знала одно: ты не позволишь ему подобную вольность и вцепишься руками и ногами в мечника, лишь бы он только прошёл адоптацию. Влюблённость ли с первого взгляда, толкающая тебя на такие безумия и мечтатльные воздыхания по очаровательному незнакомцу? Кажется, ты только что поверила, что такое явление существует и оно коснулось именно тебя, отныне преследуя, как дьявольское наваждение.
Ты затаила дыхание, как только услышала шуршание простыней; Суэхиро, привстав на локтях, начал рассматривать окружающую местность прояснившимся взглядом. Ты смотрела на него с затаённой надеждой, желая услышать о том, что твоя работа принесла свои плоды. Мечник остановил взгляд на незнакомке, заставив тебя покрыться заметными мурашками. Уловив твою реакцию, Дзёно криво усмехнулся, но краем уха ты услышала, как он омерзительно хмыкает позади тебя. Тэттё же, не отрывая любопытного взора от твоей персоны, сказал первое, что пришло в его голову, отринувшую от себя густой туман:
- Хочу пудинг.
- Идиот, - прокомментировал высказывание товарища Сайгику, скрестив руки на груди.
- Значит, жить будет! - не скрывая своей радости, воскликнула неожиданно для самой себя ты, хлопнув пару раз в ладоши. Суэхиро продолжал оценивающе разглядывать тебя с ног до головы, хотя на его лице не отражалось никаких эмоций - разве что совершенно слабая, почти незаметная заинтересованность,­ которую почувствовал Король Тьмы, что ему крайне не угодило. От этого бесспристрастного сканера ты стушевалась и соединила ладони в замок, обличая болезненную скованность при молодом человеке. А он даже не моргал; осматривал тебя внимательно, как критик, пытающийся выявить не то недостатки, не то достоинства, но вердикт он так и не вынес, оставаясь в безмолвном состоянии.
- Жаль, - посетовал на несправедливую судьбу, качая головой, Дзёно. - Чем меньше мусора на нашей земле, тем лучше.
- Как Вы можете так говорить?! - возмутилась ты, эмоционально всплеснув руками. - Он же Ваш товарищ, который рисковал жизнью ради своей команды!
- Всё в порядке, - прервал ваш наметившийся спор спокойный и ровный голос Тэттё; молодой человек окончательно принял сидячее положение с прямой спиной и опустил взгляд на свои сжатые кулаки, на которых остались бледноватые шрамы. - Это моя работа, - прозвучала смиренная фраза.
- На работе ведь тоже нужно отдыхать, - обеспокоенно возразила ты, поражаясь стойкости его железного темперамента.
- В этом нет необходимости, - уверенно отчеканил он. - Я - воин, чьи тело и сердце сделаны из стали, поэтому меня не сломят подобные пустяки. Я должен всегда подниматься на ноги и сражаться дальше за свою честь, - высказавшись, он замолк на некоторое время, задумавшись о чём-то своём, а затем выдал: - Но я всё ещё хочу пудинг. Вы не могли бы принести мне его?
- Тэттё-сан, это Вам не официантка, а медсестра. Совсем в голову ударило? - саркастично поинтересовался Дзёно, театрально цокоя языком.
Но ты, вопреки странной просьбе мечника, счастливо заулыбалась. Ты была тонкой натурой и, что касалось чувств, воспринималось близко к сердцу вдвойне.
- Всё в порядке, - проигнорировала ты нотации молодого человека. - Здесь как раз есть рядом забегаловка, там всё и возьму. Ждите здесь и помните, что больному нужен отдых.
- Вы приятная, - услышала ты флегматичный голос мечника, прежде чем успела скыться за дверью; лучше бы действительно поторопилась - сейчас тебе кажется, что ты потеряла сердце и все конечности, потому что те онемели и отказывались подчиняться, и лишь живот, в котором взвились сотни огненных бабочек, продолжал работать, трезвоня о наметившейся любовной лихорадке, хотя весна со своей романтической вуалью была ещё далека от мирских забот.

***


Тэттё не помнил, в какой момент он сумел отключиться после очередной миссии, хотя после объявления войны Агентстсву он стал довольно частым гостем в стенах больницы, веющих холодом, хлоркой и кислыми медикаментами. Во время стратегии его, как крайнюю пешку, всегда ставили впереди других значимых фигур, и по этой же причине он чаще остальных терпел крушения. Переливание крови, очистку раны и наложение швов на порез он выдержал стойко, но извлечение пули из плеча затянулось и оказалось выше его сил - она засела слишком глубоко. Последним, что он запомнил, стала слепящая боль, простреливающая шею, позвоночник, лопатку и сконцентрировавшаяс­я в ноющем затылке. Проскользнула мысль, что этого хватило для того, чтобы вывести его из строя и превратить в мертвеца, но долг перед "Ищейками" заставлял его судорожно дышать и вытаскивать силком свою мятежную душу из могилы.
Рассудок пьяно перебирал последние образы, которые запечатлел. Это походило на явственный и между тем смазанный кошмар: анестезия действовала на него плохо, вспышками, и, несмотря на ломоту в теле, он пытался подняться, вопреки наказам доктора. Но что-то будто прострелило корку мозга, заставив картину вокруг расплыться, и Суэхиро приложил ладонь ко лбу, пытаясь унять головокружение и пульсирующую боль. Невероятно мягкие ладони, которые он воссоздавал в своём воображении после первого визита к врачу, как единственное положительное прошлое, неожиданно легли ему на грудь, ненавязчиво прося снова лечь на подушку. Тэттё сфокусировал взгляд на твоём силуэте, ловя какое-то облегчение; Дзёно, который твердил о своей ненависти, не было, Теруко не клацкала челюстями возле его лица, обещая командиру избавиться от ненужного мечника, а Фукути не срещивал руки на груди, непринуждённо хохоча, и не говорил так радостно, игнорируя состояние Суэхиро: "Узнаю свою команду!". Всё было относительно мирно и спокойно, что он, впервые поддавшись изнурённости, откинулся обратно, принимая твою заботу, о которой он мог слышать только в книгах - воину ведь в конце концов были чужды даже самые редкие моменты нежности, иначе бы их огрубевшая душа дала трещину и можно было бы утилизировать испорченный продукт.
- Как Вы себя чувствуете? - мягко поинтересовалась ты, смачивая бархатную на ощупь ватку спиртом, скосив взгляд в сторону расслабленно лежащего мечника.
После твоих слов у брюнета будто что-то переключается внутри и снова зарабывает механизм бесчувственной машины, которая будет сражаться до тех пор, пока из неё не вылетят последние шестерёнки. Превозмогая слабость, он снова садится и глухо произносит, смотря на свои бледные ладони, которые решительно сжались через несколько минут:
- Готов идти в бой.
Грустная улыбка расцвела на твоих губах, как знак непримиримости со стечением обстоятельств. Ты ощущала скорбь, глядя на то, как он жестоко преодолевал себя только ради какого-то бесполезного долга. И почему он не может отречься от этого в пользу твоего желания, которое требовало безопасности для молодого человека, который уже и не был похож на обычное и хрупкое существо, каким ему было дано родиться самой природой. Суэхиро, замечая твой взгляд, подёрнутый влажной пеленой, чуть изумлённо приподнимает брови, но молчит - он не знает, что нужно говорить в таких ситуациях, когда на него смотрят действительно как на человека, а не как на оружие массового поражения.
Ты делаешь шаг вперёд, уместив ладони на его плечах. Темноволосый поднимает на тебя вопросительный взгляд, на что ты нежно опрокидываешь его на постель, не встречая сопротивлений, но и не лишаясь внимательного, почти изучающего взгляда, словно он действительно, как чужезец, пытался разобраться в спектре эмоций первого на своём пути человеческого создания. И этот любопытный взгляд далеко не вызывает уместный смешок; он пробуждает подавленность под пониманием того, что с ним сделала эта воинственная организация - он походил на давно порабощённого зомби, в чьих приоритетах преобладал голод. Пожалуй, это было единственное, что вызывало у тебя умиление и заставляло отпечаток печали на лице схлынуть, пусть его вкусы хвастались специфичностью.
- Простите, Тэттё-сан, но Вам нужно ещё отдохнуть. Ваши раны не зажили.
- Они заживут позже, как на собаке, - тебе кажется, что эти слова уже запрограмированны в нём, как в компьютере, и даже несмотря на то, что он не сделал акцент на сравнении "Ищеек" с бешеными псами, ты всё равно промотала эти слова в голове, найдя в этом особый смысл и ответ на свой вопрос о том, почему он до сих пор с ними - его заразили укусом. - Я эспер и воин, сделанны